- Впервые я попала в ЦДРИ вскоре после переезда из Ленинграда на один из вечеров Клуба Творческой Молодежи, - отвечает на мой вопрос, как состоялось ее знакомство с местом будущей работы, Энгилиса Георгиевна. - Это были самые интересные программы старшекурсников и выпускников. До сих пор помню выступления совсем юных Ларисы Голубкиной и Кости Райкина, которых ждали, которых приветствовали, как большую надежду нашей сцены,  как ее будущее.  И вся атмосфера концерта была проникнута такой радостью, таким воодушевлением! Мне это очень понравилось. Это был особый мир с такой историей, с такими традициями. На лестнице можно было невзначай встретить Руфину Нифонтову, Елену Гоголеву, часто приходивших сюда.  Здесь любила концертировать обладавшая редчайшим по красоте голосом Надежда Апполинариевна Казанцева. Да кого только здесь не было! Но, вот что важно: эти признанные мастера, эти корифеи, организовывая свои программы, приглашали для участия в них молодежь. Это - одна из важнейших традиций нашего Дома – делаешь свои вечера, потом приводишь наиболее интересных своих коллег, друзей, но чаще всего - учеников. Этим всегда славился наш Дом. До сих пор  у нас проходят циклы вечеров «Учителя и ученики». Вот недавно была Галина Писаренко, приводила своих учеников. А несколько дней тому назад – старейший член нашего Правления, одна из ветеранов – народная артистка РСФСР  певица  Евгения Васильевна Алтухова вывела на сцену своих учеников. Это – одна из традиций, которую мы стремимся поддерживать до сих пор.

Когда я уже стала здесь работать, возглавив секцию Творческой Молодежи, мы эту традицию стали развивать, организовывая конкурсы творческой молодежи. А для работы в жюри приглашали Коршунова, Радомысленского, Гелену Марцелиевну Великанову, Надежду Апполинариевну Казанцеву. Им было интересно это.  А лауреатам! Представляете, каково это – получить диплом, подписанный самой Казанцевой, Коршуновым!  И до сих пор эта традиция сохраняется.

- А когда и как Вы стали здесь работать?

- Я здесь с июня 1969 года. Столько, сколько я здесь работаю, наверное, и не живут.  А пришла - совершенно неожиданно для себя. Как-то мои друзья-актеры – активные члены Клуба Творческой Молодежи, поделились своими проблемами:  работа Клуба никак не наладится, потому что ЦДРИ не может найти человека, который бы мог организовать работу секции. И они предложили Эммануилу Соломоновичу Разниковскому, много лет ведавшему здесь творческой работой, пригласить человека, которому бы доверяла молодежь. И уговорили меня.

Разговор с Разниковским был неожиданным.

- Вы замужем? - спросил он.

- Да

– Разведем.

- Есть дети?

- Есть, но у меня мама ушла на пенсию, сидит с дочерью, дочери уже пятый год, так что она самостоятельный человек

- Сомневаюсь.

– Нет-нет-нет, не сомневайтесь, это не будет помехой. Я действительно люблю организационную работу, хочу попробовать работать здесь.

- Вы пока для нас кот в мешке.

 - Ну, в принципе, и вы для меня тоже

- Что ж, будем надеяться, что сработаемся. Не знаю…

Она передает эту сценку очень артистично, с большим чувством юмора, а потом, погружаясь  в воспоминания, снова становится серьезной.

 Срабатывались, прямо скажем, долго, хотя во многом он поддерживал. Было очень трудно! Во-первых, мало знакомых в Москве. Во-вторых, все – ново, все – неожиданно. И очень ответственно – уровень программ здесь был высочайшим.

Вот так я стала здесь работать – курировать Клуб Творческой Молодежи.  Очень помогали друзья, которые меня сюда рекомендовали -   писатель Валерий Поволяев, поэт Юрий Ряшенцев, художник Володя Галацкий.

Ну, а вскоре мы создали еще и студенческую секцию. И это уже была Молодежная секция, куда входила не только уже работавшая творческая молодежь, но и студенты разных творческих ВУЗов.  Кстати, один из них – тогда - студент-второкурсник Архитектурного института Женя Любимов, сейчас - заместитель Главного архитектора Москвы. Часто бывал Александр Филипенко. Свою первую сольную работу на нашей сцене показал Александр Калягин, тогда – еще актер Театра им. М.Н. Ермоловой.

