Показ будет обставлен торжественно — он пройдет в кинотеатре нового поколения «КАРО 11 Охта», в залах LUXE: A RealD Experience, рассчитанных на поклонников супербольших экранов, и Black, где есть полностью раскладывающиеся кресла, подушки и пледы и даже персональная консьерж-служба. Но удовлетворит ли сам фильм поклонников одного из самых ярких русских классиков? По сюжету ленты обитатели Диканьки встречаются лицом к лицу со своим создателем Николаем Гоголем, молодым писарем из Петербурга, который страдает загадочными припадками и может общаться с персонажами из потустороннего мира. Вместе со своим начальником, блестящим столичным следователем Гуро, начинающий писатель приезжает на Полтавщину расследовать таинственные убийства девушек.

Александр Петров, исполнитель роли Гоголя, отвечает на возможные претензиик своему персонажу так: «Кто-то говорит, что я совсем не похож на Гоголя. Так вот, мы и не пытались. Задача «Гоголя» - через современный подход показать его внутренний мир, который до сих пор будоражит умы и сердца людей, читающих его великие произведения».

Исполнитель роли Гуро Олег Меньшиков тоже доволен своим участием в проекте: «Такой запутанный сюжет мне показался крайне интересным. Вообще в этом проекте есть та доля хулиганства, которая необходима любому виду творчества. Судя по впечатлениям первых зрителей фильма, вполне может быть, моя интуиция в очередной раз меня не подвела». Узнать, так ли это, мы сможем уже скоро (следите за рецензиями в «УГ»).

А пока режиссер фильма Егор Баранов ответил на несколько вопросов нашего корреспондента:

Конечно, замахнувшись на Николая, нашего, Васильевича, мы заранее понимали, что обвинений в посягательстве на великое не избежать. Но если вы посмотрите фильм, то увидите, что с воображением у его авторов всё в порядке. Наш проект не следует досконально ни текстам классика, ни изгибам его биографии – это наша фантасмагория, размышление о внутреннем мире Гоголя. И я не вижу проблем в том, чтобы браться за классические сюжеты: если качественно и с любовью интерпретировать их в современной форме, то это только привлечёт внимание молодой аудитории к их авторам.

Классика – это не то, что должно пылиться на полке в библиотеке или музее. Да, читая книгу мы создаём своё представление о произведении, его героях и атмосфере, а чужое видение может очень сильно отличаться от нашего. Но это не плохо, это просто другой взгляд. Кроме того, Николай Васильевич Гоголь был по своей природе хулиганом, и мы хотели, чтобы наш фильм сохранил дух его произведений. Он был первооткрывателем: первым принёс в Россию традицию мистического триллера, а мы её продолжили по-своему. В России не так уж часто берутся за мистику, тем более мистику в готической манере, совсем чуждой родному кинематографу.

Вы уверены, что школьникам стоит это смотреть?

Я не понимаю все эти возрастные ограничения, которые стали так популярны в последнее время. Возрастные ограничения адресованы в первую очередь родителю, который сам решает, вести ему ребёнка в кино или нет. Никто не запрещает школьнику прийти в кино и посмотреть фильм вместе с родителем.

Ваш проект стилистически похож на фильмы Тима Бертона. Как вы реагируете на такие сравнения?

Для меня Тим Бёртон – король жанра готики, и его манера максимально близка к тому, чего мы хотели добиться. Но, при всём к нему уважении, он не владеет всей готикой. В России любят вешать ярлыки, не посмотрев кино. Если ты снимаешь гангстерский боевик, то ты неизбежно косишь или под Гая Ричи, или под Тарантино. Если мы говорим о мистике, не лишённой романтики и приключений, это в каком-то смысле и есть готика. Наш герой – рефлексирующий человек, неуверенный в себе. Его разъедают фобии изнутри. Чтобы показать острее этот сюрреалистичный мир, готический романтизм наиболее удачен. Думаю, именно поэтому зрители увидели западные визуальные эффекты. Но при этом они же подмечают, что это легко и органично воспринимается.


Наталья Боброва, Елена Рыжая

Фото с сайта www.kino-teatr.ru