В память о Виктории Николаевне мы повторяем на нашем сайте публикацию нескольких полос из «Учительской газеты» № 5 от 2 февраля 2016 года.


Первые сто строк

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, главный редактор «Учительской газеты»

С Викой мы познакомились тридцать лет назад. До юбилея не хватило месяца. Вообще этот год был бы юбилейным для нее - 18 февраля исполнилось бы семьдесят лет. Московский выпуск «Учительской газеты», бессменным шеф-редактором которого была она, вскоре отмечал бы десятилетие. Не случилось. Все будет без нее. И с этим надо научиться жить...

Если бы она жила менее напряженно, не стремилась объять необъятное, не пыталась раздвинуть границы времени, не отвечала на все телефонные звонки, не помогала всем, кто к ней обращался, не спала по пять-шесть часов в сутки, не писала по несколько текстов в номер, она бы встретила не только грядущие юбилеи, не только написала бы книгу по истории московского образования, но и женила бы внуков и выдала внучек замуж, тех, что есть, и которые еще родятся у замечательных ее сыновей - Виктора и Олега, которых любила безумно, страстно, до боли.
Бог наделил ее не только талантом мастерски складывать слова в предложения, предложения в текст, тексты в цельный газетный номер, но и любовью. Она была полна любви, как вишня весной полна цветов, как августовское небо полно падающих звезд, как возвращающаяся с полей в улей пчела полна сладкого нектара. Она любила своего мужа, с которым познакомилась студенткой в МАИ и с которым прожила долгую и счастливую жизнь. Она любила людей, о которых писала. Она становилась им поддержкой, опорой, иногда делая для них намного больше, чем родные и близкие люди. Ее любовь зашкаливала. Она отдавала людям, которых любила, сто один процент своей души.
Она гордилась московским образованием. Она знала о нем все. Лучше любой поисковой системы. Люди, события, имена, факты, скандалы, награды. Это знание позволяло ей писать не сиюминутные тексты. Как никто другой, она умела сложить рассыпающуюся мозаику, уловить ускользающую нить, заметить невидимые неявные связи между весьма далекими элементами и сделать неожиданные, а порой ошеломляющие выводы. С ними можно было соглашаться или не соглашаться, но они всегда заставляли думать, уточнять свою собственную позицию. Я уверен, что она так легко справлялась с аналитическими текстами благодаря своему инженерному образованию. Она любила красоту точных наук, совершенство математических формул, ее завораживали чертежи, в которых читалось будущее летательных аппаратов. Но еще больше она любила людей, ее влекла их непростая сущность, их помыслы и деяния, их страдания и надежды, их взлеты и падения. Именно поэтому она пошла на факультет журналистики...
Она была счастливым человеком. Обладала всеми составляющими счастья: душевным покоем, уверенностью в будущем, отсутствием страха. И людей вокруг себя делала счастливыми, поддерживая, воодушевляя, подталкивая...
Она никогда никому не хотела специально понравиться. Хотела, чтобы ее принимали такой, какой она была. Сложной, ищущей, верной долгу и делу. Одним словом, Вика была Личностью и к тому же великой труженицей. С личностью иногда может быть некомфортно, но всегда интересно.
Мы познакомились с Викой в коридоре «Комсомольской правды». Она пришла на семинар редакторов вузовских многотиражек, который периодически организовывал наш отдел. Надо сказать, что «Пропеллер», газета МАИ, которую она возглавляла, была одной из лучших в столице. Слово за слово, и мы подружились. Она писала для нашего отдела. Когда я пришел в «Учительскую газету», позвал за собой. Редактор отдела, заместитель главного редактора. Но однажды она сказала мне, что решила круто поменять свою жизнь. Уходит в «Российскую газету». И там блестящая карьера. Начала обычным спецкором, затем редактор отдела, заместитель главного редактора. Но пришла новая команда к руководству, и ей там стало неуютно. А мы в это время благодаря Юрию Михайловичу Лужкову и Любови Петровне Кезиной готовились выпускать наше московское приложение «УГ-Москва». Я предложил Вике взять проект в свои руки. Когда на наших редакционных летучках она говорила: «Моя газета», - мы не ревновали. Московский выпуск был действительно ее газетой.
У меня в кабинете стоит парусник. Виктория Николаевна подарила мне его на пятидесятилетие. В парусах открытка. «Мой дорогой! Пусть твой корабль будет устойчив, а паруса - тугими и прочными. Пусть твой корабль без устали несет тебя в голубую даль: туда, где радость, удача, признание. Будь счастлив, Капитан! Виктория Молодцова».
Мне безгранично жаль (с такими потерями приходит понимание бесконечности), что теперь на этом корабле нет вместе со мной той Вики, которой она была. И пока ее душа еще где-то с нами, и вполне возможно, что она нас слышит и видит, хочу сказать, как горько я жалею, что редко говорил ей слова благодарности. Чем ближе тебе человек, тем реже его мы благодарим, будто благодарность сама собой подразумевается. Людьми нужно дорожить при жизни, особенно теми, кто тебя любит и кого ты сам любишь. Грустно, что понимаешь это, когда уже ничего нельзя исправить...

