Но древность - одно. Давно прошедшие человеческие страдания не только ребенок, но даже не каждый взрослый способен соотнести с собой, своей жизнью, собственной болью. Поэтому в параграфах, посвященных Древнему миру и Средневековью, остается большой процент сказочности, "не вполне" реальности...

Но как быть учителю, рассказывающему о событиях недавнего прошлого, о трагических судьбах людей, живущих в 20-м веке, о ровесниках прабабушек и прадедушек сегодняшних школьников? Здесь уже совсем другой "градус" восприятия боли и несправедливости, порой невыносимый, запредельный...Может быть, и не надо трогать в школе эти непростые темы? Зачем травмировать неокрепшую психику? Пусть ребенок узнает о страшном в семье, от родителей, когда те сочтут дочь или сына готовыми к восприятию трагического.

Примерно так думают сегодня большинство учителей истории, поэтому тема репрессий и сталинского террора затрагивается на уроках вскользь, не оставляя в душе детей почти никакого следа. Историки надеются на словесников: в 11-м классе школьники не смогут пройти мимо Солженицына и Шаламова. Но нередко и в выпускном классе тема репрессий опускается: из всего творчества Солженицына дети выбирают, как правило, небольшой по объему "Матренин двор", о Шаламове же на уроках говорят немногие, если не единицы. Неудивительно, что сегодняшние подростки нередко выходят из школ совершенно неосведомленными. Недавний инцидент в музее истории ГУЛага, потрясший многих, - красноречивое тому доказательство.

Поколение, которое учителя и родители "пожалели", оградили от сложных вопросов, оказывается беззащитным перед любой, самой лживой и бесчестной пропагандой, более того, оно вполне может стать жертвой политического авантюриста и конъюнктурщика.

Если нескольким поколениям вовремя не сделать "прививку" от тоталитаризма, как от опасной болезни, то тирания может повториться. И кровь снова польется рекой. В этом убеждены учителя истории и обществознания нижегородской школы №186 Виктория Александровна Золина и Елена Александровна Калыганова. Вот уже несколько лет подряд вместе с учениками и коллегам они готовят мероприятие, посвященное Дню памяти жертв политических репрессий.

С инициативой знакомить школьников с воспоминаниями людей, прошедших через тюрьмы и ссылки по 58-й статье, и детей репрессированных, выступила нижегородская общественная организация, объединяющая жертв сталинского террора, еще 11 лет назад. Инициативу поддержал правовой департамент областного правительства, при его финансовой помощи воспоминания репрессированных и членов их семей стали записываться и издаваться. К настоящему времени вышло уже 15 сборников.

Но издать мало. В опубликованных свидетельствах не будет большого прока, если их прочтут лишь родственники. Людям, пережившим страшные годы, важно, чтобы у воспоминаний появились читатели или слушатели - причем не столько представители старшего поколения, сколько юные, ничего о прошлом не знающие.

Было решено ежегодно в преддверии 30 октября, Дня памяти жертв политических репрессий, проводить школьные мероприятия. Воспоминания о трагическом периоде истории должны были, по мысли инициаторов, звучать именно там. На инициативу откликнулись несколько нижегородских школ. Но проведя дни памяти один, два, редко три раза, большинство школ - в силу перегруженности или еще каких-то причин - сошли с "дистанции". Лишь 186-я школа ни на один год не прерывала традицию. Именно в эту школу после траурного митинга на нижегородском кладбище «Марьина роща», где закапывали расстрелянных и до смерти замученных репрессированных, приезжают их дети, внуки, братья и сестры. Ежегодные встречи с детьми и педагогами 186-й школы стали для пожилых людей доброй традицией.

Стоит отметить и другое: памятные мероприятия никогда не проводились здесь формально, более того: с каждым годом они становятся все более интересными по содержанию и яркими по форме. Это происходит не только потому, что у Виктории Александровны и Елены Александровны - основных организаторов тематических встреч - накапливается опыт сценаристов и постановщиков действа. Педагоги (а круг принимающих участие в подготовке год от года расширяется, и каждый подключившийся привносит свои идеи), анализируют прошедшее мероприятие с точки зрения «что получилось, а что не совсем», «что сработало, а что прошло мимо детей». Педагогам важно не только дать ученикам понятие о сталинизме и терроре, но достучаться до сердца каждого ребенка. Учителя каждый раз ищут новые формы разговора с детьми на важную тему. Ведь речь идет не просто об истории, во всяком случае не только о ней. В процессе подготовки учителя закладывают ключевые ценности взрослеющего человека - будущего гражданина страны: уважение к личности, признание прав человека, приоритет гуманизма при решении любых общественных и геополитических вопросов. Можно ли без этих фундаментальных понятий представить цивилизованное будущее?

