Мы ездим на поездах, и картины за окном меняются постепенно, даже можно сказать "степенно" – медленно и гармонично. От прохлады к теплу – так обычно бывает осенью. В Германии еще цвели розы и хризантемы, и только начиналась пора листопада.

Ехали мы к моим родным, которые обосновались в Западной Германии – Ахене и Крефельде. Но по пути выходили на два дня в Варшаве, впервые. А потом ехали ночным поездом до Берлина. А потом до Дуйсбурга – немецким региональным. А там нас встречала на машине моя племянница Маша.

Четыре дня мы провели в Крефельде, два – в Ахене. Эти два города стали моими любимыми, самыми лучшими в нашей поездке. Потому что там живут мои родные. Но не только поэтому. Крефельд тих и уютен. И там везде живет сказка – в огромном дереве под окном, в пролетевшей горлице и какой-то крупной неведомой птице, в падающих листьях, южных растениях. В маленькой церкви, тыквах у порога, веселых собаках. Даже самолеты в небе меня там радовали! Хотя я их с недавних пор смертельно боюсь.

В Крефельде я просыпалась рано, и еще в темноте слышала, как летят самолеты и видела их огни. Летели они довольно низко – из Кельна и Дюссельдорфа. Потихоньку светало, просыпались птицы, шелестело листвой дерево, а как уютно было внизу, в садике под балконом! А потом в комнату прибегала наша маленькая Тея!

А уж Ахен... Это красивейший город на Земле! Он полон легенд и историй! Там такие дома, такая ратуша! А собор, в котором покоится сам Карл Великий! А гора Лоусберг! А проделки черта! Пряники! Удивительные памятники!

И совсем рядом Моншау и Маастрихт, и еще много-много разных красот и чудес. Трудно возвращаться теперь в обыденную жизнь.

Но это, конечно, были не дни в Ахене и Крефельде, а часы. Из Крефельда мы съездили на машине в Кельн и Дюссельдорф, и на автобусную экскурсию в Брюгге. Из Ахена на обычном автобусе добрались до сказочного места Моншау и до голландского города Маастрихт. И поэтому сейчас, спустя месяц, в памяти все еще медленно кружатся впечатления, как на колесе обозрения.

Я вспоминаю деревья и мостовые Крефельда и Ахена, тихие улочки этих старых городов, памятники и витрины, говорливых птиц и легкий ветер, уют домов, лестницы, перила, балконы, цветы… Меня восхитили до слез храмы, все, везде. Иконы, мозаика, фрески, живопись, витражи, своды, люстры, свечи, крипты… Личность Карла Великого. Первое известное европейское распятие и мощи трех волхвов в Кельнском соборе. Варшавская крипта в костеле Святого Яна, где покоятся польский король Станислав Август Понятовский и писатель Генрик Сенкевич.

А Дюссельдорф! В церкви Святого Максимилиана, пустой и почти темной, меня поразили картины, традиционные для всех храмов – изображение крестного пути Христа. И даже в потемках я остановилась, пораженная… Позже мы узнали, что это работы учеников школы Рубенса.

А рядом, тоже в пустом и темном храме Святого Ламбертуса, удивили неяркие дисгармоничные витражи, словно сотканные из осколков – фиолетово-желто-бело-черные. И среди острых граней фигурки монахов.

Все это соседствовало с шикарными магазинами, витринами, огнями, очень высокими домами, фундаментальными музеями, и тут же рядом был спокойный Рейн с корабликами, чайками и овечками на противоположном берегу, мирно лежащими на зеленой траве…

И колокольный звон, все дни колокольный звон! Был праздник всех святых. И все в этой поездке казалось праздником. Уже тогда появились рождественские витрины с игрушками, елками, щелкунчиками, сладостями и традиционными немецкими пряниками. Особенно хороши пряники в Ахене! Шоколадные, с орехами, с облатками, всех форм, вкусов и размеров! Один из символов Ахена – девочка с пряником. Но о легендах этого удивительного города я расскажу позже.

В Брюгге мне показалось, что мы в театре, или на кинофестивале и бродим среди декораций. Каким-то чудом сохранился средневековый город, башни, каналы, везде лодочки и лебеди, и старые храмы, и снова колокольный звон… И вдруг – Ян Непомуцкий, чешский святой, хорошо нам знакомый по Чехии. Оказывается, родина его – Брюгге. Жаль, что мы не успели попасть ни в один музей, времени было мало. Но отвели душу чуть позже, в Берлине.

Картинная галерея в Берлине – одна из лучших в Европе, а для меня сейчас – самая лучшая: Босх, Боттичелли, Караваджо, Брейгели, Кранахи, Тициан, Рафаэль, Дюрер, Веронезе, иконы… Свет и чистота через страдание и трагизм.

А Русский Берлин! Шарлоттенбург! Дома в стиле модерн! Листопад и цветы! Уникальная церковь кайзера Вильгельма и рядом новая, в синих тонах, с парящим Иисусом. Щемящая душу история о "Сталинградской мадонне", о которой недавно уже был материал на сайте нашей газеты. Светлые слезы, потрясение.

В Берлине я была впервые. Но… почему Берлин? Обратный путь был таков: час из Ахена до Кельна, потом четыре часа до Берлина, потом уже сутки на "Стриже" до Москвы. Но в Берлине мы вышли и провели там полтора дня.

Там, в Европе, несмотря на пышное цветение и первые шаги листопада, чувствовалось приближение Рождества. В окнах зажигали Вифлеемские звезды. Наряжали первые елки, развешивали гирлянды, но они еще не светились вечерами. А пряники продавали везде, и они были предвестниками счастья.

Фото автора