Билеты можно купить электронные и оплатить их сразу, а можно и так прийти и постоять в очереди в кассу. Мы были в субботу, и очередь была небольшая, потому что основная часть зрителей шла по электронным билетам.

Мне повезло. Я была на выставке Зинаиды Евгеньевны в 1986 году, была в 2014-м, видела её картины в Третьяковской галерее и разных провинциальных музеях. Вот недавно — в Ярославле проходила семейная выставка — Бенуа-Лансере-Серебрякова.

Но сейчас… Наверное, только треть картин известна и очень известна. А всё остальное — ВПЕРВЫЕ. Из наших музеев, из запасников Третьяковки, из Бельгии и Франции, из частных собраний. Выставка огромная. Одиннадцать залов. Все этапы творчества. Несколько стран. Разные стили.

Это и картины природы, и крестьянский цикл, и портреты детей, мужа, мамы. Работы, написанные в период жизни в Петрограде в доме Бенуа. Франция. Марокко.

Впервые экспонируются бельгийские панно, выполненные в 1936 году по заказу барона Ж.-А. де Броуэра. Это единственный у художницы состоявшийся опыт работы в архитектуре. Шесть панно в духе фламандских мастеров XVII века. Долгое время судьба панно была неизвестна, но вилла осталась цела после войны.

А марокканский цикл! Лица, краски… И чудесное письмо Серебряковой об этой поездке. Впервые я читала её письма, они есть в каталоге выставки. Мысли, чувства, впечатления, слог… — трудно было оторваться от чтения.

Впервые я видела портреты мужа Зинаиды Евгеньевны Бориса, разные. Впервые — портреты детей. Не те, хрестоматийные, что не раз выставлялись, а новые для зрителя. Милые домашние зарисовки и серьёзные работы.

Пейзажи настолько хороши, что можно долго стоять, восхищаясь и радуясь морю, деревьям, горам. Крыму, Швейцарии, Франции. Щедрым сочным краскам. А Нескучное! Родовое имение. Поля, дома, деревья, колосья, капуста… Увидеть в обыденном чудо непросто. А здесь в каждой картине чудо.

Крестьянские лица. Многие и прежде были знакомы зрителям. Но здесь появились имена — Христя, Поля, Галя, Игнат… И можно прочитать о них! Тексты авторов экспозиции и воспоминания родных этих крестьян.

А ещё декоративное оформление ресторана Казанского вокзала, аллегории стран Востока. Работа над ними шла вместе с другими художниками «Мира искусства» в 1915–1916 годах и не была завершена. В основу замысла легла идея о роли России как моста между Западом и Востоком.

А как тонко подана биография мастера! Даты, события, фото, родословное древо… И там длинный ряд сидений, можно читать, удобно на них расположившись. И смотреть в окно.

Есть банкетки и в залах. И, конечно, аудиогиды есть. И пять разных книг о Серебрякой, от дорогих до более дешёвых.

И очень уютное маленькое кафе.

Жизнь Зинаиды Евгеньевны нелегка, она хорошо известна. Но может ли быть лёгкой судьба гения? Судьба одного из лучших художников столетия? И бывает ли лёгким время? Подлинный дар — это и радость, и крест. Это то, что мы называем судьбой.