В этом году, например, преподаватели, участвовавшие в подготовке (к историкам Золиной и Калыгановой присоединились словесники Татьяна Агафонова, Мария Маслова и Ольга Зайцева, завуч по воспитательной работе Полина Ружникова, педагог-организатор Татьяна Тропичева, им помогали педагог-хореограф Наталья Воронина и радиоинженер Владимир Панченко) взяли за основу постановки так называемую «азбуку сталинизма». На каждую букву алфавита участники выносили на сцену плакаты со словами, хорошо знакомыми и понятными всем живущим в том времени: А — «абсолютная власть», Б - «барак», «Берия», «Беломор-канал», В - «высшая мера», «враг народа», Г — ГУЛаг, Е - «ежовщина» и так далее. Плакаты сопровождалось сценками как в немом кино, голос «за кадром» давал пояснения, озвучивал шокирующие цифры и факты. На экране появлялась видеохроника, звучали воспоминания очевидцев и стихи поэтов, прошедших лагеря и замученных режимом. Сценическое действие заняло всего час, но по эмоциональной наполненности время это сопоставимо с месяцем занятий - так оно сгущено и спрессовано. Все увиденное и услышанное надолго запечатлевается в памяти, потому что затрагивает не только голову, но и душу. И, что удивительно, воспринимается на одном, точнее, на едином дыхании. В зале находятся и юные, и пожилые зрители. Ничего не знающие о трагедии и лично ее пережившие сидят бок о бок, они рядом - и это тоже важно. Ведь история отечества одна на всех. Преступление против невинных не имеет срока давности. А поскольку сталинизм прошел катком через каждую семью, то затронул всех - и детей жертв, и потомков палачей. Чтобы жить вместе дальше, нужно избавиться от нераскаянной вины.

В то же время...

Сегодня россияне высказывают о сталинизме полярные суждения. Кто-то говорит о необходимости покаяния на государственном уровне, большинство готовы, напротив, лишь гордиться прошлым страны. Есть и такие, кто считает, что не нужно ни стыдиться, ни гордиться, что излишняя актуализация истории ни к чему хорошему не приведет и вообще «кто старое помянет, тому глаз вон».

Между тем, жестокость, склонность к насилию, к доминированию над толпой - и это уже доказали антропологи - кроется в самой природе человека (и человечества в целом). И значит фашизм, тоталитаризм повержены, но не преодолены. А значит, при определенных условиях они могут (и наверняка будут, если не принять мер) возрождаться. Поэтому нравственная прививка необходима. И делать ее нужно как можно раньше.

Первыми об этом задумались в Германии. Страна, раскаявшаяся в преступлении против человечности перед всем миром, может служить примером и для нас тоже. К сведению: германо-российский музей Берлин-Карлсхорст, созданный в 1967 году и первоначально финансировавшийся СССР, после распада Союза продолжил свою просветительскую деятельность. С 1994 года он существует исключительно за счет бюджета Германии, финансируется в основном федеральным Министерством внутренних дел, к финансированию подключены министерства обороны и культуры. Разумеется, музею помогают партнёры: частные спонсоры из европейских стран, германские университеты, научные организации, архивы, библиотеки. Каждый год в Германии реализуются самые разнообразные проекты, связанные с сохранением памяти о войне, трагедии плена с обеих сторон, устраиваются тематические выставки, проводятся дискуссии. В апреле 2009 года в постоянную экспозицию Германского исторического музея (г. Берлин) включен мультимедийный портал с 12 интервью выживших во время принудительных работ. Осенью 2009 года, к 70-летию начала Второй Мировой войны были выпущены 5 короткометражных документальных фильмов-интервью, также предназначенных для школьных уроков истории, занятий по музейной педагогике (подробнее можно узнать по ссылкам http://www.zwangsarbeit-archiv.de/index.html, http://www.dhm.de/zwangsarbeit/)

В качестве недавнего примера можно привести и выставочный проект "Немцы. Принудительный труд. И война". В него вошли документы архива под названием «Принудительные работы во время национал-социализма", созданного для сохранения памяти и в назидание потомкам. Его создание инициировали и финансировали фонд "Память, ответственность и будущее" Свободного Университета Берлина и Германский исторический музей. Более 600 интервью с выжившими узниками были собраны студентами университета в 26 странах мира. Большую часть архива составляют переведенные на немецкий язык свидетельства граждан Польши, России, Украины, Белоруссии. К проекту подключались архивы европейских стран, особенно много австрийских, архивы бывшего СССР, крупные музеи-мемориалы - Бухенвальд и Миттельбау-Дора (кстати, именно они были главными кураторами проекта). Уникальным архивом могут пользоваться учителя истории, этики, политологии, работающие с учениками 9-13-х классов. Более того, сотрудники Свободного Университета проводят специальные семинары для учителей-предметников.

Как видно из приведенных фактов, в замалчивании темы концлагерей в Германии не заинтересовано ни государство, ни общество. Почему же у нас иначе? Почему у нас ставятся памятники тиранам и убийцам? Стало нормой, что к Дню победы ежегодно выпускаются открытки с изображением Сталина, а образ «вождя народов» тиражируется, успешно продается и становится коммерческим брэндом города на Волге, который защищали сотни тысяч наших соотечественников. И все это происходит если не по благословению, то при молчаливом одобрении власти и общества. Если бы кто-то в Германии вздумал сегодня продавать в качестве сувенира изображение фюрера, он бы не только подвергся обструкции со стороны общества, но был бы осужден со всею строгостью, потому что немецкий закон запрещает пропаганду фашизма в любом виде.

А что же произошло с нами? Неужели «сталинизация головного мозга» оказалась заразной болезнью и сейчас мы переживаем ее эпидемию?


Фото автора

Автор благодарит за предоставленные сведения Марину Абрамову, научного сотрудника отдела документов и личных архивов ВМОМК имени Глинки и корреспондента немецкого журнала «Резонанс» ("Resonanz". Nuernberg, Deutschland)


*Homo memor - Человек помнящий