«Люблю Москву в конце июня…»

Для обычного зрителя пресс-конференции с авторами знаковых картин – вещь, увы, недоступная, а ведь именно здесь они раскрывают закулисные тайны создания своего волшебного мира и делятся планами на будущее. Так, например, единственный российский член жюри основного конкурса, режиссер Алексей Федорченко, знакомый киноманам своим крайне причудливым, но запоминающимся стилем («Овсянки», «Небесные жены луговых мари»), признался, что запускает новый проект. Это будет картина по повести братьев Стругацких «Малыш», чье действие происходит на другой планете в 23-м веке. Возможно, это своеобразная релаксация и реабилитация после съемок последней ленты с говорящим само за себя названием «Ангелы революции», показанной в рамках российской кинопрограммы. Жестокие годы революции и Россия 1920-х годов привлекли внимание и другого известного кинематографиста, француза Жан-Жака Анно, лично представившего фильм-открытие фестиваля «Тотем волка». По словам нынешнего председателя жюри, его лента оказалась очень востребованной и после Москвы он едет с ней на кинофестивали Китая, Германии, Южной Африки и США.

Журналистам было любопытно – не останавливали ли именитых иностранных гостей западные санкции и вообще изоляция России. Звезда оскароносной «Американской ночи» Франсуа Трюффо, больше известная народу как Жозефина из известного французского телесериала и подруга Александра Годунова, Жаклин Биссе призналась, что это ее первый опыт киносудейства на большом фестивале. Вероятно, желание нового опыта вкупе с умением уговаривать президента ММКФ перевесили возможный негатив от приезда в Москву.

-  Для меня Московский фестиваль – продолжение личности Никиты Михалкова, - прямодушно пояснила Биссе и уточнила. – Он человек большой элегантности и важности.

Тем самым актриса вынесла хоть и неформальный, но точный вердикт фестивалю последнего десятилетия. В зависимости от отношения к Михалкову, это может расцениваться и как положительное, и как отрицательное явление, но отрицать, что ММКФ – слепок со своего президента, его стиля и пристрастий, едва ли возможно.

И потом, у Михалкова, несмотря на любые кризисы (а финансирование нынешнего форума сократилось чуть не в половину из-за роста курса валюты, отсюда – и укороченная программа, и неизобилие, скажем мягко, звезд на красной дорожке), всегда в рукаве два неизменных и не изменяющих козыря. Первый – российская экзотика («Москва – прекрасна! Каждый раз, что я сюда приезжаю, она все хорошеет!» - принесла нам свою дань восхищения Биссе). Второй – роль советской киношколы 1920-30-х годов как одной из основоположниц большого кино. Вот и Анно привлекла в Москву ностальгия.

- Лучшими фильмами моей юности были фильмы из Восточной Европы, в том числе из Советского Союза, - поделился своими чувствами мэтр. – Когда я был студентом киношколы, Эйзенштейн был моим богом, я и до сих пор пересматриваю его фильмы. Вообще, если бы не советское кино, моя жизнь могла бы пойти по другому пути.

Значение ММКФ как кинофорума класса «А» до сих пор поддерживается странами близкими к России исторически и политически, прежде всего в Латинской Америке и отчасти в Восточной Европе. Так, известный аргентинский продюсер Фернандо Соколович, член нынешнего жюри, даже включает фестиваль в первую шестерку по влиянию на мировой кинопроцесс. Надо ли говорить, что мы традиционно отвечаем нашим друзьям симпатией – неслучайно в список кинопрограмм 37 фестиваля попали и аргентинское, и болгарское кино (в национальные программы вошло также  китайское, курдское и турецкое кино).

Поэтому же «Москва – лучший город на Земле для мировой премьеры» сербской ленты «Анклав», по выражению ее режиссера Горана Радовановича. И правда, эта драматическая история сербской семьи, оказавшейся во враждебном окружении албанцев в Косово, по определению не может оставить равнодушной российского зрителя, поэтому, не сомневаюсь, ее ждет теплый прием в нашей стране. Также готовы воспринять такой взгляд немцы – лента снималась преимущественно на деньги Германии - и вообще европейцы. Картину, по словам продюсеров, пригласили на несколько фестивалей в Европе, США, Канаде и даже Австралии. А вот косовские албанцы фильм смотреть отказались, хотя режиссер подошел к сложнейшей проблеме максимально осторожно и бережно по отношению к национальным чувствам обеих сторон. Не зря события показаны с точки зрения детей – сербского и албанского мальчиков, родители которых  все еще непримиримы друг к другу, а вот они готовы понять друг друга и даже подружиться.   

Однако, правда, конечно, куда драматичнее и сложнее кинореальности.

- К сожалению, дружить с албанцами в Косово невозможно, - признался юный исполнитель главной роли Филип Шубарич, сам живущий в анклаве.

Но авторы изо всех сил хотели внести в ситуацию «великой фрустрации и катастрофы нации» положительную ноту, свой вклад в примирение народов, которое по словам Радовановича, возможно – после покаяния и прощения со стороны каждого.

Тема осознания греховности наших действий прозвучала и на встречах с авторами российских картин основного конкурса «Орлеан» Андрея Прошкина и «Милый Ханс, дорогой Петр» Александра Миндадзе.