А кто этой секцией руководил в разные годы: Вячеслав Анатольевич Шалевич, потом - Виктор Иванович Коршунов, Евгений Вениаминович Радомысленский. В последние годы  - Олег Янковский. Все были людьми крайне занятыми, очень востребованными. Но о Доме всегда помнили и где бы ни были на гастролях или в творческих поездках, в какой бы Тьмутаракани ни оказались, видя интересного актера, художника, поэта, приезжая, приходили и сообщали: «Слушай, Энгилиса, вот я там встретил такого-то. Вот адрес, вот телефон. Надо бы его здесь показать». И показывали, приглашая многообещающую молодежь из провинциальных городов всего Советского Союза,  включая Сахалин или Таджикистан. А потом, формируя летние концертные бригады для поездок по стране (а где только наши актеры не выступали – и Крайний Север, и Дальний Восток, порой давая в день по несколько представлений),  включали не только маститых и заслуженных, но и обязательно - молодежь, заслужившую высокую честь выступить на нашей сцене с творческими отчетами. И была эта молодежь из самых разных городов, из всех союзных республик. Надо сказать, эти выступления ставились настолько высоко, что даже  при получении почетных званий, благодарность от ЦДРИ, подписанная членами Правления Ордена Дружбы Народов  Центрального Дома Работников Искусств в Москве считалась одним из плюсов в творческой характеристике.

Многие мастера, ныне возглавляющие театры, творческие центры, Правления ЦДРИ, когда-то делали первые шаги в ЦДРИ, это их Аlma Mater.

- Еще совсем недавно знаменитый масштабными, уникальными программами, встречами, концертами  Дом, в который рвались все, кто интересовался искусством, сейчас ютится в относительно небольшом помещении, с грустью вспоминая о былом размахе и славе. Почему?

-  В 90-м году кончилась советская власть и тогда же рухнули перекрытия нашего основного шикарного старинного здания. Когда вхожу в то старое здание – просто ком в горле. Та атмосфера зала, атмосфера того помещения со знаменитой лестницей…

Сейчас мы вынуждены работать в пристройке к старому зданию, которое сооружено по постановлению правительства для расширения деятельности Центрального Дома Работников Искусств. А получилось, что ныне - это наше единственное пристанище

Переехав в это здание в марте 1990 года, мы и предположить не могли, что застрянем здесь надолго, надеялись, что вот-вот – и начнется реконструкция старого здания – памятника истории культуры.

Но вот, двадцать с лишним лет прошло, а мы все ждем. До 1990 года Дом финансировал Профсоюз. Когда приостановилось государственное финансирование, вы стали выживать самостоятельно. Пытались найти спонсоров, которые помогут восстановить ЦДРИ. Даже конкурсы на реконструкцию проводили. Охотников, желавших под предлогом помощи захватить этот лакомый кусочек, оказалось множество. А потом оказывалось, что здание им нужно, чтобы чуть ли не автомобильную парковку построить или «вертолетную площадку» на крыше. И приходилось отбиваться. И все это тянулось, тянулось, а воз и ныне там.

- И именно в этот самый непростой период жизни Дома Вас и угораздило его возглавить? Как вы решились на это?

- Вынужденно! После неожиданной смерти директора – очень энергичного, активного и талантливого Вячеслава Пронина - к нам потянулась вереница новых директоров. Но очень быстро обнаруживалось, что  они нашей специфики совершенно не понимают. И, в конце концов, после того, как  один из них заявил, что мы начнем работу с установки  игральных автоматов  в гардеробе и фойе, члены Правления, возмутившись, сказали: «Нет, нам такого директора пока не надо. Попробуем обойтись своими силами». Вот тогда мне и поручили этот очень ответственный участок. Наревелась я тогда вдоволь, осознавая, во что ввязываюсь. И все-таки, честное слово, даже не предполагала,   что будет так трудно!

- А какие у вас сейчас главные проблемы?

- Наверное, как у всех. Нет денег, и существовать очень сложно. К тому же мы платим аренду Москомимуществу, у нас заключен договор, хотя, как выясняется сейчас, не на совсем законных основаниях. Его еще предыдущий директор заключил. Суть – в том, что мы оплачиваем аренду здания, но для материальной поддержки имеем право приглашать  арендаторов. А что может дать сейчас деньги? Нас упрекают, что мы сдали несколько помещений барам, кафе, ресторанам!  Но если я не ошибаюсь, почти в каждом театре существуют бары, буфеты, рестораны при них, которые дают возможность выживать концертным организациям и театрам.

Даже содержание вот этой относительно новой пристройки требует денег. Мы за это лето отремонтировали крышу старого здания, отремонтировали крышу нового здания. Привели в порядок двор, в котором столько лет ничего не делалось. Сейчас даже пытаемся развести в нем кусты, цветы, хотя земля - одни камни, битое стекло и  необходимо землю привезти.

