Заявление министра образования и науки РФ Ольги Васильевой о том, что готовится нормативная база, в соответствии с которой зарплата учителя будет состоять на 70 % из базовой части и на 30 % из стимулирующих выплат, педагогов Воронежской области не удивило. В регионе подобное положение разработано и действует уже довольно давно: в трехстороннем соглашении между правительством Воронежской области, объединениями профсоюзов и объединениями работодателей от 2009 года есть пункт 3.4, в котором значится, что «начиная с 1 января 2010 года, объем средств на выплаты стимулирующего характера должен составлять не менее 30 % средств на оплату труда, формируемых за счет ассигнований областного бюджета». Также сказано, что в сфере доходов и оплаты труда работодатели совместно с профсоюзами предусматривают в коллективных договорах и соглашениях «долю оплаты труда по тарифным ставкам (должностным окладам) в заработной плате работников не менее 70 % от ее общего размера».  

Вот и получаются те самые 70 и 30 процентов – часть гарантированная и часть стимулирующая, которые в идеале должны решить зарплатные проблемы наших педагогов. Должны, но что оказывается на деле? Об этом я попросила рассказать своих собеседников: председателя Павловской районной организации Профсоюза работников народного образования и науки РФ Елену Анатольевну Высочину, директора Боганской школы Борисоглебского района Виктора Николаевича Быкова и председателя Воронежской областной организации Профсоюза работников народного образования и науки РФ Тамару Андреевну Бирюкову.

Сразу скажу, что в Воронежской области за сентябрь долгов перед педагогами нет. Во всяком случае, никто не жаловался. В Павловском районе на один-два дня были небольшие задержки с выплатами по детским садам, то есть, из муниципального бюджета. Но ситуацию быстро исправили, тем более что педагоги-дошкольники, привыкшие получать свою зарплату день в день, сразу же обратились в райком профсоюза, и проблема не успела перерасти в большую.

Рассказывает Елена Высочина:

- Нас волнует другое. Сейчас в большинстве школ практически не осталось стимулирующей части, она сохраняется только в крупных школах. Это произошло из-за сокращения норматива. Раньше у нас был отдельный норматив на городскую школу и отдельный на сельскую. Это разделение убрали и ввели коэффициент для сельских школ. В зарплате люди потеряли, мы сразу почувствовали, что финансирование уменьшилось. Хотя сам принцип – 70% базовая часть и 30% стимулирующая сохраняется, это есть и в рекомендациях трехсторонней комиссии. Но норматив уменьшился, финансирование тоже. Уже убраны из штатного расписания школ вожатые, соцпедагоги, психологи, но объем выполняемой работы не уменьшился, люди продолжают ее делать, и им из стимулирующей части, из тех самых 30 процентов, все равно выплачиваются деньги. В итоге, в крупных школах стимулирующая часть еще осталась, а в маленьких денег не хватает.

Еще в августе, перед началом учебного года Елена Анатольевна направила обращение руководителю департамента финансов Воронежской области Надежде Георгиевне Сафоновой с анализом финансовой ситуации и требованием не допустить снижения финансирования образовательных организаций района. «В 2015 году, - говорится в письме – убран норматив финансирования расходов на общеобразовательные организации, находящиеся в сельской местности, вместо него в расчет субвенции введен коэффициент удорожания, что снизило финансирование. В результате 10 образовательных организаций Павловского муниципального района, даже при увеличении численности обучающихся, оказались «в минусе», составившем от 123 тысяч рублей до 2 миллионов 200 тысяч рублей» на школу. В 2016 году уже из-за уменьшения самого норматива (в 2015-м он составлял 32713 рублей на ребенка, а в 2016-ом – только 31862 рубля), субвенция Павловскому муниципальному району на образовательные организации значительно сократилась. В 2015 году было 273 миллиона 514,7 тысячи рублей, а в нынешнем году – 267 миллионов 259,1 тысячи рублей. Думаете, сократилось число учеников? Как раз наоборот: в прошлом году в школах района обучалось 5187 детей, а в 2016-м – 5280. Детей больше, денег – меньше. Хотя областные руководители со всей искренностью заявляют, что если финансирование на чуть-чуть сократить, этого никто даже не почувствует!

Теперь педагоги с волнением ждут новогодних праздников: не уменьшится ли зарплата, удастся ли сохранить ее на уровне и в соответствии с майскими президентскими указами? Ведь если и дальше продолжать отламывать от пирога по маленькому кусочку и уговаривать себя, что это незаметно и это можно, пирог круглее не станет и в итоге все равно кончится. 

