​Германия: «орднунг» – это миф

Алекс учится в Мюнхенском техническом университете (МТУ) на ориентировочном курсе МИНТ. Если проводить аналогии с российскими специальностями, то это где-то в области информатики. Предупреждает сразу: система высшего образования в Германии сложная, и то, где он учится, это еще даже не бакалавриат.

Каждый учебный день в МТУ не похож на другой. Но в любом случае среди его основных составляющих обычные лекции, «круговые лекции», тутории, подготовка проектов и, конечно, домашняя работа.

На лекциях профессора просто отчитывают программу, на туториях студенты старших курсов разбирают с младшими задачи, примеры из практики и задания вроде тех, что могут встретиться на экзаменах. «Круговые лекции» ведут приглашенные специалисты с производства или из других университетов: сначала они читают свой доклад, потом отвечают на вопросы, завершается всё дискуссией. Домашняя работа сдается туторам, а проекты – это уже из области личного интереса: хочешь делаешь, не хочешь – нет. Студентам дается право на равных со старшими товарищами по науке участвовать в исследованиях, создавать свои прототипы, можно даже рискнуть и попроситься кому-нибудь в ассистенты.

Время от времени организовывают экскурсии, которые не обязательны для посещения, но тоже засчитываются как часть учебного процесса.

Структура обучения в Германии, по словам Алекса, отличается от того, что можно наблюдать в российских вузах. По словам нашего героя, весь процесс обучения делится на курсы. Казалось бы, в чем разница? Но дело в том, что здесь курсы понимаются, скорее, как дисциплина, нежели как учебный год. Так вот, количество их может быть любым и их может быть много. Есть курсы обязательные, по выбору и дополнительные. Последние обычно не имеют отношения к факультету, на котором учится студент: такие курсы «раздают» языковые школы или проводят факультеты в рамках интердисциплинарных программ и т.д. Другое дело, что все баллы, полученные на экзаменах и зачетах по итогам этих курсов, идут в общий зачет.

Из обязательных курсов Алекс посещает курс программирования и курс математики. Остальные? Обычно выбирает на свое усмотрение исходя из личных предпочтений или свободного времени.

У учебной группы, в которые объединяются студенты МТУ, всегда есть руководитель, или куратор. Студенты ласково называют его «Папа-минти». В целом отношения со старшими в университете весьма неформальные, но в то же время куратор для студентов – истина в последней инстанции, поэтому чаще всего его стараются не беспокоить. Если возникают какие-то проблемы, сначала принято решать вопрос с преподавателем или же с Semestersprecher (то есть, по-нашему – старостой), а если все-таки достичь консенсуса не удалось, можно прибегнуть к помощи «папы». Но ни студентам, ни преподавателям конфликты невыгодны, поэтому чаще всего всё решается мирно и доброжелательно.

Общая группа (то, что у нас обычно понимается как курс) есть, но чаще всего ребята не держатся вместе: программа у каждого индивидуальна. Пересекаются только на обязательных курсах, а на «круговых лекциях» в аудитории сидит сразу несколько групп, причем с разных факультетов.

Услышав вопрос о внеучебных мероприятиях, Алекс обрадовался – любимая тема. Правда, их в МТУ столько, что описать хотя бы половину в разумные временные рамки не получится.

Если говорить о спорте, то это различные соревнования и марафоны. Университету принадлежит половина мюнхенского Олимпийского парка, куда студентов пускают заниматься спортом. Нужно просто заплатить 7,5 евро за семестр, выбрать курсы – танцы, айкидо, гольф, аэробика, футбол – что хочешь и сколько угодно и тренируйся! Та же история с бассейном: заплати 15,5 евро за семестр и посещай хоть с утра до вечера.

Много в МТУ и культурных мероприятий. Концерты обычно проходят в рамках студенческих фестивалей, которых в году очень много. Что интересно, на концерт можно попроситься волонтером и за это выдадут талончики на еду и… пиво. Есть в МТУ свой кинотеатр, и если в обычном городском кино билет для студента стоит девять евро, то в вузовском – всего три.

Еще один плюс, который привлекает абитуриентов в студенты МТУ – Karriere Messen (ярмарки вакансий). Со всей Германии сюда приезжают представители различных компаний, занятых в тех сферах производства, которые могут быть интересны студентам, и в течение недели молодежь знакомится с потенциальными работодателями. Такие «выставки» проходят регулярно раз в пару месяцев.

Университет Алекса поощряет благотворительную деятельность. Так, существуют маленькие акции вроде увеличения стоимости блюд в столовой (разница в цене идет на благотворительность) и масштабные акции, например, по сдаче крови: на несколько дней университет отдает залы в разных кампусах врачам. Также в МТУ проходит сбор литературы, одежды и т.д. для нуждающихся.

По словам Алекса, запретов в университете нет – тем более на визуальное самовыражение: «Пирсинг, тату, бритая голова, можно хоть с ног до головы одеться в черную кожу и обвешаться радужными флагами. Пока на тебе нет свастики или знаков принадлежности к любым националистическим группировкам, ты волен делать, что хочешь».