Кстати, в этом году мы впервые праздновали День города во дворе, на открытой площадке. И все пришедшие к нам актеры выступали бесплатно, абсолютно весь наш актив. Всем очень хочется, чтобы Дом возродился. Ведь это тоже традиция – его обустройство собственными силами. Мастера еще 30-х годов, те, кто зачал его, жертвовали гонорары за свои концерты, программы, спектакли на первую реконструкцию здания, переданного правительством Центральному Дому Работников Искусств.

Еще слишком многие зарятся на это здание. Еще бы - центр города, Красная площадь рядом, а какая история – о такой можно только в книжках читать…

- А власти Москвы не могут помочь?

- Могут. И даже предлагали, но на определенных условиях – стать городским учреждением культуры. Но пока все это решалось, в Москве многое поменялось. Поменялись руководители, с ними - ситуация, и в результате  в 2008 году нам пришло письмо о том, что, к сожалению, из-за финансовых сложностей реконструкция ЦДРИ на год – на два откладывается. Отказать – отказали, но оставить нас в покое не захотели. Потребовали, чтобы наши арендаторы напрямую платили Москве, Москомимуществу. Да еще сочли, что нас облагодетельствовали обещанием не выгонять из пристройки, в которой мы живем. А на что нам жить? Работать? Осуществлять проекты? Содержать помещение? Отвечают: «Коммерциализуйтесь, зарабатывайте».

Мы 80 лет работали по пригласительным билетам. Но  последние два года нам все-таки пришлось продавать билеты на отдельные программы, абонементы, хотя цены стараемся держать на минимальном уровне. Наш зритель, прежде всего, творческая интеллигенция, далеко не самый обеспеченный слой москвичей. Да и при залах на 100 мест и 200 мест нереально собрать необходимую сумму.  Дом, который должен коммерцией заниматься, для самообеспечения нуждается в залах не  меньше, чем на 600, а то и 1000 мест.

 - И все же, кажется, забрезжила надежда? Ходят слухи о грядущей реконструкции…

Кажется, да. Мы очень благодарны новому мэру: он дал указание подготовить проект реконструкции значимых для города зданий. В этот  список вошел и Центральный Дом Работников Искусств. Сейчас готовится проект реставрации, потом определится подрядчик, сроки, кто даст деньги, потому что, конечно, кто выделит деньги, будет влиять на решение многих вопросов. Хотя, меня убеждают, что культура в нынешние времена должна сама зарабатывать. Да, наверное, времена - другие. И все же, без поддержки государства, без поддержки каких-то структур, культура может загнуться. Но мы живем.

- И, судя по афише, по репертуару, весьма интенсивно.

- Конечно. У нас практически нет выходных, у нас каждый день 2-3 мероприятия. Это 50-60 мероприятий в месяц. И каждый месяц по три выставки бывает. Есть вечера – для  молодых, есть – для среднего и старшего поколения, для Совета ветеранов. У нас есть и детская секция, и молодежная секция. И во всех наших трех очень небольших, скученных залах (это Большой зал на 200 мест, Малый – на 100 и выставочный  зал, где можно разместить 160 зрителей) с аншлагами, с успехом проходят самые разные программы.

Открываем сезон в октябре. Последнюю субботу октября мы всегда начинаем со встречи первокурсников. Мы приглашаем всех поступивших в творческие ВУЗы вместе с их педагогами. Их приветствуют мастера искусств, перед ними них выступают те, кто их привел сюда, кто принимал их, те, кто когда-то тоже был студентом, а теперь –  общепризнанный мастер с почетным званием. А потом они уже сами ходят на наши вечера. Идет такая, знаете, цепочка преемственности. И это самое главное, и это держит Дом до сих пор.

Совместно с Москонцертом, который сейчас тоже переживает непростые вечера,  наладили сейчас замечательный абонемент для детей и для любителей классической музыки. В этот сезоне он  шел под эгидой «Музыкальные столицы мира». Пользовался колоссальным успехом, так что зрители попросили  его продолжить в следующем сезоне, тем более, что по цене он всем доступен.

Пользуется огромной популярностью абонемент наших бардов. «Клуб бардовской песни», как мы его называем, один из старейших. Кстати, он тоже когда-то начинался в Клубе творческой молодежи - благодаря инициативе Бориса Вахрюка. А сейчас им руководит  Сергей Никитин, прямо скажем, не последний человек в этой сфере.

