А сегодня, именно потому, что многие промолчат о Гайдаре и не вспомнят, мне хочется написать о нем. По возможности объективно и правдиво.

Писать о Гайдаре одновременно и просто, и сложно. Просто, потому что мы - все, кому больше тридцати лет от роду – выросли на его произведениях. Не преувеличу, если скажу, что для большинства Гайдар был до определенного возраста одним из любимых писателей. Мы сроднились с его героями, хорошо помним сюжеты и неповторимые эпические интонации. Сложно, потому что мы выросли. Изменились и мы сами, и время, и – во многом – и жизненные установки. Как привести наше прошлое, частью которого Гайдар несомненно был, и настоящее, в котором ему не оставлено места, к общему знаменателю?

В поисках ответа на этот вопрос, прежде чем сесть за материал, я прибегла к хорошо знакомому всем журналистом способу – опросила людей разных возрастов о том, как они относятся к Гайдару. Если школьников я спрашивала, знакомо ли им это имя и, если да, то что конкретно они читали, то у людей старшего поколения интересовалась, какое произведение было самым любимым и советуют ли они сейчас читать его своим детям, внукам, правнукам.

Начала, конечно же, с работников детских библиотек. Ответ превзошел мои самые пессимистические ожидания:

- Не спрашивают. Книг много, но за год – вы не поверите – лишь одна девочка попросила прочитать «Тимура и его команду». Я так обрадовалась, спросила, не в школе ли задали. Она ответила, что посоветовала бабушка. Вот в юбилейную декаду пойдем по школам, будем рассказывать о Гайдаре, читать отрывки из его повестей. Надеемся, что после этого спрос на Гайдара возрастет, - откровенно призналась работница библиотеки имени Кольцова Татьяна Евгеньевна.

Маша, пятиклассница 8-ого лицея, призналась, что им задавали в третьем классе на лето читать «Тимура», но она не дочитала до конца – «скучно…», «Голубая чашка» ей понравилась больше. Зато Егор, ученик 3-его класса 40-ого лицея порадовал меня, в подробностях рассказав сюжет «Тимура и его команды» и назвав правильно имена всех героев. Признался, что Тимур ему, конечно, понравился. Тут же вспомнил о «Чуке и Геке» и, задумавшись над вопросом, интересно ли было ему читать, глубокомысленно изрек: «Да, пожалуй». Опросив еще нескольких школьников, я поняла, что их знакомство с Гайдаром целиком зависело от педагогов. Там, где учителя понимают, какой положительный заряд несут повести Гайдара, и сами увлекают детей чтением, школьники с восторгом говорят и о «Судьбе барабанщика», и о «Горячем камне» и о «Дальних странах». Там, где учитель идет строго по программе, о Гайдаре не вспоминают вовсе. Вот он, человеческий фактор. Никуда от него не деться.

Удивительно хорошо отозвалась о книгах Гайдара молодая мама 22 лет: «Конечно, читала. Очень люблю. «Чука и Гека» перечитывала раз 6. Гайдар очень хорошо понимал ребенка, чувствовал его мир. Его книги уютные и родные». Люди более старшего поколения тоже единодушно высказывались «за Гайдара». Глаза теплели и лицо расплывалось в улыбке, когда они рассказывали о своих давних читательских впечатлениях. У каждого из моих собеседников имя Гайдара вызывало прилив самых добрых, искренних и светлых чувств. «Я бы с удовольствием читала его на своих уроках, - призналась учитель литературы одной из центральных школ Нижнего Новгорода. -  Очень жаль, что его произведения исключили. Но я знаю, что мои коллеги в начальной школе его читают». «Гайдар – удивительный лирик, тонкий стилист. Многие его произведения напрямую восходят к пушкинской линии в литературе. Я уже не говорю об этической составляющей. Вся проза Гайдара выросла на русской классике. Я очень люблю его и часто употребляю цитаты из его произведений на своих лекциях, - поделился своим отношением к писателю преподаватель филфака Нижегородского государственного университета Леонид Большухин. – Но с сожалением вижу, что они перестали опознаваться. Раньше их опознавали безошибочно».

Очень высоко ценят Гайдара многие современные литераторы. Я бы посоветовала молодым педагогам, в силу объективных причин мало знающим его творчество, прослушать лекцию Дмитрия Быкова, посвященную писателю. Она доступна и открыта, поможет лучше разобраться в самых неоднозначных оценках.  Я приведу лишь несколько цитат из этой лекции, чтобы был понятен подход Быкова: «Гайдар – личность, чуждая советской власти. Он вскормлен ею, но никогда не был ее любимым сыном». «Гайдар – прямой наследник Грина». «Гайдар - один из самых ярких стилистов 20-ого века…». «Гайдар – человек, который не позволит ребенку свалиться в пропасть». «Гайдар любит творческого ребенка. Книжного и романтического…» «Гайдаровский мир полон добра. Дармового. В каждом произведении есть наслаждение внезапной щедростью. Его мир полон чудес – внезапных подарков милых людей». Мне особенно близко резюме, которое делает Быков в конце лекции: «Конечно, все это детское. Но только детское и хорошо». Согласна. И жаль, что многие из нас об этом забыли.

