Проверено на себе

В рамках визита руководителя федеральной группы разработчиков ЕГЭ по математике Ивана Ященко в Петрозаводске прошло несколько мероприятий. Первое — пробный ЕГЭ по математике базового уровня для журналистов и депутатов карельского парламента, которые не так давно инициировали обращение к главе Правительства РФ об отмене такой формы экзаменов.   

Выдержать испытание ЕГЭ мне уже пришлось 10 лет назад, когда выпускалась из школы, и негативных эмоций этот опыт не оставил. Пугал ли нас тогда экзамен? Не помню особого страха, кажется, даже наоборот, ведь в противном случае пришлось бы сдавать контрольные, а с ними я не особо «дружила». 
В педагогическом колледже, где проходил пробный ЕГЭ, к делу подошли максимально серьезно. На входе дежурила представитель полиции, наши личные вещи заперли в отдельной комнате, перед входом нас проверили металлоискателем. 

Сравнивая экзамены, замечу, что за 10 лет регламент ужесточился. Даже салфетки меня попросили оставить при входе. Раньше в бланке мы могли указать, были ли, по нашему мнению, нарушения при проведении экзамена. Сейчас подается апелляция о нарушении установленного порядка ГИА. Уже не говорю о видеонаблюдении. Хотя, как выяснилось, слабые места у контроля все же есть: ребята имеют полное право выйти из аудитории. До места следования их провожают организаторы, в коридорах также есть камеры. Но в конце концов выпускник остается один – и волен делать все, что позволит совесть. Однако, любители шпаргалок, имейте в виду: длительное отсутствие может показаться подозрительным, и сопровождающий (а вдруг вам плохо стало?), вероятно, примет меры. Хруст и шелест запрещенных бумажек тоже может вызвать вопросы. Хотя, что касается математики, не вижу смысла делать шпаргалки: почти все необходимые формулы есть в пакете документов.
Итак, перед началом пробного экзамена нам зачитали регламент и раздали конверты с заданиями. Мы заполнили бланки и приступили к делу: 20 заданий нам предстояло выполнить за время в два раза меньшее, чем на реальном экзамене – за 1,5 часа.

Задания вызвали впечатления смешанные. Дроби и логарифмы заставили мозги гуманитария зашевелиться. Некоторые задачи, связанные с площадью трапеции или теорией вероятности, оказались неприступны. Но были и другие, к примеру, сопоставить объекты и их вес. Грузовик, каплю воды, собаку и грецкий орех предлагалось соотнести с несколькими тоннами, миллиграммами, килограммами и граммами. И таких задач, требующих не столько знаний формул и методов вычислений, сколько элементарной логики, было несколько. Удивило то, что «цена» этих заданий – про собаку и, к примеру, логарифмического уравнения, одинаковая – один балл. То есть «на тройку» достаточно ответить на ряд несложных вопросов.

«Оценка выставляется следующим образом: 7 баллов из 20 — это порог. Все задачи стоят одинаково, независимо от их сложности», - рассказал после экзамена Иван Ященко. Увидев недоумение участников испытания, он добавил: «Есть разные схемы оценивания... Но была поставлена задача сделать так, чтобы система была максимально понятной и прозрачной. Одна задача — один балл: 7 баллов - порог, 12 баллов - «4», 17 баллов — «5».

Я одолела 15 из 20. В целом же, отметили организаторы, журналисты и парламентарии показали очень неплохие результаты.

Коротко о впечатлениях. Страшно не было. Не смутили ни камеры, ни металлоискатель. Да и содержание экзамена не показалось очень сложным. Думаю, при наличии свежих школьных знаний сдать его на "отлично" более чем реально.

Учителя спрашивают – эксперты отвечают

Проведение ЕГЭ – сложный процесс, в котором задействовано множество ресурсов: человеческих, материальных, временных. Между тем задания его упрощаются. Может ли это сказаться на качестве знаний выпускников? Об этом говорили уже после экзамена – с парламентариями, журналистами, преподавателями.

Спрашивали о разном. Вопросы учителей, в частности, касались содержания экзамена. К примеру, для чего в ЕГЭ 11-го класса включены задания из 9-го, если ребенок уже сдал ОГЭ?

Иван Ященко пояснил, что, во-первых, ЕГЭ является экзаменом за всю школу и имеет свой стандарт, а во-вторых... «Если все сдадут идеально ОГЭ, тогда, может, и можно будет исключать», - заметил он, добавив, что пока существуют и большие проблемы со сдачей школьниками базового ЕГЭ.
Из профиля простые задачи также нельзя исключать, пояснил специалист, ввиду разного уровня набора в региональных вузах: если из-за сложности заданий выпускники не получат нужного количества баллов, вузы не смогут набрать студентов.

Много вопросов у педагогов вызвали примерные образовательные программы по математике в старших классах, которые планируется утвердить в ближайшее время. Как рассказал Иван Ященко, появятся следующие типы: базовый компенсирующий (для тех, кто неуверенно владеет программой основной школы), базовый и углубленный. Первый по идее должен помочь неуспевающим освоить программу основной школы так, чтобы они все-таки смогли сдать базовый ЕГЭ по математике в 11-м классе и получить аттестат. При этом на компенсирующий уровень предполагается 5-6 часов в неделю, базовый — 4, углубленный — более 6 часов. Педагоги задали логичный вопрос: «А как мы будем их делить? Не возникнет ли ситуация, при которой учителю придется уделять все внимание отстающим ученикам, работая с ними по компенсирующей программе, оставив за бортом остальных?» Федеральный эксперт заявил о возможности деления классов (при наличии нескольких параллелей в школе) на группы, с которыми смогут работать и разные учителя. Педагоги выразили сомнения по поводу организационной и финансовой стороны вопроса.

