​Как в любой серьезной проблеме, здесь целый клубок разнообразных факторов. Давайте попробуем его распутать!

Традиции и… традиции

Заметим, что вообще аргумент традиций не является сильным. То, что традиционно, не всегда хорошо: вспомним, что еще несколько лет назад было принято курить в общественных местах! А то, что непривычно, не всегда плохо: например, женщины работают и делают карьеру, дети дошкольного возраста ходят в детские сады, люди в 50-70 лет продолжают учиться и развиваться – всё это еще совсем недавно не было традицией.

Часто говорят, что правило «когда я ем, я глух и нем» - именно российская культурная норма. Действительно ли это так? Я провела небольшое исследование: спросила наших коллег-дошкольников из шести стран (Дании, Швеции, Германии, Франции, США и Норвегии), есть ли у них подобное правило или поговорка, обращенные к детям дома или в детском саду. И, действительно, все мои респонденты дружно ответили, что у них такого правила нет. Есть правило не говорить с набитым ртом – этого требует простая вежливость. Однако относительно разговоров во время приема пищи было сказано ровно противоположное – они как раз приветствуются и являются признаком высокого качества образования.

Почему? Во-первых, совместная трапеза – это важная часть социального развития, у нее есть явный педагогический смысл. Передавая друг другу еду, накрывая на стол, рассуждая о том, кто что любит есть, отваживаясь пробовать новую еду, ожидая своей очереди и т.п., дети приобретают важные социальные навыки. С едой связно столько разных традиций и обычаев, и обсуждение и освоение всех этих правил – как держать нож (да, коллеги из Дании, Швеции и Норвегии предлагают детям учиться пользоваться ножом с трех лет!), зачем нужна салфетка, что можно есть руками, а что не стоит – это настоящая образовательная программа для малышей!

Во-вторых, застольная беседа – это важный момент для развития речи, ведь речь развивается именно в тех ситуациях, где разговор естественен, а беседа за трапезой – это важнейший культурный код во всех культурах (вспомним, что в Древней Греции симпозиум – «симпосион» – это как раз пиршественная беседа на сложные темы). Именно за столом с детьми можно непринужденно поговорить про цвета и формы, посчитать, сколько нужно тарелок и сколько ложек и т.п.

Лив Джермс, один из ведущих специалистов по дошкольному образованию из Норвегии, уточнила, что традиция предписывать детям молчание за столом у них существовала, но в 50-70 годы. Сейчас прием пищи считается важной частью развития социальных навыков. «Представьте себе ужин, во время которого все взрослые гости хранят молчание – насколько это выглядело бы не естественно!», - написала Соня Шеридан, автор шведского стандарта дошкольного образования.

Исторические разыскания

Уточню, чтобы быть правильно понятой: то, что в зарубежных детских садах нет ни традиции, ни поговорки «когда я ем, я глух и нем», тоже не является решающим аргументом. Например, я не откажусь от русского языка, даже если нигде в мире на нем не будут говорить, кроме как в России. И от русской литературы, как любимейшей и важнейшей для моего личностного и культурного развития, не откажусь ни за что. Это – моя идентичность. Без них меня нет.

Но вот беседа за столом – это то, что и для нашей культуры очень органично и естественно! Более того, молчание за обедом – это явный признак враждебности. Ну, или того, что ты попал в детский сад…

Пытаясь найти корни этой поговорки, я провела еще и маленькое лингвистическое расследование. Например, в словаре В. Даля упоминается архаический вариант «Покуда ем, так глух и нем». Кроме того, обнаружилось еще две версии происхождения поговорки. Первая говорит о том, что она вошла в обиход в советские времена, с появлением детских домов для беспризорных, когда галдеж за столом не нравился воспитателям, которые решили таким лозунгом приучать детей к дисциплине. Вторая – что впервые она прозвучала в знаменитом пародийном и саркастическом фильме Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», где едко высмеивается заорганизованность жизни в детском лагере.

Другими словами, исторические экскурсы оставляют вопрос о том, стоит ли это правило сохранять или пора от него отказаться, открытым. Давайте проанализируем реальные аргументы «за» и «против», а потом посмотрим, какие окажутся весомее.