А еще нельзя не согласиться с Дмитрием Львовичем в том, что Гайдар – писатель, необходимый для воспитания мальчиков. Книги Гайдара помогают  привить жажду познания, формируют кодекс чести. И пусть его благородный Тимур обречен на одиночество (потому что нормальный ребенок – это Квакин), необходимо, чтобы мальчики брали пример именно с Тимура, потому что «от выросших Квакиных уже не продохнуть». Трудно с этим не согласиться…

А причем здесь Д 'Артаньян, вы спросите? Все просто. Красивый миф о происхождении псевдонима не нашел подтверждения в дневниках и зафиксированных признаниях Гайдара. Последние исследования в этой области говорят о том, что в псевдониме, взятом в ранней юности, зашифрованы фамилия и имя будущего писателя и место его жительства - Голиков АркадиЙ из Арзамаса. Буква «Д» появилась по аналогии с Д 'Артаньяном – любимым литературным персонажем. Героя Дюма и Гайдара и вправду многое роднит – отвага, честь, благородство, готовность стоять за правду и защищать слабых и безоружных.

Кого защитил Гайдар, вы спросите? В 90-е годы на него, напротив, легло тяжкое обвинение в чрезмерной жестокости, проявившейся в многочисленных самочинных расстрелах во время его командования батальоном (или отрядом особого назначения в 40 человек) в Хакассии. Он де не обремнял себя формальностями, притеснял мирное население, злоупотреблял алкоголем… Портрет, нарисованный демифологизаторами, в первую очередь Владимиром Солоухиным (кто читал его «Соленое озеро», тот поймет, о чем я)  получается страшный. Без суда и следствия 18-летний Голиков расстреливал в затылок десятки людей. Потом лежал в психиатрической клинике с травматическим неврозом. Если безоговорочно поверить Солоухину, то читать Гайдара больше не захочется. Однако документов, подтверждающих солоухинскую версию, ничтожно мало. В основном авторы страшилок – а к ним в определенной степени присоединился и биограф Гайдара Борис Камов, основывались на признаниях самого писателя, интерпретируя их по-своему.

Даже если допустить, что сотая доля наветов – правда, то Гайдару можно только посочувствовать. Если большевики дали безграничную власть и оружие 18-летнему юнцу, книжному романтику, начитавшемуся в отрочестве Майн Рида и Густава Эмара, то они прекрасно знали, что делали: цинично перекладывали ответственность за кровь и чужие муки на незрелые души. Не потому ли Гайдар, обычно зашифровывающий дневниковые записи, признался: «Снились люди, убитые мною в детстве». Легко ли жить с таким грузом? Но с подобным жили многие участники Гражданской войны. К тому же власть помогала - последовательно насаждала в массах милитаристское сознание. Военная форма была особо почитаемой, сама принадлежность к военным приподнимала человека в глазах окружающих и давала особые преференции. И все же переосмысление личного опыта позволили  Гайдару по-другому взглянуть на детство и отрочество, их особую роль в жизни каждого человека. Он прекрасно помнил себя ребенком, помнил свое одиночество, жажду подвига и несбывшуюся мечту о нерушимой дружбе и высоком товариществе. О внимательном, мудром  и добром взрослом, который стоит на страже хрупкого детского мира и не допустит, чтобы ложь, пошлость и злодейство завладели детской душой. 

Все несбывшееся Гайдар перенес в литературу. Созданное им пространство огромно, интересно, полно тайн и неожиданностей, и при этом защищено – ребенок чувствует себя в нем желанным и любимым. Ему уютно и радостно – вспомните финал «Чука и Гека». Пройдут годы и десятилетия, забудутся многие имена и факты нашей непростой истории, но все, юные и взрослые, будут испытывать ни с чем не сравнимые чувства, читая: «…В далекой-далекой Москве, под красной звездой, на Спасской башне звонили золотые кремлевские часы. И этот звон -  перед Новым годом - сейчас слушали люди и в городах, и в горах, в степях, в тайге, на синем море… И тогда все люди встали, поздравили друг друга с Новым годом и пожелали всем счастья. Что такое счастье - это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и  понимали,  что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовется Советской страной»…