В финале встречи учителя попросили столичных гостей «передать пламенный привет» ведомству (читай — Минобрнауки РФ), которое, изменив состав федерального перечня, лишило их хороших учебников по математике, тем самым усложнив подготовку школьников к ЕГЭ.

ЕГЭ как зеркало

Дискуссия на встрече с журналистами, и особенно с преподавателями ПетрГУ, касалась одного, но крайне важного вопроса: качества математического образования в школе, снижение которого давно отмечают специалисты. На вопрос корреспондента «УГ», может ли ситуация быть связана с введением ЕГЭ, Иван Ященко ответил: «Во-первых, ЕГЭ — это зеркало. По моему опыту, качество математического образования стало падать довольно давно. И как раз одной из проблем являлось отсутствие четких измерителей и имитация процесса преподавания математики. Проблемы с качеством приема во многом связаны с тем, что мотивация ребят к изучению математики пропала. Более того, это проблема не только старшей школы. Если посмотреть результаты НИКО в 4-х и 7-х классах, станет очевидным: у нас развален процесс текущего контроля. Ребята не решают задачи 5-х и 7-х классов. Это значит, все это время их учили зря. Проблема не в часах на математику. Проблема в том, за эти часы можно было сто раз всему этому научить. Это как с английским языком — часов много, а почти никто свободно по-английски не разговаривает». 
- Зачем тогда нужен ЕГЭ по математике? - задала вопрос Наталья Мешкова, главный редактор интернет-журнала «Лицей», автор «УГ». - Огромные финансовые ресурсы, дети получают стресс, установлена практически полицейская система надзора. А это всего лишь «зеркало»! При этом сборная России по математике провалила международную олимпиаду впервые за 20 лет, а в седьмом классе ребята не умеют решать простые арифметические задачи. 

Иван Ященко, в свою очередь, напомнил о преимуществах, которые дает ЕГЭ для поступления выпускников в вузы, а также о борьбе с коррупцией в вузах: «Сейчас система четкая, прозрачная», а качество образования падает «по объективным  причинам».

«Они не умеют складывать дроби»

Однако, аргументация о провале математического образования в школе в девяностых годах, еще до введения ЕГЭ, не смогла убедить вузовских преподавателей. По их данным, качество знаний абитуриентов, которые приходят на матфак сейчас, по сравнению с результатами выпускников десятилетней давности катастрофически снизилось. 

- Я двадцать лет в деканате наблюдаю за приемом. У меня нет ярко выраженной ностальгии по советскому образованию, но то, что обвал произошел буквально в последние годы, это очевидно, - констатировал Алексей Варфоломеев, декан факультета математики и информационных технологий ПетрГУ. - Мы видим тех, кто приходит к нам. И это катастрофа, потому что сейчас, молодые люди поступающие на математику, не умеют складывать дроби... Я долгое время был сторонником ЕГЭ, наблюдая за его динамикой. Но в последние годы вижу: что-то совсем разладилось, возможно, все-таки есть связь и с введением базового ЕГЭ.

Его коллега доктор наук, профессор ПетрГУ  Александр Иванов (сайт «УГ» публиковал фрагменты обращений профессора к Минобрнауки РФ и Президенту РФ) объяснил, оперируя цифрами из официальной статистики, что невысокий уровень сложности заданий базового ЕГЭ по математике влияет на общий уровень математических знаний большинства школьников, которые раньше, до снижения минимального порога и разделения экзамена, вынуждены были тянуться к решению задач из частей B и С.
Кроме того, ученые единодушно заявили, что упрощение школьного экзамена сослужило плохую службу выпускникам, выбирающим специальности, где нет вступительного испытания по математике.

«Базовый ЕГЭ по математике явно не принес пользы даже девочкам-гуманитариям, - заявил профессор ПетрГУ Александр Рогов. - Они считают, что им математика не нужна, и успешно ее сдавать не стараются. Приходят к нам на некоторые специальности, например, на туризм, лесное хозяйство, где не требуется профильная математика, и выясняют, что в программе… стоит математика! И чему мы должны их учить? Они ничего не знают! Они поступали на гуманитарную специальность и думали, что математика им не нужна. Они не знают, чему равна производная "е в степени х". А мы им должны давать высшую математику, матрицы и все остальное по учебному плану. В результате эти дети вынуждены либо нанимать репетитора, либо уходить».

В итоге преподаватели предложили Ивану Ященко плавно отменить базовый ЕГЭ по математике, вернуть классический выпускной экзамен, а профильный ЕГЭ оставить в качестве вступительного, при этом убрав из него простые задачи, разделив на два уровня (для инженерных и математических специальностей) и сделав практически непредсказуемым (отказавшись, в частности, от демоверсий).

Иван Ященко, в свою очередь, связь падения уровня знаний школьников по математике с введением ЕГЭ (тем более связь с разделением экзамена на «базу» и «профиль») категорически отверг: «Не может быть такой процесс связан с тем, что ввели всего год назад. Здесь скорее другое. У нас развален текущий контроль». Эксперт также высказался против отмены ЕГЭ: «Если мы уберем уже ставшие обязательными единые госэкзамены, у нас массово будут оканчивать школу люди, которые не знают ни как дроби сложить, ни русского языка».

По итогам обсуждения к единому мнению участники дискуссии не пришли. Да никто и не ожидал, что так случится: слишком разные взгляды на то, как возрождать былую славу отечественного математического образования.

Фото Марии Голубевой