 

Человек со стержнем

Ирина ДИМОВА

О Виктории Николаевне, с которoй 25 лет назад нас связало общее любимое дело - газета для учителей, трудно говорить в прошедшем времени. Она была человеком со стержнем! И по-особому одарена свыше! Основательная, сильная, талантливая, бесконечно трудолюбивая. И очень умелая, способная за короткий период создать продукт и выпустить его под названием «УГ-Москва». И так почти 10 лет. Непосильная задача, прямо скажем, для многих из нас.
Характер человека, говорят, создает его судьбу. У Виктории Николаевны она оказалась счастливой и наполненной смыслом, любовью мужа, сыновей, внуков. И конечно же, невероятной одержимостью в достижении целей, когда-то поставленных перед собою, - быть востребованной, нужной, полезной тем, для кого работает, пишет, творит и созидает. Как и школа держится на педагогах от Бога, по призванию, так и педагогическая журналистика - удел таких, как Виктория Молодцова, в имени и фамилии которой также есть свой скрытый и явный символ. Она всегда стремилась совершать победы: над собой, в борьбе добра со злом, в отстаивании своих ценностей и позиций. Не всегда соглашаясь с ней, часто ловила себя на мысли о необходимости учиться у этой незаурядной коллеги держать удар, добиваться намеченного, умению находить весомые аргументы для своей правды. Виктория Николаевна сполна выполнила свою особую миссию - зафиксировала новейшую историю и практику столичного образования начала ХХI века. Так ярко, широко и многоаспектно осветить происходящие в московских школах за этот исторический период изменения не удалось никому. Она стала к тому же практически биографом для трех руководителей, каждый из которых внес (и продолжает в лице Исаака Калины вносить) свой вклад в развитие московского образования.
Виктория Молодцова действительно Молодец! Она была и останется в сердце каждого из нас той, какой мы сумели ее открыть для себя. Светлая память Вам, Виктория Николаевна!


Дар выковывать слова в любые формы и смыслы

Ольга МАКСИМОВИЧ

Это сейчас мы засылаем полосы свежего номера в печать, не выезжая из редакции: отправил в «облако», и газета в типографии. А в 90-е годы дежурная бригада «Учительской газеты» читала, сокращала и правила ошибки на выезде, прямо в здании типографии на улице Правды. Там-то я впервые и познакомилась с Викторией Николаевной. Сначала не очно, а на газетных полосах. Я только закончила журфак и от школьного отдела «УГ» отправилась на первое дежурство. И вот дают мне полосы. Читаю одну, другую, третью... а имени автора статьи все нет! И только в конце четвертой стояла подпись - Виктория Молодцова. Через несколько месяцев работы в «Учительской» такие объемы материалов от Виктории Николаевны уже не удивляли. Если уж она бралась за проблемную тему, то разбирала ее по косточкам - до основания. Удивительней было другое - через годы она не сбавляла темп, никто, кроме нее, в редакции просто не мог за ночь взять и выдать не один, а сразу несколько материалов! Никто, кроме нее, не выдерживал ритм, когда с одного мероприятия нужно было ехать на другое, а потом и на следующее! И назавтра уже были готовы полосы с фото! Виктория Николаевна была феномен - редкое сочетание таланта, работоспособности, безграничной любви и преданности своему делу. Перед этой любовью, как пораженные мишени, падали любые преграды. Она с легкостью осваивала и новые технологии, и новую технику. Ей все было по плечу - любые журналистские жанры, фотосъемка, работа в телекадре. Такой характер, такая фамилия и такое имя...
Виктория Молодцова - легенда образовательной журналистики. И строки из песни Высоцкого «Для остановки нет причин, / Иду, скользя, / И в мире нет таких вершин, / Что взять нельзя» - точно про нее. Она могла выковывать слова в любые формы и смыслы - с краями острыми, как стекло, и мягкими, как теплый пуховый платок. Всегда казалось, что ее жизненной энергии так много, что через край! И стремительное движение вперед - ее естественное ежедневное состояние. И потому так трудно принять и поверить в эту вечную остановку...