В подавляющем большинстве студенты МТУ мыслят очень свободно и начисто игнорируют национальные и расовые различия. Цвет кожи, место рождения, то, с каким акцентом ты разговариваешь – неважно. Главное, чтобы коммуникация состоялась.

По словам Алекса, в Германии в отличие от России в вузах учатся только те, кто хочет учиться. Установки «нет диплома – нет будущего» здесь не существует. Студенты воспринимаются как потенциальная интеллектуальная элита страны – это довольно высокий статус, которым и сами студенты очень дорожат. Не без исключений, конечно, но в большинстве своем к учебе относятся ответственно, да и готовиться к ней начинают класса с пятого. Свой отпечаток накладывают хитросплетения немецкой системы школьного образования: уже в пятом классе детей здесь делят на тех, кто сможет потом поступить в университет, и тех, кому эта дорога будет закрыта.

Все мы знаем о немецком порядке, пунктуальности и щепетильности. Это понятия, по сути, хрестоматийные, но, как отмечает Алекс – это огромный миф, который тут же рушится, как только приезжаешь в Германию. Поэтому, если вы ожидаете увидеть здесь нечто вроде машины или часового механизма, раз и навсегда отлаженного и действующего, как заведено, будете сильно разочарованы – общество как общество со своими прелестями, слабостями и огрехами.

Впрочем, несмотря на то, что некоторые романтические представления Алекса о пресловутом «орднунге» растворились в прозе не таких уж структурированных немецких будней, о выборе страны и вуза он ничуть не жалеет. Правда, изначально у него был план «отучиться и вернуться»… Сейчас у Алекса в Мюнхене есть работа, друзья, планы на будущее и личную жизнь. Он больше не уверен, что вернется. Слишком многое теперь связано у него с этой страной.

Франция: приятельство или дружба?

Мария третий год учится на биолога в Версале. До этого она много лет путешествовала по стране с семьей, учила французский на курсах. Желание уехать за границу росло вместе с интересом к науке в целом и биологии, в частности, потому что, как считает Мария, в России с таким образованием устроиться на работу куда сложнее. Да и в целом сама идея учебы во Франции казалась очень уж заманчивой.

Учебные дни в версальском университете очень разные: занятия могут начинаться с самого утра, а могут и после обеда. Перерывы на обед обычно долгие, но на втором курсе, когда нагрузка возрастает в разы, на обед остается всего минут двадцать…

Лабораторные работы во французском вузе – отдельный разговор. Они нередко длятся от шести до восьми часов, но такова специфика изучаемых предметов. «Практики много, но порой ловишь себя на мысли, что всё равно не хватает – беремся за всё понемножку, поэтому отработать полученные навыки толком не получается», - рассказывает Мария.

Во время обучения поток делится на несколько групп в зависимости от выбранных студентами предметов и направления. Группы максимум по тридцать человек для семинаров, для лабораторных – в два раза меньше.

Что касается отношений с деканатом, все очень просто: есть администрация университета, есть профессора, ответственные за факультет. Последние, по сути, и есть тот самый деканат. Выбор факультативов, вопросы о стажировках, подведение итогов за тот или иной учебный период, запись на программы по обмену – это всё их юрисдикция. У администрации же университета обычно спрашивают разрешения на запись в группу, о смене группы или задают любые другие организационные вопросы. Следует отметить, что и там, и там на все вопросы всегда ответят и всегда помогут. Из минусов? Ну, разве что документы иногда теряются… Но разве это только французская специфика?

Что касается мероприятий вне учебного процесса, то здесь всё не так активно. Во французских вузах досуг обычно организовывают ассоциации студентов. Для сравнения: в бретонских университетах (в регионе на северо-западе Франции) их примерно от семи до десяти в каждом, в том, где учится Мария – одна. У гуманитарного корпуса жизнь гораздо веселее, но они в другом городе. Спорт либо платный, либо в виде факультатива, но в последнем случае – на оценку. Правда, количество спортивных предметов по выбору большое: от тенниса до скалолазания. Также есть гуманитарные предметы, которые, с одной стороны, обязательны, а с другой, очень увлекательные и творческие. Есть еще и языковые курсы. Мария и сама ведет курсы русского – говорит, очень интересно ощутить себя по ту сторону кафедры.

Преодолеть языковой барьер и вникнуть в особенности чужого менталитета – две эти задачи встают в полный рост и во Франции. Особенно некоторое недопонимание касается вопросов дружбы. По словам девушки, то, что у нас зовется просто приятельством, здесь принято воспринимать как настоящую дружбу, поэтому на факультете всегда царит доброе душевное отношение и тотальная поддержка: домашние задания студенты выполняют вместе, обменяться конспектами – не вопрос, обсудить то, что не поняли в ходе лекции – вечером соберемся в университетской библиотеке. Такая атмосфера сохраняется даже в самое нервное время – на сессии.