Как признался мэтр российского сценарного дела Юрий Арабов, чья история легла в основу «Орлеана», его текст про воздаяние и совесть «болтался в продюсерских кругах» нашего кино лет пять, никто не хотел за него браться.

Но нашелся такой (Игорь Мишин), который подумал: «При всех внешних успехах накопились духовные долги, которые надо отдавать», и смог найти режиссера и денег на блистательный, признаемся, фильм с целым созвездием актеров – тут и Виктор Сухоруков, и Виталий Хаев, и Елена Лядова.

История создания «Милого Ханса» еще сложнее: пресса писала о претензиях Минкульта к сценарию – как всегда, удивительному - Александра Миндадзе. Правда, на пресс-конференции режиссер отрицал какой-то гнет цензуры, заявив:

- У меня достаточно большой опыт работы с советской цензурой, чтобы остались довольны обе стороны.

В итоге лента произвела мощное впечатление, но и вызвала удивление – в центре фильма оказалась история вины и покаяния немцев перед русскими за развязывание Второй мировой войны, а не попытка дружбы тех и других, как это было известно по всем анонсам и синопсисам. В «Милом Хансе» практически не оказалось «дорогого Петра», не случайно в английском варианте картина переводится просто как «Мой дорогой Ханс».

Татьяна Ефлаева



Кино без клюквы 

Ирландский режиссёр Джонни О’Райлли 12 лет прожил в Москве и за это время по-настоящему проникся духом города, тревогами и чаяниями его жителей, прочувствовал реалии и нюансы столичного быта. Во всяком случае, в его картине «Москва никогда не спит» всё показано достаточно достоверно, без «развесистой клюковки», которая очень часто присуща представлениям иностранцев о России - медведи по улицам не ходят, никто не носит лапти и не играет на балалайке. Водку, правда, пьют, и довольно много, но это как раз весьма достоверная деталь.

А в целом эти истории, составляющие основу сюжета фильма, могли бы произойти в любой другой столице мира. Ибо они универсальны и человечны. Они про людей, самых обыкновенных людей, с их заботами, тревогами, любовью и ненавистью, верностью и предательством. Созвездие блистательных российских актёров снималось в этой картине, среди которых особенно хороши Юрий Стоянов и Михаил Ефремов. Кстати, одна из самых пронзительных в ленте линия именно Стоянова. Он играет знаменитого актёра, умирающего в больнице, но показывающего всем окружающим пример невероятно обаятельного жизнелюбия.

Что может произойти с человеком, отказавшимся от чувств, до каких глубин пустоты и цинизма он может дойти, показывает в своём фильме «Райские кущи» режиссёр Александр Прошкин. Точнее, сначала 45 лет назад это сделал драматург Александр Вампилов, написавший пьесу «Утиная охота». Её неоднократно ставили в разных театрах страны, а вот экранизация существовала всего одна – знаменитый фильм Виталия Мельникова «Отпуск в сентябре» с Олегом Далем в главной роли. Впрочем, можно сказать, что она и по сей день остаётся единственной, поскольку фильм Прошкина не экранизация, а, как говорит он сам, римейк. Во-первых, действие перенесено в наши дни, и хотя практически вся общая канва пьесы сохранилась, появилось там и нечто новое. Во-вторых, в связи с тем, что наследники Вампилова категорически запретили упоминать его имя в титрах (по непонятным причинам, фильм они ещё не видели), то получается, что оригинальная «Утиная охота» тут вроде как и ни при чём. Но уйти от неё всё равно невозможно, так как главный герой всё равно Зилов (в этой роли Евгений Цыганов), и остальные персонажи те же, и несмотря на наличие современных гаджетов и актуального антуража волнуют их те же проблемы, что и 40 с лишним лет назад. А «лишний человек» Зилов вообще герой вневременной. Как его охарактеризовал когда-то сам Александр Вампилов:   «Зилову около тридцати лет, он довольно высок, крепкого сложения; в его походке, жестах, манере говорить много свободы, происходящей от уверенности в своей физической полноценности. В то же время и в походке, и в жестах, и в разговоре у него сквозят некие небрежность и скука, происхождение которых невозможно определить с первого взгляда».  

Хочется предупредить всех потенциальных зрителей «Райских кущ» - откажитесь от сравнений фильмов Прошкина и Мельникова, и актёрских работ Даля и Цыганова. Занятие это неблагодарное, да и ненужное. Зилов Олега Даля – это уже классика. А у Евгения Цыганова получился свой Зилов, ничуть не хуже, но совсем другой, более резкий и жёсткий, что ли. Что неудивительно, и время сейчас более жёсткое и резкое. То же самое можно сказать и о картинах. Персонажи Мельникова всё-таки носили отпечаток того, более спокойного и человечного в какой-то степени времени. Люди у Прошкина – продукты своего (нашего) времени, которые тоже могут сказать о себе «не мы такие, жизнь такая». Но режиссёр всё же симпатизирует главному герою и не скрывает этого, и, видимо, поэтому в финале дарует ему избавление, которого сам Вампилов его когда-то лишил.

Александра Иванова     

 



Фото Анны ЮФЕРЕВОЙ и с сайта ММКФ