Рожденная летать

Вадим МЕЛЕШКО

Она получила техническое образование, но стала журналистом. Она рассчитывала на прочность космическую технику, испытывала автоматические управляющие системы, а стала редактором. Есть в этом какая-то своя логика, закономерность, взаимосвязь... Может быть, именно поэтому она была для меня образцом для подражания, примером того, что если человек чего-либо хочет, он этого непременно добьется. «Всегда делай то, что у тебя лучше всего получается, что тебе нравится и что приносит пользу людям», - сказала она мне когда-то, желая помочь сделать нелегкий выбор между школой и газетой.
Виктория Николаевна обладала великолепной памятью, цепким умом, математическим мышлением, потрясающей работоспособностью, никогда никого не боялась и обладала очень важным для любого корреспондента свойством проникать сквозь закрытые двери и добывать любую необходимую информацию. Благодаря этим качествам она могла написать, как мне кажется, статью о ком угодно и о чем угодно, причем любого объема и в любом жанре - от фельетона до журналистского расследования. Но при этом она предельно ясно чувствовала границы допустимого, знала, когда можно и нужно задать неудобный вопрос, а когда имеет смысл этого не делать, чтобы не навредить людям и своему изданию.
В природе существуют величины, которые умные ученые называют фундаментальными, постоянными - скорость света, элементарный заряд, масса электрона и так далее. Для меня Виктория Николаевна Молодцова тоже была своего рода постоянной величиной, обладающей абсолютным значением. Почему-то казалось, что она будет существовать в этом мире всегда, обладая неизменным зарядом оптимизма, бодрости, энергии. Возможно, поэтому до сих пор не верится, что ее больше нет с нами. Энергия не исчезает, она лишь переходит из одной формы в другую. А значит, наша коллега и наставник продолжает быть рядом с нами.
Только как быть с тем фактом, что теперь мы больше уже никогда не увидим ее за рабочим столом, не поспорим с ней на редколлегиях, не услышим из ее уст какую-нибудь занимательную историю из жизни российской школы, не прочтем новых разоблачительных материалов?..


Мастер

Мария ГОЛУБЕВА

Когда приходишь работать в редакцию еще студенткой, первые знакомства, встречи, редколлегии запоминаются особенно. Я всегда с огромным интересом и вниманием смотрела, как работает Виктория Николаевна. Внимательная к деталям и судьбам людей, она вникала и распутывала самые сложные истории и хитросплетения в вопросах образования, начиная от школьного, заканчивая высшим. Профсоюзная работа, столичное образовательное пространство, жизнь учителей из регионов, знакомство с руководителями разного ранга и городов - все это по плечу журналисту Молодцовой. И только одно не укладывается в голове - было. Остается только помнить эти уроки - умение задавать острые вопросы и министру, и ректору, любить жизнь и быть постоянно в работе - с кипой бумаг, флешек, фотоаппаратом. Она не умела отдыхать, всю себя отдавала работе. Эту потерю восполнить невозможно. Вечная память!


Быть всегда

Анна ЕЛАНСКАЯ

...Мы готовились в феврале отметить ее юбилей. Не случилось.
Она играла с судьбой и часто поговаривала: «Вот меня не будет, кто станет делать газету? Зову девчонок молодых писать, а они ленятся...» А ведь лукавила, понимала - не ленятся вовсе, причина не в том.
Она была одним целым со своей газетой. Каждый номер - как ребенок, вскормленный ее идеями, энергией, талантом, любовью. И со стороны казалось бестактным нарушать эту гармонию.
Для нее в газете важно было все - от заголовков, стилистики и верстки текста до каждого снимка в номер. Ведь и это она делала сама - снимала мастерски, с увлечением, восторгом: «Смотри, какие лица, какие дети замечательные! А учителя!..»
Когда номер получался особенно удачным, раскладывала его на овальном столе в холле редакции и приглашала: «Посмотри, как здорово все сложилось!» Говорила о своей задумке, о связи всех материалов единой идеей. Могла рассказать о каждой полосе свою историю рождения. Радовалась вниманию, комментарию и очень ценила понимание. Как же было приятно разделить это ее удивительное, приподнятое состояние, как дорого и ценно было такое доверие, какими памятными подарками остались в душе эти моменты искренности, сопереживания, сопричастности!
Так было всегда.
Пока еще не понимаешь до конца, что ТАК больше не будет никогда.
Молодцова была из той особенной, редкой породы людей, которые толкают землю и заставляют ее крутиться.
Она была центром созданной ею вселенной, и все, кто попадал на ее орбиту, не имели никакой возможности с нее сойти. Таковы были масштаб и сила притяжения ее личности.
Повторить то, что она делала, невозможно, но каждым следующим номером «УГ-Москва» мы будем держать отчет перед Викторией Николаевной и ждать ее одобрения.
Все мы смертны, но не все умирают, уходя в небытие.
Она всегда будет с нами.


