Эдгард:  - Наша программа – это больше 100 артистов, около 80 животных, 10 фургонов с оборудованием. Мы привезли большое количество светового и лазерного оборудования, программа сложна технически, насыщена всевозможными эффектами. Ну и, конечно, то, что ждут от братьев Запашных в первую очередь, – хищники: тигры, львы, в том числе и альбиносы, а также трюк, занесенный в книгу рекордов Гиннеса – прыжок дрессировщика верхом на льве. Прыжок верхом на льве – визитная карточка программы. Мы усложнили номер. Теперь Аскольд прыгает на льве над тремя тиграми, лежащими на манеже. Не дай Бог упасть… Все воздушные акробаты в программе работают без страховки. Есть попугаи, собаки, большой конный аттракцион «Эллада», в котором принимает участие 19 человек. Конечно же, клоуны – звезды большого московского цирка, заслуженные артисты России Сергей Колганов и Олег Белогорлов. Один из ключевых номеров программы - новый конный аттракцион «Эллада», не имеющий аналогов мире. В этом году этот номер покорил жюри V Международного фестиваля в Ижевске и стал обладателем главного золотого приза. В «Элладе» представлено сразу несколько цирковых жанров: жонглирование, джигитовка, па-де-де, акробатика на лошадях и другие. Цирк – это эксперимент над человеческими возможностями. Плюс творческие амбиции. Возможно, нам уже не стоит слишком стараться: нас знают, публика придёт обязательно. Но хочется не только славы, но и уважения коллег.

- А зачем вам  собственная рок-группа Teo Sound?

ЭдгардИз-за экономии средств цирки утеряли свои оркестры. Помню, что в омском цирке был замечательный коллектив, он даже выезжал за рубеж на гастроли. Помучившись несколько лет, мы решили собрать собственную группу. Определили для себя стиль – рок. Собрали музыкантов. Здесь солисты Валерий Кипелов и Сергей Маврин  из группы «Ария». Они же пишут музыку. Ребята уже более трех лет работают с нами. Причем, играют не только рок,  а исполняют любые мелодии. Мы же понимаем, что в цирк приходит разная публика, в том числе пожилая, не привыкшая к такому жанру.

Аскольд: У нас и скрипка играет. Группа – гордость нашего коллектива. К нам на представление люди приходят по несколько раз, говорят, что не успели трюки посмотреть, отвлеклись на игру музыкантов.

- Эдгард, 11 июля – у вас день рождения. Как вы его отметили в Омске? 

Эдгард: - Классически. Готовились к премьере. А потом сыграли с вашими журналистами в футбол. В первый раз против нас не поставили професссионалов, все было по-честному. Ну и выиграли – день рожденья же!

 – Какие виды спорта предпочитаете?

Эдгард: - Я люблю контактный спорт – бокс, бои без правил и другое. Аскольд хорошо играет в хоккей, я же на коньках вообще не стою. А еще я фанат Федора Емельяненко. Ездил на его последний бой, где смог снять с него перчатки и умыкнуть их себе! Хотя его брат Саша угрожающе на меня посмотрел, но Федор сказал: «Саша, отдай». Потом они оба расписались на перчатках. Горжусь.

– Аскольд, сейчас на арене ваша младшая дочь Ева, она тоже продолжательница династии?

Аскольд: - В Омск мы приехали всей семьей: моя жена Эля и две дочки – Эльза и Ева. Я желаю своим детям счастливого будущего. Но если они захотят сами выбрать себе путь, не стану спорить. Нас родители тоже воспитывали разносторонне, не навязывали цирк, но научили его любить, а значит быть мастерами своего дела. 

– Как отдыхаете между представлениями?

Аскольд: - Любим кино, часто ходим труппой на премьеры, смотрим достопримечательности города, в котором выступаем. В Новосибирске, где гастролировали до вашего города, дружно посетили зоопарк. Думаю, и в Омске найдем, куда сходить.

 -   Ваши имена ассоциируются исключительно с тиграми и львами…

Аскольд: - На самом деле есть много жанров, которыми мы с братом владеем. Мы столько лет работаем. Иногда подходит какой-нибудь наивный человек и спрашивает: интересно, а в вашем цирке, кроме вас,  еще что-то есть?

 - Говорят, вы очень скромны в быту.