Впрочем, с традиционными стереотипами о Франции Мария, по собственному признанию, рассталась еще на языковых курсах при посольстве, поэтому учиться поехала с трезвым взглядом на французскую жизнь. Правда, без сюрпризов не обошлось. Из неприятных: разочаровала… бюрократия. Впрочем, идеальных стран не существует, и чем раньше это понимаешь, тем лучше.

В выборе вуза и факультета девушка ни секунды не сомневается. Говорит, что именно благодаря учебе за границей она стала открытым и храбрым человеком. Но вот вопрос постоянного места жительства на чужбине ставит под сомнение: «Из Франции я, скорее всего, уеду. Мне здесь нравится, но я чувствую, что это всё же не та страна, в которой я хочу жить». Правда, и с возвращением на родину всё не так однозначно. Пока Мария живет, что называется, на две страны.

США: ограничимся сдержанностью

Валерия – студентка факультета журналистики в Университете Нью-Гемпшира. Расположен он в небольшом городке Дарэм неподалеку от Бостона. Поступила она туда благодаря одной из программ образовательного агентства StudyLab в Москве. Стоимость обучения без учета проживания – 15 тысяч долларов.

В Университете Нью-Гемпшира доступна масса направлений – от инженера до политолога. И если даже выбрано главное направление (major), например, по журналистике, с дипломом которого выпускник и покидает вуз, то никто не мешает выбрать и промежуточное (minor) – даже совсем не пересекающееся с главным – и изучать его параллельно, пусть и менее глубоко, как своеобразный факультатив.

Лекции имеют индивидуальную продолжительность в зависимости от дисциплины и текущего семестра, однако чаще всего стандартная пара длится 1,5 часа. На первом курсе, как правило, все предметы относятся к категории Discovery, то есть, не имеют отношения к выбранному студентом направлению. Например, у Леры – одна пара по понедельникам и средам, три по вторникам и четвергам продолжительностью по два с половиной часа.

В целом, структура семестра выглядит следующим образом: учеба, первая сессия, снова учеба, затем вторая сессия – так проходит курс. Единой группы нет, у каждого свой набор предметов.

Одно из преимуществ университетов США, по словам Валерии, разнообразные внеучебные активности для студентов. Например, бесплатные кинотеатр и спортзал, большой набор различных секций и клубов по всевозможным направлениям – от стрельбы из лука до клуба поклонников аниме. Словом, заняться в перерывах между парами есть чем.

Самовыражение в США и самовыражение в России, как отмечает наша героиня, абсолютно разные вещи. Например, внешне здесь можно выделиться из толпы как угодно: яркие волосы или нестандартная одежда, скорее всего, заслужат комплимент у тех, кто оценил, другие ограничатся спокойной сдержанностью. Общество здесь очень принимающее, или, как сейчас принято говорить, толерантное. Валерия еще ни разу не замечала, чтобы кого-то ущемили по какому-либо признаку. Иностранцев в университете много, но никого не обижают ни из-за особенностей внешнего вида, ни из-за слабого английского. Тем более преподаватели: слабый английский – в языковой среде быстро подтянешь, нормально учишься – значит, пять серег в одном ухе этому не мешают...

Вообще как отмечает Лера, в Америке самовыражение и свобода мышления (а равно и свобода чего-то не знать) являются заметными ценностями. Если сравнивать в этом смысле российскую старшую школу и американскую, то приходится констатировать, что российские старшеклассники привыкли, скорее, выучивать и знать положенное, в США – незнание чего-либо не стигматизирует, не навешивает на школьника ярлык глупого, неуспевающего или необучаемого.

Что касается такой большой (и нередко больной) темы, как языковой барьер, то девушка признается: не знай она английский так хорошо, было бы гораздо больше сложностей: на английском читают лекции, сдают экзамены и говорят между собой. В какой-то момент даже у инофонов что-то перещелкивается, и разговаривать со своими даже о самом простом и бытовом оказывается удобнее на английском.

В выборе специальности и страны и специальности Валерия уверена на все 100% и по сей день. Чего не скажешь о вузе: сегодняшняя студентка Университета Нью-Гемпшира считает, что с ее уровнем подготовки можно было поступить в высшее учебное заведение с более высоким рейтингом, но… так сложились обстоятельства. Возвращаться на родину желания у нее нет, впрочем, и оставаться в США девушка тоже не планирует. В планах – путешествия и поиск себя.

P.S.

Мы поняли: нет ничего невозможного. Все наши собеседники хотели увидеть что-то новое, ощутить себя в этой совершенно иной атмосфере и, конечно, получить хорошее образование. Поэтому, если вы хотя бы просто на досуге подумываете о чем-то подобном, вы уже сделали первый шаг к мечте. Отговаривать или агитировать кого-то не наша задача. Можно с успехом отучиться на родине и найти себе достойное применение за рубежом, можно прослушать модный курс в заокеанском вузе и получать весьма средний заработок на родине, можно… Траекторий десятки, если не сотни, а путь каждого слишком индивидуален: главное понимать, чего хотите вы сами.

Фото Вадима Мелешко из архива "УГ"