Личность

Светлана РУДЕНКО

Неделю назад мы обсуждали с Викторией Николаевной темы для ее журналистских расследований, их у нее было множество и о каждой она могла говорить часами с массой подробностей и деталей. У меня до сих пор чувство, что если я сейчас наберу ее мобильный, то услышу на том конце провода ее спокойный уверенный голос: «Света, не переживайте, все будет хорошо...» Она умерла как настоящий журналист, до последней минуты жизни работая, отвечая по электронной почте на письма, которые ей шли не только со всей Москвы, но и со всей страны, дописывая материал в номер...
Удивительно яркий, цельный и сильный человек, любивший свою работу, как, наверное, никто из нас. Она спала всего по 3-4 часа в сутки, вставая в пять утра, чтобы дописать очередной репортаж, очерк или журналистское расследование. Ни разу не подвела, если обещала материал, то он появлялся в моей почте в точно назначенный срок. В ответ на слова «Поберегите себя» только махала рукой: «Мне нравится моя работа, я по-другому просто не могу! Мне интересно, чем живет московское образование, хочется успеть на все мероприятия, которые проходят в столице». И успевала, даже если нужно было ехать с северо-востока Москвы на юго-запад или из центра в Новую Москву. Как настоящий журналист, она не только писала статьи, но и всегда, чем могла, помогала людям, знакомым, друзьям, друзьям друзей, героям своих материалов. Кого-то спасла от тюрьмы, кому-то помогла восстановить доброе имя или устроить ребенка в детский сад или школу. Мне, к примеру, помогла купить квартиру. А моего однокурсника по Литинституту, как оказалось, спасла от суда... Ей были интересны люди, о которых она писала, ей была интересна сама жизнь, при этом Виктория Николаевна не умела быть равнодушной, всегда отстаивала правду, будучи стопроцентно честной и справедливой.
...Она умерла, но не ушла. И все-таки нам так ее будет не хватать - мудрой и благородной, умеющей решать, казалось бы, самые невероятные проблемы, писать замечательные статьи, подавать гениальные идеи и просто талантливо жить.


Энергия большого сердца

Анна ХРУСТАЛЕВА

Она ничего не делала наполовину. И это всего касалось - и работы, и деловых, и личных отношений. Если любила, то всей душой. Ну а уж если не любила... Но об этом я, к счастью, знаю лишь понаслышке: ко мне Виктория Николаевна всегда относилась с какой-то необъяснимой теплотой. И тем не менее, глядя на нее, я не переставала удивляться, как в одном человеке могут одновременно уживаться столько самых разных чувств, иногда взаимоисключающих, но всегда неподдельных, обостренных до предела. Какое сердце выдержит такое бесконечное напряжение? Оказывается, никакое. Даже ее. Хотя казалось, уж кто-кто, а она была, есть и будет всегда...
Многие считали, что единственное увлечение Виктории Николаевны - работа. На самом деле это лишь отчасти правда. Ведь у нее были любимые сыновья и обожаемые внуки, говорить о которых она могла бесконечно. Но ее истинной страстью, переходящей в физическую потребность, было, как мне думается, желание помогать. Честное слово, не знаю никого, кому она хоть однажды не пришла бы на помощь - пусть советом, но чаще делом. Виктория Николаевна знала всех и вся, над связями своими не чахла, щедро делясь ими при первой же необходимости. Она лечила наших детей, устраивала их в школы и детские сады, помогала искать работу знакомым и незнакомым учителям. Стараясь не злоупотреблять ее добрым отношением, к ней обращались лишь в крайнем случае, как к неприкосновенному золотому запасу, когда все остальные возможности были исчерпаны. Это ее обижало: почему сразу не сказали? Все бы уже давно уладили! И даже не предполагала, наверное, что главным тут было само ощущение надежного тыла, подаренная ею уверенность, что нерешаемых задач не существует. При этом лично для себя Виктория Николаевна никогда никого ни о чем не просила. Потому как умела только отдавать, а вот принимать так и не научилась.
...Если верить законам физики, ни одна энергия не возникает ниоткуда и не уходит в никуда. И сегодня меня это утешает: по всему выходит, что энергия ее большого сердца навсегда со мной.