Эдвард: - Мы не любим понтоваться.  Перед своими же? Перед цирками, в которых работали наши родители, а теперь мы? Конечно, административная группа приезжает, чтобы посмотреть состояние, изучить обстановку. Нам не надо устриц и надушенных полотенец. Но есть вещи, которые нельзя не требовать – условия содержания животных, пожарная безопасность, техническая исправность. Некоторые цирки мало того,  что находятся в запущенном состоянии, они еще и не убраны, банально не существует системы оповещения при пожаре, температурный режим не соблюдается - вот это уже требования. Когда наша административная группа приехала в ваш цирк посмотреть обстановку, мы не то что бы потребовали - мы сами отремонтировали манеж, не хотели, чтоб наши джигиты поубивались. Такие вещи, конечно, обязаны быть в должном состоянии. Нас беспокоят действительно важные вещи, в числе которых и условия содержания животных. Мы постоянно - и на уровне Министерства культуры, и на уровне локальных цирков - обсуждаем условия расширения цирковых территорий для того, чтобы животные не ютились в маленьких вольерах, построенных ещё в СССР.

- Кто в вашей паре ведущий?

Эдгард: - А мы не считаемся. Все, чего добились – благодаря друг другу. Я больше на виду, но это проходяще, а брат – навсегда. Многого добились, но можно было бы и больше, будь другие обстоятельства или другая страна. Но мы  патриоты  и рады тому, что все получается в нашей стране. Еще лет десять назад никто представить не мог, чтобы цирковые попали в список Forbes, а мы  уже лет пять стабильно в первой двадцатке. Гордимся, что доказали -  шоу-бизнес это не только люди с микрофонами. И театр кукол может стать миллиардером, если будет делать качественный спектакль, идти в ногу со временем, уважать публику.

- Вам этого мало – быть в списке Forbes? Теперь вы подались в политику...

Эдгард: - Это важно, как вы не понимаете? Я стал членом общественного совета при Министерстве культуры России. Мы организовали рабочую группу по вопросам циркового искусства, которая должна заняться поиском путей вывода из кризиса компании «Росгосцирк». Владимир Путин уже подписал стратегию развития российского цирка до 2020 года. Теперь дело за инициативой. Вот в Омске  пригласим на представления ваших мэра и губернатора. А потом обсудим совместно, как они видят ситуацию, какие законы, по их мнению, надо менять, как циркам выстраивать отношения с региональной властью. Потому что рычаги воздействия у нас с братом сегодня есть – через федеральную прессу, через тот же Минкульт. Чтобы сдвинуть ситуацию с места, должно быть желание. А чтобы оно появилось, представителям власти нужно прийти в цирк. Я уверен – они давно в нем не были.

Аскольд: - Самое главное - власть стала обращать на цирк внимание. То, что циркового артиста  включили в общественный совет Минкульта – уже достижение. Есть желание что-то делать, что-то менять.

- Я слышала, что о трагедии в Крымске вы узнали в Омске…

Аскольд: - Когда мы узнали о том, что принимаются пожертвования и гуманитарная помощь, решили помочь. Мы чего-то добились в этой жизни благодаря своей человеческой позиции. Мы с братом всегда стараемся помочь людям, которые попали в трудное положение. Артистам нашего цирка, которые получают травмы. Бездомным детям, ребятам из сложных семей, которые в шаге от того, чтобы попасть в колонию. И если ты, зная про катастрофу в Крымске, можешь что-то сделать, сделай! А не кричи, какие плохие президент, премьер-министр, губернатор или мэр...

 - Бытует мнение, что жизнь зверей в цирке - мучение...

Эдгард:  - Мы перевозим их в отапливаемых фургонах на пневмоподушках, чтобы не трясло. Кормим регулярно. В цирковом сообществе активно борются за права животных. Я не раз выступал в Госдуме по поводу законопроекта об ответственном отношении к ним: нужно лицензировать общение с дикими представителями фауны. Чаще всего насилие над зверями бывает в шапито. При правильном отношении дрессура – это норма. Я предлагаю пристраивать к большим циркам зоопарки. Животные отработали программу - вышли гулять на территорию, где есть бассейн, препятствия. И людям это интересно. Мы пытаемся донести эту идею до функционеров.

- Вы столького достигли. Есть о чем мечтать?

Аскольд: - Российский цирк сейчас находится в плачевном состоянии, с каждым годом все более усложняющемся. Власть ведь все еще не повернута лицом к искусству. На Большой театр сейчас выделили денег вполовину больше, чем мы просим на все цирки в стране... А в цирк ежегодно ходит каждый четырнадцатый житель страны. Это массовое искусство, в котором множество проблем. Большой театр - это всего 200 тысяч зрителей в год. Много жителей в регионах когда-нибудь побывают в Большом? Большой театр – он там. А жизнь – здесь, в Омске, Иркутске, Владивостоке. Я вижу нашу нынешнюю задачу с братом в том, чтобы поднять цирковое искусство на более высокий уровень. И для этого у нас сегодня есть возможность. Вот такие вот мечты. Ну и свое собственное здание иметь, конечно…


Фото автора