Говорит Виктор Быков, директор Боганской школы Борисоглебского района:

- Соотношение 70 % и 30 % у нас действует, только на деле означает оно несколько другое: это соотношение заработной платы учителей – 70 % и остальных работников – 30 %. О стимулирующей части в сельских небольших школах говорить не приходится, надтарифного фонда нет, мы платим по «голым» ставкам. Причина – нехватка средств, даже инфляцию не покрываем. Плюс к этому в положение об оплате труда у нас включены зарплаты техническим работникам, это, например, обслуживающий персонал котельных. Котельная наша, школьная, топимся углем, деньги на зарплату вроде бы должен выделять муниципальный бюджет, но финансирование идет из субвенций, поэтому в итоге оплачиваем мы. Это отнимает средства. Знаю, что во многих сельских школах подобное положение. Есть школы, в которых детей меньше, чем у нас. В нашей ежегодно учится от 100 до 105 ребят, работает 14 учителей, даем полное общее среднее образование. Заработная плата учителя – в среднем 22000 рублей, но это в тех случаях, если учитель работает на полторы ставки, не меньше. Есть у нас столовая, детей сами кормим, всего, если с кочегарами вместе, у нас 7-8 человек обслуживающего персонала. Вот такой коллектив… Понятно, что 30 % должны распределяться между учителями как стимулирующая часть за дополнительную успешную работу с детьми. У нас такая работа ведется, учителя с детьми занимаются, но это больше как бы на общественных началах, к сожалению.    

Павловский район и Борисоглебский оба немаленькие, и проблемы в них во многом похожи. В Павловском в детских садах весь обслуживающий персонал финансируется из муниципального бюджета, а в некоторых школах так же, как и в Борисоглебском, остаются свои кочегары, им зарплату выплачивают из школьных денег, точнее, из областной субвенции. По словам Елены Высочиной, в прошлом году педагоги Павловского района попробовали пересчитать, разделив финансирование базовой части и стимулирующей, сколько реально приходится средств на одну часть и на другую. Получилось, что если попытаться честно оплачивать людям всю их дополнительную работу и поощрять за успехи, то стимулирующая часть должна быть значительно выше 30 процентов, а это означает необходимость увеличения финансирования.

Что же касается части базовой, любой желающий может высчитать ее сам. Если в регионе средняя зарплата учителя 24 тысячи рублей, как в Воронежской области, то 70 % от этой величины составляют 16800 рублей. Вроде бы все правильно, но не так! Базовая ставка у воронежских учителей – всего 8723 рубля, и остается такой она с 2014 года.


Тамара Бирюкова, председатель Воронежской областной организации Профсоюза работников народного образования и науки РФ:

- Раньше по размеру базовой ставки Воронежская область была в лидерах, но сегодня уже многие нас обошли, есть регионы, где базовая ставка составляет 10-11-12 тысяч рублей. Хотя если исходить из средней зарплаты учителя по Воронежской области, а это примерно 24 тысячи рублей, базовая часть должна быть не меньше 16800 рублей – 70 % от заработка. Ведь даже когда ты берешь ссуду или кредит в банке, с тобой говорят о базовой части и дают деньги, ориентируясь на нее, а не на стимулирующую часть, которая сегодня одна, а завтра может быть меньше. Да и у педагога должна быть уверенность, что он каждый месяц гарантированно получит 16800, а не 8700.

Мы еще год назад на трехсторонней комиссии поставили вопрос об увеличении базовой части, но пока ничего не изменилось. У нас немало педагогов, кто не получает квалификацию, работает на ставку и не занимается ничем, кроме преподавания. У учителя может не быть классного руководства, он может не готовить детей к олимпиадам, не ходить с ними в театры, не проводить открытые уроки и так далее. Он имеет на это право. Но почему у него должна быть такая маленькая зарплата за его обычный труд?  

После этого разговора у нас тоже возникли вопросы. Получается, что величина заработной платы учителя сегодня зависит совсем не от базовой части, а от среднего заработка по региону? Тогда особого значения не имеет, как делить: 70 на 30, 40 на 60 или ровно пополам. Все зависит от майских указов, а реальная базовая часть учительского заработка, закрепленная документально, составляет всего лишь треть от средней по экономике. Чуть больше 30 %. Говорят, на большее нет денег, потому что следом за увеличением базовой придется увеличивать все остальное, что рассчитывается от этого показателя.

Мало того, что такое отношение не добавляет уверенности простому учителю, так еще и позволяет манипулировать средствами всей образовательной организации. Уже стало привычным, что у крупных городских школ (да и у больших сельских тоже), зарабатывающих на грантах и победах в различных конкурсах, авторитетных, привлекающих много учеников, часть средств забирают для «выравнивания» ситуации. У кого 300 тысяч рублей, у кого 500, а то и 900 тысяч. Думаю, даже не стоит говорить о том, добавляет ли это энтузиазма и желания активнее работать школам-лидерам. По итогам последнего рейтинга за 2015-1016 учебный год в ТОП-500 лучших школ России вошли всего пять школ Воронежа вместо 10-11, как это было в прошлые годы. А среди 200 лучших сельских общеобразовательных школ вообще нет ни одной из Воронежской области.         

 

Фото автора