Она светила ярким светом

Маргарита КУРГАНОВА

Я проработала в коллективе «Учительской газеты» 40 лет и помню всех, с кем работала эти десятилетия. «УГ» всегда была богата яркими личностями и журналистскими талантами. Одна из них - Виктория Николаевна Молодцова. Она ни на кого не похожа вот в чем: она не просто пришла в газету, а ворвалась на ее страницы, моментально влившись в коллектив. Ее знание жизни, образования, проблем общества давали ей право браться за любую тему, а ее талант, интеллект и энергия превращали ее газетные выступления в событие. Все это она делала на высоком профессиональном уровне. У нее было особое чутье на назревающие общественные запросы, особенная смелость браться за самые острые, даже опасные темы, поэтому ее выступления были всегда актуальными, а иногда и пророческими. Ее проблемные выступления под рубриками «Скандал», «Криминал», «Острая тема» и другими на протяжении десятилетий неизменно вызывали общественный резонанс и отклики у наших читателей.
Она не обладала легким характером, не избегала острых положений в общении с коллегами, даже с главными редакторами. Но всегда ладила со всеми - и с коллегами, и с начальством. Потому что она всегда была права, но при этом признавала правоту другого. И еще она невероятно высоко ценила творческую рабочую обстановку, которую создают дружеские отношения в коллективе.
Особенная черта Виктории Николаевны Молодцовой - это ее энергия, ее полная самоотдача профессии, ее заряженность на общественные нужды, ее желание вмешаться, помочь решению проблем, по большому счету служить делу образования, служить народу.
Она не дожила до своего 70-летия считанные недели. Ее облик - деловой, энергичной женщины, еще не старой, всегда подтянутой, всегда готовой к действию, к работе, к общественной акции. Известная на всю Россию журналистка, замечательный публицист и человек, она работала до последних дней, и мало кто знал, что она уже не здорова, но преодолевает недомогание и скрывает это от всех. Поэтому ее уход был таким неожиданным для всех. Трудно осознать, что ее нет с нами. Все, кто знал Викторию Молодцову - замечательного журналиста, отзывчивого и доброго человека, глубоко уважаемого в журналистских кругах и в сфере образования, будут помнить ее всегда.

 

«Она всегда и во всем была искренней»

Наталья ТРЕТЬЯК, первый заместитель министра образования и науки Российской Федерации

К ее позиции прислушивалась власть Не стало нашего хорошего друга, давнего знакомого и замечательного человека - бессменного шеф-редактора московского выпуска «Учительской газеты» Виктории Николаевны Молодцовой. Она, без всякого преувеличения, была человеком, олицетворявшим целую эпоху в образовательной журналистике. Ее мнение всегда было актуальным, иногда острым, но всегда полезным, к ее позиции прислушивались, и зачастую это приводило к изменениям во всей отрасли образования. Не стало человека, неразрывно связанного с образованием, и эта потеря будет для нас сказываться еще очень долго. От имени Министерства образования и науки РФ и от себя лично приношу искренние соболезнования родным и близким Виктории Николаевны, ее коллегам и друзьям. Она навсегда останется для нас ярким примером служения правде, объективности и всей системе образования России.

 

В поиске оригинальных решений


Игорь РЕМОРЕНКО, ректор Московского городского педагогического университета

Я познакомился с Викторией Николаевной около 10 лет назад. Она приходила в министерство брать интервью в связи с принятием новых приоритетов развития образования. Обычное дело - ведомственные инициативы: споры вокруг изменения структуры образовательного стандарта, разговоры о сокращении учебной нагрузки, подушевое финансирование и новая система оплаты труда. Мне тогда показалось, что все разговоры о нормах, институтах, изменениях, учебных планах и программах не очень нравились Виктории Николаевне. Разбираться в тонкостях решений министерства и их влиянии на практику образования со всеми плюсами и минусами не столь интересно. И действительно, она не была обычным заказным журналистом, перекладывающим слова чиновника на понятный гражданам язык. Это не было ее главной задачей.
В завершение интервью мы разговорились на разные общие темы, и я узнал, что Виктория Николаевна раньше много писала про цирк, артистов арены - замечательных иллюзионистов и акробатов. Это многое объясняло. Ее статьи, материалы об учителях, директорах школ, чиновниках во многом создавались в жанре описания вот такого человеческого геройства, преодоления себя, завоевания общественного внимания. Поиск оригинальных решений в деятельности самых разных педагогов, ярких открытий в традиционной учительской работе - все это было в работах Виктории Николаевны.
Безусловно, такая особая позиция не всем нравилась, она не всегда казалась адекватной сухому языку образовательных документов, декларируемым намерениям чиновников. Многое казалось субъективным, иногда избыточно эмоциональным. Но этот взгляд заслуживал внимания и уважения. Хлесткие настойчивые вопросы заставляли думать. Личностные трагедии, достижения, судьбы реформаторов и реформируемых также важны. С уходом Виктории Николаевны педагогическая жизнь станет менее яркой. Нам ее будет не хватать.



