Если честно, название этого городка на севере Франции большинству из нас ничего не говорит. А между тем для наших союзников во Второй мировой Дюнкерк значит не меньше, чем для нас - Сталинград. С этой географической точкой связана знаменитая на Западе эвакуации, которая, пусть и произошла в первые месяцы войны, но оказала прямое влияние на ее исход.

…По улицам мертвого курортного городка несется Томми (Фьён Уайтхед) – юный солдат, которому предстоит пройти все круги ада. Под обстрелом он выскакивает к морю. Прекрасный песчаный пляж. И огромные очереди - сотни тысяч солдат британских и союзных войск, окруженных противником, попавших в ловушку, ждут помощи своих с моря. В их глазах – страх и отчаяние.

И тут Нолан разворачивает битву миров в трех стихиях - на земле, воде и в воздухе. «Спитфайры» ВВС Великобритании ведут бои с противником в небе над Ла-Маншем, пытаясь с воздуха прикрыть беззащитных людей, а сотни гражданский лодок и катеров проводят отчаянную спасательную операцию.

- Случившееся под Дюнкерком – один из величайших сюжетов в истории человечества; гонка со временем, где ставка – жизни людей, - говорит Нолан. - Невероятный саспенс, только это было на самом деле. Наша задача – дать зрителю прочувствовать это, сохранить уважение к истории, не потеряв градус напряженности и привлекательности для аудитории.

Эти события давно будоражили воображение режиссера:

- Как и большинство британцев, я вырос на рассказах об эвакуации из Дюнкерка, о победе, вырванной из мертвой хватки поражения. Это значительная часть нашей культуры. Она у нас в крови.

Спасательная операция под Дюнкерком вошла в историю под названием «Динамо». Джошуа Левин, автор книги «Забытые голоса Дюнкерка», выступил историческим консультантом на площадке. А командующего британскими ВМС сыграл легендарный Кеннет Брана, который уверен:

- Наши жизни могли бы быть совершенно другими, если бы попавшие в ловушку люди не выжили в те отчаянные дни, не защитили наше будущее. Роль этого события в нашей военной, социальной, политической и культурной истории нельзя недооценивать. Считается, что эвакуация –негеройское деяние, но каким-то непостижимым образом она открыла нечто феноменально героическое в человеческих душах.

В этой ленте, которую некоторые критики сочли излишне пафосной и прямолинейной, Нолану удалось создать плотную метафизическую атмосферу спрессованного времени. Несмотря на то, что события в воздухе, на воде и на земле разворачиваются не параллельно, они туго сплетены в один канат. По сути, режиссер «переиграл» время:

- Конечно, я прекрасно знаю, что солдаты оставались на пляже почти неделю, лодка пересекала залив за день, а пилот «Спитфайра» мог находиться в небе лишь час. Но моя задача была связать все эти линии в единое целое. Потому что такое переплетение историй делает каждую из них очень личной, заставляя близко к сердцу принимать путь каждого героя и осознавать, что есть еще сотни и тысячи сюжетов, скрытых от твоего взгляда.

И вот, что важно: «Дюнкерк» нужно обязательно смотреть на большом экране – потому что подобного масштаба съемок, которого добился оператор-постановщик Хойт ван Хойтема, на мониторе компьютера вы не оцените.

Увы, не обошлось без досадных глупостей, вроде кондового дубляжа, но все это искупает мощный антивоенный пафос ленты. Тот самый, которого тщетно пытались достичь наши «Сталинград» и «28 панфиловцев»…

Может показаться, что эвакуация 400 тысяч солдат из ада - не лучший повод для гордости сограждан. А кто-то наверняка заметит, что для столь мощного высказывания лучше было бы найти сюжет более героический. Но оказалось, что спасение людей иногда оставляет в душе не менее сильный, даже сакральный след, чем их гибель. Жертвоприношение отменяется – и это победа человечности, гуманизма и солидарности. По сути, антивоенный фильм стал новым гимном жизни и миру. Пусть и в столь экзотичной форме.

Фото: kinopoisk.ru