26 мая театр принимал поздравления по поводу получения престижной награды, которую называют оперным «Оскаром». Компетентное жюри, в чей состав входили руководители крупнейших европейских оперных театров, критики и специалисты, причастные музыке, отметило обширную образовательную и просветительскую работу коллектива. Что особенно приятно, потому что другие претенденты были не менее сильны - сопрано Анна Нетребко, режиссёр Кирилл Серебренников (еще до скандальных событий), Уэксфордский оперный фестиваль (Ирландия), Лионская опера (Франция)... Церемония вручения награды состоялась в Лондоне.

В театре Сац пышных торжеств и приветственных речей решили избежать: на приеме собрались только самые близкие – но какие! Среди приглашенных были оперные режиссеры Европы, худрук «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман, танцовщик и хореограф Андрис Лиепа, художник Михаил Шемякин, академик РАО Евгений Ямбург и другие. Некоторые из именитых гостей даже выросли за кулисами театра Сац, как, например, Бертман. Словом, на вечере было очень тепло и дружески. Все искренне радовались и поздравляли коллектив театра в лице художественного руководителя театра Георгия Исаакяна и бессменной заведующей педагогической частью Роксаной Сац, дочери легендарной Наталии Сац. Завершила вечер премьера драматического балета «Маскарад», которая еще раз подчеркнула просветительский характер репертуара театра.

По словам Исаакяна, «Маскарад» – очень значимая для площадки работа, которой коллектив может гордиться. Постановщиком балета стал главный хореограф сцены Кирилл Симонов. Спектакль приобщает зрителей к классике литературной и музыкальной, ведь наследие Арама Хачатуряна преподносится в постановке весьма бережно и тщательно. Специалисты отмечают великолепную оркестровку произведений композитора, представленных в редакции Алевтины Иоффе.

Образовательно-просветительская линия Театра им. Н.И. Сац, теперь отмеченная и на европейском уровне, предполагает большой масштаб творческой деятельности, адресованной разным возрастным категориям. Связь с драматическим искусством является ключевой в таком контексте работы. «Рефлексия культуры и истории очень важна в наших стенах»,– говорит Георгий Исаакян. Не случайна и постановка «Маскарада»: сто лет назад состоялась гениальная премьера Всеволода Мейерхольда, в которой доминировало ощущение страха и предчувствие крушения империи.

Как балет «Маскарад» впервые был представлен в 1982 году в хореографии Натальи Рыженко и Виктора Смирнова-Голованова. Выпускник Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой, учившийся в классе выдающегося балетмейстера Игоря Бельского, Кирилл Симонов рассказывает вечную историю ревности, гордости, страсти и преступления языком современного танца. Но связи с культурной традицией прошлого, столь важной для Театра, не прерывает: в пластике рук артистов угадываются мотивы творчества Олега Виноградова.

Исповедует преемственность ценностей и художник Александр Орлов. Он создает на сцене зеркальное пространство, с одной стороны, замыкающее в себе танцоров, с другой – рождающее множество отражений, что подчеркивает повторяемость событий, невозможность вырваться из неразрывного круга любви и подозрений. Стеклянные кабины с лифтовой конструкцией дверей напоминают о блистательном декорационном решении другого «Маскарада» – спектакля Валерия Фокина, поставленного в Александринском театре и оформленного Семеном Пастухом, получившим за эту работу «Золотую Маску» в 2016 году. Система полупрозрачных занавесей: внешней черной, в глубине коробки – зеленой, обозначающей дом Арбениных, и красной – для комнаты Нины (Анна Маркова) – снова отсылает к сценографии питерской постановки и далее – к восхитительному сценическому оформлению Александра Головина, участвовавшего вместе с Мейерхольдом в гениальном театральном прозрении 1917 года.

Совершенно оригинальной предстает работа художника по костюмам Стефании Граурогкайте, наряду с Орловым часто сотрудничавшей с коллективами из Санкт-Петербурга. Участники маскарада одеты в платья, напоминающие то колоду карт (мотив игры в постановке важен), то шахматную доску, то домино: одежды сшиты из двух кусков ткани контрастных цветов. Баронесса Штраль (Феличия Русу) словно соткана из противоречий: любовной страсти, окрашенной в алое, и черной зависти к Нине. Туалет главной героини в первом акте – настоящее откровение, запоминающееся так же, как некогда врезался в память убор головинской Нины, отделанный траурным треном: это белый кружевной чехол, из-под которого мерцает красный переливающийся атлас. Чистота и опаляющее пламя любви – вот что такое персонаж Анны Марковой.

Светлая, целомудренная Нина становится центром постановки. Хореография возносит ее на высоту рук партнеров, и девушка парит над миром, как птица, не ведающая зла и горя. Гибкая, выразительная артистка выражает главную идею спектакля: только нравственность может противостоять безумию гордыни и страсти, хотя порой и она оказывается бессильна. Анна Маркова проявляет драматическое дарование, читая монолог из пьесы Михаила Угарова по мотивам «Маскарада». Возможно, мизансцена стала бы глубже при использовании классического текста, но проникновенный голос актрисы заставляет сочувствовать ее героине и постигать трагедийную суть происходящего.

Три темы определяют спектакль: игра, уродующая человеческую личность; маскарад, выявляющий истинное лицо каждого; любовь во всех ее проявлениях. Пожалуй, заглавный мотив проведен интереснее других: блестяще решенные массовые сцены создают атмосферу дьявольского карнавала, где под масками таятся пороки и греховные желания. Дуэты Нины с Арбениным (Олег Фомин) красивы и длинны, особенно много их в финальной части балета. Интересно, что главный герой кажется несколько отстраненным и как будто не влияет на ход событий, что будит мысли о том, что же нас ведет в жизни — рок, случайность, бог, дьявол?

Словом, премьера театра Сац еще раз подтвердила, что знавшая множество трактовок драма Лермонтова до сих пор не исчерпала своих подтекстов и идей, возбуждая искренний интерес как художников, так и зрителей.



Фото Татьяны Ефлаевой и Елены Лапиной