Глубокий автор

Тамара БИРЮКОВА председатель Воронежского обкома Профсоюза работников народного образования и науки РФ

Большим ударом для нас стало известие о смерти Виктории Николаевны Молодцовой. Мало кому выпало счастье личного общения с замечательным человеком, но все мы всегда ждали и с удовольствием читали статьи яркой журналистки в «Учительской газете» и газете «Мой профсоюз», извлекая из них массу полезного для своей профсоюзной работы по защите и отстаиванию прав педагогов и профессорско-преподавательского состава вузов.
Когда мы узнали, что Виктория Николаевна стала шеф-редактором московского выпуска «Учительской газеты», то сразу оформили подписку и на эту газету. Так продолжились наши встречи с умным и глубоким автором, умевшим доходить до сути любого вопроса, а самое главное - хорошо разбирающимся в том, что такое справедливость и чего не следует делать человеку в своей жизни, если он, конечно, хочет остаться человеком, сохранить свое лицо.
Смерть - неизбежность для каждого из нас. Поэтому очень важно, с какими результатами мы к ней подходим. Убеждены, что Виктория Николаевна - это как раз тот редкий случай, когда не больно и не стыдно ни за один момент жизни, потому что каждый момент только способствовал полному раскрытию Человека, его бескорыстному и честному служению людям. Уходя от нас в вечность, Виктория Николаевна Молодцова оставляет после себя Свет, и этот Свет, наполняя наши души, поможет пережить горечь теперь уже действительно невосполнимой потери...



С ней можно было спорить

Андрей ФУРСЕНКО, помощник Президента РФ

Уход из жизни Виктории Николаевны Молодцовой - большая потеря не только для журналистики, но и для всего российского образования, для всех нас.
Жизненный путь Виктории Николаевны - яркий пример профессионального и нравственного служения своему делу. Виктория Николаевна была не просто талантливым журналистом, но и авторитетным экспертом, занимающим принципиальную позицию по важнейшим вопросам образовательной политики. В публикациях Виктории Николаевны неизменно отражалась ее гражданская позиция. С этой позицией можно было спорить, но ее невозможно было игнорировать. Искренность придавала словам Виктории Николаевны силу и вес, вызывала уважение и доверие читателей.
Выражаю глубокие соболезнования родным и близким Виктории Николаевны, ее соратникам и коллегам.


Ее знали все


Исаак КАЛИНА, министр правительства Москвы, руководитель Департамента образования города Москвы

27 января 2016 года ушла из жизни Виктория Николаевна Молодцова, общественный деятель, журналист, но для меня она прежде всего неизменный шеф-редактор «Учительской газеты-Москва».
Более 10 лет Виктория Николаевна отдала служению московскому образованию. Талантливый журналист, честный и открытый человек, она оставила огромное количество рукотворных страниц об истории системы столичного образования.
В Москве нет школы, где бы не знали Викторию Николаевну. Ее интересовало все: события, люди, проблемы и достижения. Обо всем она писала с глубоким знанием дела.
Уход Виктории Николаевны - серьезная утрата для системы образования Москвы и для меня лично. Множество ее идей удалось воплотить в жизнь.
От имени Департамента образования города Москвы и себя лично выражаю искренние соболезнования близким и друзьям Виктории Николаевны.


Главная черта – неравнодушие

Зинаида ДРАГУНКИНА,председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре

С глубокой болью узнала о кончине Виктории Николаевны Молодцовой, замечательного человека и блестящего журналиста, посвятившего многие годы неформальному, ответственному освещению вопросов столичного образования на страницах московского выпуска «Учительской газеты».
Викторию Николаевну отличали особое внутреннее достоинство, открытость и неравнодушие, позволяющие вникать во все тонкости обсуждаемых, в том числе на площадке парламента, актуальных проблем школьного образования.
Ее особой заботой было усиление внимания к преподаванию русского языка и литературы.
Человек активный, искренне переживающий за состояние современного образования, за судьбу российской школы, она приложила много усилий для популяризации профессии учителя.
Все это вызывало мое неизменное доверие и уважение к этому удивительно светлому человеку, настоящему профессионалу своего дела.
Выражаю искренние соболезнования родным, близким, коллегам дорогой Виктории Николаевны.


На острие

Виталий РУБЦОВ, доктор психологических наук, действительный член РАО, ректор Московского городского психолого-педагогического университета

