- Я уже три года не общаюсь с журналистами – это  вредно для здоровья, творческого микроклимата. Вы все переврете, расскажете своими словами, думая, что ваша речь более образна и востребована читателем. На прошлой пресс-конференции в Ростове-на-Дону мне сказали, что Кирилл Серебренников – мой зять. У мужа моей старшей дочери другое имя, а младшей – 12 лет. И Кирилл, вообще, не женат. При том, что Ростов-на-Дону – это его родина. Это я из самого свежего.

- Дмитрий Юрьевич, вы сыграли в сериале «Кухня» шеф-повара, в жизни любите готовить?

- Нет, я не по этому делу.

- Но ведь  Вы по образованию мас­тер-пекарь четвертого разряда. Вам как-то помогло это при работе над ролью?

- Совершенно не помогло. Это было так давно, до театрального института. Работал на хлебозаводе, и даже  смог дослужиться до кондитера четвертого разряда. Это довольно высокий разряд, всего их шесть. Еще немного и дослужился бы до министра пищевой промышленности. Брал бы взятки, сидел бы  на даче… хорошо.

- А поесть любите?

- Это да, люблю и с разнообразием. Правда, уже с возрастом врачи ограничивают. Того нельзя, сего нельзя. Любимого блюда нет, как и кухни. Я считаю, это нормально. Нельзя же любимый салат «Оливье» или икру есть с утра до вечера. С ума можно сойти.

- В сериале  большая  часть действий происходит на кухне ресторана. Те блюда, которые готовили в процессе съемок, куда потом девали?

- У нас на проекте работало семь профессиональных поваров. Их, кстати, можно увидеть на заднем плане в кадре - для количества. Если надо было что-то приготовить, они это быстренько делали. Естественно, ничего не пропадало. Если уж открывать кое-какие секреты, бывало, что-то они делали из просроченных продуктов. Бегаешь по кухне двенадцать съемочных часов, не думаешь о еде, но если она у тебя перед глазами - раздражает. Хочешь что-то съесть, все кричат: «Дмитрий Юрьевич, не трогайте, это не очень…» Бывало, что блюдо уже сняли в кадре, а продолжение будут снимать через несколько дней. Его ставят в холодильник, естественно, через несколько дней есть его уже нельзя. Так и остался голодным.

- В сериале вы профессионально владеете кухонным ножом. Откуда такое умение?

- Нам давали мастер-класс, но я недолго туда ходил. Что-то я помню из «Кулинарного поединка».  Еще они попытались снять за меня дублера,  и были довольны, что у них есть кадры, где руки лихо нарезают кабачок, огурец. Когда я пришел в кадр и подобную сцену снимал сам, вдруг режиссер кричит по громкой связи: «Дмитрий, а вы что, левша?». Я говорю: «Да». И весь дублер ушел в корзину.

- По каким критериям решаете, будете работать над ролью или нет?

- Сначала - грамотный ли сценарий. Если на первых десяти страницах вижу пять грамматических ошибок, то сценарий закрываю. Мне почему-то кажется, что неграмотные люди не могут создавать интересные вещи. Потом читаю всю историю. Если она мне кажется удобоваримой для зрительского восприятия и моего участия, то соглашаюсь. Затем спрашиваю, сколько дней на серию, если речь о сериале. Если  день-два, я отказываюсь сразу. Потому что этой продукции много на телевидении. И сразу видно, что это сделано на коленке, спешно. Я враг халтуры. Дальше я спрашиваю, кто режиссер и кто актеры. Потому что есть актеры и неактеры, либо их покровители заставляют нас думать, что они актеры. На самом деле у нас очень талантливая страна, много талантов, но им мешают недоучки, недоталанты, люди, которые попадают в кино по связям. С ними отвратительно сосуществовать вместе. Мало того,  что за них приходится что-то доигрывать, что-то им советовать, так еще же обижаются. Непрофессиональный зритель - и тот понимает, что его обманули в чем-то.

- Недавно на канале «Культура» был показан спектакль «Абонент временно недоступен». Вам нравится ваша роль?

- Канал «Культура» решил возобновить телевизионные театральные постановки, потому что спектакли, просто перенесенные на экран, проигрывают. Они сделаны в живом формате с живым зрителем. При абсолютном переносе на экран что-то нарушается. Это давно известно. Форма телевизионного спектакля была распространена в советские времена, когда не было ни канала «Культура», ни рекламы, а было государственное финансирование. Сейчас канал решил возобновить эти вещи, предложил мне как режиссеру снять спектакль. Я дал список предложений, выбрали спектакль «Абонент временно недоступен». Это очень тяжелый формат, моноспектакль. Канал «Культура» нищенствует, очень много денег уходит на всякую ерунду, а на какие-то серьезные, качественные вещи ни времени, ни денег не хватает. Поэтому, несмотря на то,  что спектакль был снят почти даром, я не смог отказаться. Титаническое напряжение, огромное количество текста, кратчайшие сроки - пять съемочных дней. Это было трудно, но это благодарная работа.  

- В каких полнометражных лентах мы вас увидим?

- Почему-то в полнометражных фильмах я больше востребован за границей. Последнее, что я сделал, и в ноябре этот фильм будет озвучиваться, - французская картина «Мобиус».

- А какие роли чаще предлагают в России?

- После работы в сериале «Закон» я не стал оставаться в типаже судьи. Тут же дал согласие на «Марш Турецкого» на роль мерзкого мэра-насильника. Хочу все время разные роли, а то будет как в советские времена, когда все прибалтийские актеры играли шпионов и немцев, а несколько считанных людей играли секретарей парткомов. И кто-то, сыграв врага, всю жизнь играл врага.  Надо все время себя менять. Я это называю расталкивать себя изнутри локтями.

- Вы себя считаете больше кино- или театральным актером?

- Театральным.

- Почему вы перестали сниматься в «Кулинарном поединке?

- Принимая решение об участии в «Кулинарном поединке» на НТВ, я долго мучился, советовался со знающимися людьми. Но когда понял, что не надо играть какого-нибудь поваренка или комика, то согласился. Стал участвовать в этой доброй и во многом полезной для зрителя истории. Тут главное – поболтать со звездами, хотя кулинарными способностями они блещут мало. Есть такие, которые готовят только быстро, и такие, которые - только вкусно. Но совместить эти понятия могут лишь единицы. В принципе неплохая передача -  учила людей пользоваться разнообразием продуктов, которые появились сегодня на прилавке. Но это же постоянное обжорство! Мне хватило, пускай теперь Михаил Пореченков толстеет.


Фото автора