Прекрасно проходят вечера камерной музыки. Продолжаем сотрудничество со многими  театрами, приглашаем новые молодые коллективы. Все то, что было заложено когда-то нашими мастерами, корифеями Малого театра, Большого театра, мы это бережем и стараемся, несмотря ни на что, развивать,  сохраняя все лучшие качества наших вечеров.

- А что было самым интересным в завершающемся  сезоне?

- Много очень интересных программ. И востребованность большая, и отдача – колоссальная. Нас не оставил наш зритель – творческая интеллигенция. И, конечно же, своей заботой и вниманием не обделяют те, кто когда-то работал  на этой сцене, в этом коллективе.

Публика ходит разная. Нас порой упрекают в СМИ, что к нам ходят только старики. Заявляю: это – не так. К нам ходят целыми династиями, благо, в репертуаре появились и спектакли, и фильмы, и специальные циклы для семейного просмотра. Мы организовали в этом сезоне специальный абонемент детский, и резонанс был такой, что мест в Малом зале не хватало. И, идя навстречу просьбам публики, мы будем эти программы повторять. Для нас очень важно, чтобы в наших стенах росло новое поколение. Это имеет огромное и воспитательное, и просветительское значение.

Впервые в этом сезоне открыли  семейный кинотеатр. Эти киновечера пользуются большим успехом, ибо мы не просто кино показываем, а обязательно при этом какой-то идет разговор либо о театре, либо о жизни, либо  об этом фильме, об актерах, режиссерах.

 Или вот еще одна замечательная инициатива: к нам обратились несколько студентов и выпускников Щукинского училища и  Гнесинки и предложили, как встарь, перед фильмами показывать поэтические и музыкальные программы. Все – на общественных началах. И, оказалось, что это и сейчас молодыми поколениями востребовано!

По-прежнему будем организовывать джазовые вечера. Кстати, джазовые вечера, я считаю, у нас лучшие в Москве, ведь джазовый совет возглавляют такие звезды, как  Кролл и Бриль! И тот, и другой имеют своих учеников, своих студентов, которые участвуют в концертах и год от года растут просто на наших глазах. Вдобавок ко всему, у нас есть вечера камерной музыки, начатые еще Надеждой Апполинариевной Казанцевой. Этим занимается один из сопредседателей сегодняшних наших, замечательный певец  и один из лучших педагогов-вокалистов Сергей Борисович Яковенко. К нам каждый месяц приезжает какой-нибудь из кукольных театров России - с Камчатки, с Сахалина и даже с Украины. И народный артист РФ Станислав Федорович Железкин часто открывает эти программы, мы их обсуждаем вместе с  актерами-кукольниками Москвы, области и со зрителями.

Уже 30 лет у нас существует Клуб иллюзионистов (теперь они называются совсем солидно - «Российская Ассоциация иллюзионистов»), который, согласно традиции, устраивает свои представления каждый четвертый  понедельник. Только что прошел потрясающий Международный Конгресс иллюзионистов, на котором были артисты с Кубы, из Германии, из Голландии и Китая. Возглавляет Клуб заслуженный артист РФ Владимир Руднев.

Очень любит наш зритель  творческие вечера театральных  режиссеров и актеров. И здесь трудно выделить какую-либо программу – все очень интересные. Многие сгруппированы по циклам, которые мы, конечно же, будем продолжать. А какой аншлаг бывает на  дипломных спектаклях?! Ведь всем интересно, кто вскоре выйдет на профессиональную сцену.

- Какие-то  идеи, планы на новый сезон уже есть? Что планируется на будущее?

- Пока мы делаем лишь наметки, подробнее свои планы проработаем позже. Но вот, что точно хотим осуществить – так это программу «Актеры на все времена», посвященную ушедшим мастерам сцены. И ее открытие планируем приурочить к юбилею Олега Ефремова. Задумок – много, но более конкретные контуры они обретут после обсуждения предложений Клубов. Одно плохо – мы маловато информации о себе даем. В том числе, и на нашем сайте. А ведь сейчас век интернета. Вот сейчас, подведя итоги,  будем это как-то выправлять. И, наверное, у каждого клуба ЦДРИ, каждой творческой  секции на нашем сайте появится своя страничка. Мы всегда рады, всегда ждем зрителей и тех, кто нас не забыл.

- И творческую молодежь, которая принесет свои креативные идеи?

- Обязательно! Я думаю, что творческая молодежь понимает, что этот Дом – стартовая площадка, которая давала, дает и будет давать раскрыться их талантам, чтобы снова придти в этот Дом уже «народным» или «заслуженным». Мы их ждем!

 

Фото Владимира Ромашевского

Нила Петрова