Виктория Николаевна Молодцова была необыкновенным человеком. Меня всегда поражало в ней удивительное сочетание высокого, блестящего профессионализма и яркой, глубокой личности.
Владея, мастерски распоряжаясь огромными объемами информации, будучи настоящим энциклопедистом системы московского и российского образования, Виктория Николаевна всегда и везде каждое событие, каждую проблему пропускала через себя, через свою широкую, щедрую душу. Вот почему мы каждый раз, читая новую публикацию, очередной материал, очерк, репортаж Виктории Николаевны, становились сопричастны тем делам, к которым причастна была она.
Работая с самыми острыми, актуальными, часто реально безнадежными, несдвигаемыми с места вопросами образования, Виктория Николаевна так проникала в суть событий, находила, предлагала нам такие неожиданные и блестящие решения, что все мы становились не только ее деятельными и искренними союзниками, но и брали на себя груз ответственности за те проблемы, которые она из номера в номер, еженедельно, на протяжении не одного десятка лет, не зная никакой усталости, поднимала в своих статьях.
Виктория Николаевна была настоящим другом, реальным, живым собеседником и со-трудником нашего университета с самого момента его появления и становления. И мы всегда высоко ценили ее профессиональное отношение к нам. Звали ее на все наши дискуссии, конференции, праздники. Вместе с нами она принимала решения по самым острым проблемам психологии и педагогики.
Виктория Николаевна ушла от нас с гордо поднятой головой, чуткой душой и трепетным сердцем. Студенты, аспиранты, профессорско-преподавательский состав Московского городского психолого-педагогического университета глубоко скорбят в связи с безвременной кончиной Виктории Николаевны Молодцовой и выражают соболезнования ее родным и близким.


Слово как драйвер политики

Ирина АБАНКИНА,директор Института развития образования НИУ ВШЭ

Виктория Николаевна посвятила свою жизнь развитию российского образования, ее внутренний барометр не давал отклониться от понимания, что образование - это ценность, «превышающая все золото мира». Ее суждения основывались не на приверженности тем или иным теоретическим концепциям, а на защите живого дела учителя - его учеников, на стремлении дать импульс развитию творчества в противовес топтанию на месте. Она вложила всю энергию в публичное слово, сделав его драйвером публичной политики...
Как-то мы с Викторией Николаевной вместе подходили в Потаповском переулке к зданию школы, куда только что переехал наш институт, и она, посмеиваясь, сказала: «А ведь я училась в этой школе после войны, это была моя школа», - и в глазах загорелись любовь и благодарность. Виктория Николаевна стремилась сделать столичное образование сравнимым с лучшими образовательными системами, увидеть новый результат, новое качество, рассказать о нем, вдохновить других, заразить новыми идеями, найти лучшие практики, сделать их всеобщим достоянием. Все это ради того, чтобы у каждого из нас загорались в глазах любовь и признательность при воспоминании о школе. Задача трудная, почти невыполнимая, но Виктория Николаевна посвятила ей жизнь.
После одного из заседаний в Мосгордуме она пытливо спрашивала меня, умеем ли мы сравнивать качество образования, какие есть методики, как распознать инновации... Она была открыта новому, сама готова учиться всю жизнь, спорить, убеждать... Виктория Николаевна была очень деятельным человеком, успела реализовать крупнейшие проекты, которые будут продолжать жить, а мы будем помнить ее в гуще событий, в порыве рассуждений, в стремлении к открытому диалогу и поиску умных решений.



Месяц потерь...

От имени всех, кто знал и любил Викторию Николаевну, председатель Общероссийского профсоюза образования Галина МЕРКУЛОВА

«Январь 2015-го как-то неожиданно стал месяцем потерь... Самое горькое, что уходят из жизни один за другим те, с кем многие годы связывали рабочие отношения, незаметно переходившие в почти дружеские...» Эти строки были написаны год назад Викторией Николаевной Молодцовой о Викторе Леонидовиче Матросове. И вот страшное, неожиданное известие - не стало Виктории Николаевны...
И эти пронзительные строки уже о ней, Виктории Николаевне - нашем партнере, коллеге, друге. Не верится, не укладывается в голове, что уже завтра мы не услышим ее голоса, не прочитаем ее статей, не поговорим о чем-то своем, личном... Не посоветуемся, не услышим ее мнения, порой резкого, прямолинейного, но всегда честного, искреннего. Она всегда и во всем была искренней. Она искренне болела за все, что происходит в образовании, она писала о нем так, как никто другой! Ей нет равных в работе. И это правда! Порой приходилось удивляться тому, как успевала она везде, где происходили так или иначе значимые события в образовании, где брала время, чтобы глубоко и досконально изучить любой вопрос, любую проблему. Изучить, проанализировать и высказать свое мнение. Казалось, что ее рабочий день - это даже не 24 , а 48 часов! Ей удавалось делать в несколько раз больше, чем другие. Казалось бы, невозможно, но у нее оставалось время и на семью, родных, друзей... Но только не на себя...
Удивительный Человек. Профессионал. Личность! Именно так. И только с большой буквы. С нашей организацией Викторию Николаевну связывало больше, чем профессиональное общение, нас связывала дружба. Осознание того, что произошло, придет позже, и вспомнятся все подробности рабочих встреч и дружеского общения, споров и согласия... Это произойдет позже, а сегодня - оглушающее известие, в которое не хочется верить!
Большая, невосполнимая утрата.
Общероссийский профсоюз образования выражает глубокое соболезнование семье, близким, друзьям, коллегам Виктории Николаевны Молодцовой.