Аргумент «за» тишину за столом

Главным аргументом против разговоров за столом является апелляция к безопасности – если дети болтают, они могут подавиться. Однако уточним, речь идет не о хаосе и крике, а о мирной застольной беседе, которая не мешает ни глотанию, ни жеванию.

Возможно ли установить такие правила? Да, возможно, примеры есть. Легко ли установить такие правила? Труднее, чем просто приказать всем молчать, поскольку такие правила устанавливаются не директивно, а через обсуждение с детьми. Но тогда это вопрос о том, как вводить правила жизни не авторитарным способом? Каким должен быть уклад жизни в группе, и этот вопрос действительно стоит обсуждать. Положа руку на сердце, в фокусе и подготовки педагогов, и в вузах, и на курсах повышения квалификации уклад жизни и правила установления правил оказываются редко. А ведь именно они и создают

атмосферу, которая влияет на маленького человека гораздо сильнее, чем любые занятия!

Аргументы «против»

Главный из них состоит в том, что именно во время, так называемых, «режимных моментов», а по-человечески говоря – во время еды, сна, хождения в туалет, одевания – маленький человек особенно беззащитен и особенно остро нуждается поддержке и принятии. Спокойный разговор, да и возможность есть не за одним большим столом, а небольшими уютными группами – это не про этикет, а про чувство безопасности, про доверительные отношения между детьми и взрослыми.

Рассказывают, кстати, что одним из первых нововведений Александра Наумовича Тубельского, когда он стал директором школы, было обустройство кабинок в школьном туалете. Потому что он прекрасно понимал – все моменты, затрагивающие телесность – это как раз и есть про образование, потому что это – про уважение к человеку.

При всей своей привычности, указание «Когда я ем, я глух и нем» превращает совместную трапезу в «прием пищи», где правила резко отличаются от тех, что есть в хорошей любящей семье. А дошкольники протестуют без слов, но очень эффективно: статистика заболеваемости – это и есть сигнал на ситуации отчужденности и эмоционального дискомфорта.

Ну и, конечно, второй аргумент против тишины за столом, о котором уже говорилось выше: культура совместной еды – важная социальная компетентность, разговоры за столом – важная часть речевой и коммуникативной культуры.

Вернусь к вопросу о том, почему «разговоры во время еды» обсуждаются так эмоционально. Рискну предположить, что речь идет не столько о застольном этикете: это с трудом прокладывает себе дорогу идея нового отношения к ребенку – уважительного и доверительного.

Еще раз про количество и качество

И наконец аргумент, который наверняка уже напрашивается у всех, кто когда-либо работал в детском саду: что дело вовсе не в нашем желании запретить детям мирный разговор, а в простой невозможности его разрешить! Ведь, если воспитатель один, а детей 20-25, если малыши, увлекаясь разговором за столом, забывают есть, а время поджимает и всех надо уложить спать и т.д., и т.п., то гораздо экономнее (в плане сил и времени) опять же предписать всем молчать, чтобы все поели быстрее. К тому же, если взрослый один, как он может рассадить детей небольшими группами – удобнее контролировать безопасность, когда все дети сидят вместе (хотя это гораздо менее уютно)…

В ответ на это я хочу сказать две вещи.

Во-первых, мы многократно сталкивались с ситуацией (кстати, и в частных детских садах), когда детей немного, а взрослый всё равно не поддерживает тихую беседу. Такова сила инерции: нам трудно разглядеть образовательный смысл вне «непосредственной образовательной деятельности».

А во-вторых, «Нужна ли беседа за столом?» и «Возможна ли она при нынешнем количестве взрослых в группе?» - это два разных вопроса. И решать их

надо по отдельности. И что-то мне подсказывает, что, если мы разберемся с первым вопросом, у нас появятся аргументы в пользу решения второго.

Об авторе

Ольга Александровна Шиян – ведущий научный сотрудник лаборатории развития ребенка МГПУ, международный эксперт ECERS

Фото Марии Голубевой из архива "УГ"