Сын букмекера на скачках провел бурную юность в английском Лидсе. Беззаботно оставив школу, он работал репортером в местной газете, 2 года прослужил во флоте и, заработав право на стипендию, неожиданно поступил в Королевскую академию драматического искусства. Впрочем, мечта о лицедействе всегда владела честолюбивым, хотя и легкомысленным юношей.

Его театральный дебют в бристольском «Олд Вике» был блистательным: за 3 года – 70 ролей, среди которых Гамлет, Владимир из пьесы «В ожидании Годо» и Профессор Хиггинс в «Пигмалионе» земляка О’Тула Бернарда Шоу. Питер оказался тем артистом, который не делает различия между экраном и сценой, исполняя любую роль в полную силу. Но сокрушительное обаяние, выигрышная внешность и здоровая наглость знающего себе цену человека вознесли его на вершину кинематографического Олимпа – под самое небо, на голливудские холмы.

Первые роли в кино прошли незамеченными, но в 1962 году британский режиссер Дэвид Лин решил экранизировать захватывающую автобиографию героя Арабского восстания Томаса Эдварда Лоуренса «Семь столпов мудрости», пригласив на главную роль тогда еще не знаменитого Альберта Финни, по иронии судьбы бывшего сокурсника О’Тула в Академии. Натурные пробы, обошедшиеся студии в 100 тысяч фунтов стерлингов, оказались удачными, но артист не захотел связывать себя 7-летним контрактом. И роль ушла к его однокашнику Питеру.

Глядя на портреты полковника Лоуренса, замечаешь сходство благородного офицера со стройным, гибким красавцем с удлиненным лицом и поразительно синими прозрачными глазами. Однако брат покойного разведчика не находил между ними ничего общего. Внешность исполнителя породила завистливую шутку, что будь он еще хоть немного красивее, фильм нужно было бы назвать «Флоренс Аравийская».

Съемки действительно оказались невероятно долгими, что позволило исполнителю прожить весомый кусок жизни вместе со своим персонажем. В начале картины герой О’Тула предстает нервическим юношей, прикрывающим под маской независимости и эксцентричности болезненную неуверенность в себе. Командировку в самое сердце пустыни он воспринимал как проверку собственной мужественности. Что ему до арабов? И вдруг проблемы разрозненных племен становятся бедами и болями рафинированного офицера-аристократа, уверенного, что ничто на земле не предопределено.

В масштабной картине, длящейся почти 4 часа, артист вылепливает цельный характер. Его герой то верит в свое избранничество, откровенно красуясь в белом бурнусе на фоне зыбучих песков, то мучается от бессилия и неумения переживать провалы: турецкие плети, уродующие спину Лоуренса, оставляют еще и незаживающий след в его сердце.

Арабы обожали и обожествляли своего предводителя: преданным взглядам Омара Шарифа и Энтони Куинна безоговорочно веришь, стоит лишь увидеть властного и самодовольного, умного и проницательного, гордого и ранимого полковника «Аль-Лоренса», прошедшего до победного конца кровавую войну не столько с Османской империей, сколько с самим собой.

Лоуренс в исполнении О’Тула не был положительным персонажем – он был живым, изменчивым, ускользающим. Тот же человек, что бросался спасать ребенка в пустыне, не думая о себе, спустя лишь немного времени жестоко убивал врагов, а иногда и друзей. На войне нельзя не испачкаться в крови, и светлые ткани одежд темнели от грязи, а душа покрывалась коростой. То, что он делал, за что сражался, – не было ли это лишь стремлением удовлетворить гордыню, изжить неуверенность в себе? Было и тем, и другим, и третьим – как Лоуренс Аравийский был и великим героем, и трусом, и предателем.

Звездная роль в великолепном фильме принесла О’Тулу первую номинацию на «Оскар» и первый «пролет» мимо престижной награды. Пережить поражение помог еще один Лоуренс – великий Оливье, предложивший сыграть Гамлета в постановке Национального театра.

Потом были другие роли, сопоставимые по масштабу с образом полковника-героя: по воле судьбы оба раза это были воплощения Генриха II – молодой король в фильме «Бекет», где его партнером стал Ричард Бертон, и «Лев зимой», в котором Питер О’Тул в дуэте с лучшей своей партнершей Кэтрин Хепберн сыграл постаревшего самодержца. Еще две номинации на «Оскар» – и еще две неудачи.

Его грандиозные экранные работы – своеобразный путеводитель по истории крупнейшей кинопремии. В «Правящем классе» он был сумасшедшим аристократом, вообразившем себя Иисусом, в картине «До свидания, мистер Чипс» проживал долгую жизнь вместе с героем – школьным учителем, бросающим взгляд в прошлое, в «Трюкаче» безжалостно манипулировал людьми, воспринимая их как марионеток в игре великого режиссера – Элая Кросса, то бишь себя самого.

В фильме «Мой лучший год», тоже не принесшем ему заветную статуэтку, Питер О’Тул сыграл практически себя – эксцентричную потрепанную кинозвезду в вечном подпитии, умеющую преподносить сюрпризы. А 2007 год подарил ему последнюю крупную роль и последнюю лукавую надежду на «Оскар»: в картине «Венера» он выступил в нехарактерном для своего амплуа сентиментальном образе артиста, умирающего от рака.

Его любили во всех работах, независимо от жанра и художественной ценности фильма, в котором он появлялся. «Что нового, киска?» и «Как украсть миллион» по-прежнему остаются непревзойденными комедиями, хотя невозмутимый О’Тул будто и не прилагает никаких усилий для покорения зрителя.

Его красота, обаяние и талант, запечатленные на кинопленке, не тускнеют с годами. Даже если бы не было 8 удивительных ролей-номинантов на главную кинематографическую премию, артист все равно вошел бы в когорту великих. Смешно говорить, что у Питера О’Тула нет «вишенки на торте» в виде золотого рыцаря, опирающегося на меч. Он прожил сложную насыщенную жизнь, боролся с болезнью, алкогольной зависимостью, забвением, неудачами – и победил, навсегда оставшись в памяти киноманов синеглазым красавцем в белом бурнусе.


Фото с сайтов

images.cinemaring.com, content-9.foto.my.mail.ru