Профессионал

Андрей ЛУКУТИН, председатель Клуба учителей года Москвы

«Андрюша, доброе утро! Не хочу мешать работе с визитками. Просьба - сделать несколько + дать маленькую информацию о том, что происходило. И объявите ребятам, что могут на мой адрес присылать эссе, правда, до вашего сигнала печатать не буду. Спасибо».
Это последнее письмо, которое я получил от Виктории Николаевны за неделю до того, как ее не стало. Это про конкурс «Учитель года». В письме она вся. Профессиональная, корректная, прямая, участливая. Всегда в работе, всегда с учителями, всегда актуальная, всегда порядочная.
Много лет мы были с ней в Большом жюри московского конкурса. И всегда точные журналистские вопросы, невзирая на лица, звания и регалии. Она была очень честной. Это не всем нравилось, но все всегда понимали: этот Человек по-другому не может и не будет. Потому что она Виктория Молодцова!!!
Мы уже собирались с ребятами поздравить ее с юбилеем, февральским 70-летием. Легенду педагогической журналистики России. Не получится.
Прощайте, Виктория Николаевна! Мы скорбим и будем помнить.


Вика разрушила многие стереотипы

Алексей СЕМЕНОВ, ректор Московского педагогического государственного университета, академик РАН и РАО

Главное о Виктории Николаевне - она была человеком неравнодушным. Она действительно болела за дело. В ее мире существовали замечательные, прекрасные, гениальные учителя, и были жулики, проходимцы и злодеи. Но кому-то посчастливилось покинуть вторую категорию и, кажется, перейти в первую.
Вика разрушала многие стереотипы. Она писала об образовании серьезно и проблемно и поддерживала такое же отношение у своих авторов. Ее московская «Учительская» была настоящим высококачественным научно-методическим изданием, при этом без всякого наукообразия и методической занудности. Но одновременно это была и настоящая газета, с новостями, репортажами, интервью, первой полосой. И что скрывать, это была газета одного человека. Этого человека не стало. Многие тысячи московских учителей будут всегда благодарны Виктории Николаевне за то, что она помогла им рассказать о себе, лучше понять свои достижения, осознать проблемы и узнать о подходах к их решению, предлагаемых коллегами.



Не скупилась на похвалу и не боялась критиковать

Марина ФИРСОВА, народный учитель РФ, директор гимназии №1518, Москва

Так трудно писать о Виктории Николаевне Молодцовой, понимая, что ее уже нет с нами.
Еще в воскресенье, 24 января, мы с ней говорили до глубокой ночи по телефону. Я рассказывала о том, что видела на выставке Bett в Лондоне, а Виктория Николаевна поделилась новостями московского образования, произошедшими за те четыре дня, которые я не была в Москве.
Последние 10-12 лет мы очень тесно общались с Викторией Николаевной, позволю сказать, что дружили. Думаю, что, если бы она узнала, что я говорю «дружили», сказала бы, что здесь этот глагол уместен. О чем бы мы ни говорили с Викторией Николаевной, красной нитью всех разговоров была перспектива развития московского образования и, главное, то, что в настоящий момент делается, для того чтобы московское образование было лучшим в России и мире.
Виктория Николаевна по праву может считаться историком московского образования. Я знаю, что у нее осталось много материалов, рукописей, аудиозаписей, которые она планировала обобщить в большой труд по истории образования города Москвы. Совсем недавно она перебирала эти материалы, систематизировала их. Дело в том, что в настоящий момент у нее идет ремонт в квартире. А мы часто во время ремонта перебираем вещи, упорядочиваем их, в том числе рукописи. Она собиралась еще очень многое сделать, потому что, делая ремонт, она наслаждалась той чистотой, красотой, которая приходит в дом с обновлением.
Виктория Николаевна была очень требовательна к самому понятию дружбы. С ней можно было, не подбирая слов, обсуждать самые сложные и трудноразрешимые проблемы. Она обладала совершенно удивительным качеством журналиста - умела слушать. Слушая, она не скупилась на похвалу, если я этого заслуживала, но и могла покритиковать, что очень важно.
Ничто человеческое ей не было чуждо. Виктория Николаевна очень любила свою семью, гордилась своими сыновьями, их семьями. Особенно любила покупать и дарить игрушки своим внукам. Сколько добрых слов я слышала от нее, сколько чувств ее переполняло после семейных обедов, которые она проводила со своими детьми!
Сегодня мы не держим в памяти номера телефонов, но ее номер я знаю наизусть. И пока никак не могу представить себе, что не смогу с ней больше поговорить.


Бесстрашная

Евгений ЯМБУРГ, заслуженный учитель РФ, академик РАО, директор школы №109, Москва

Не принадлежа формально к журналистскому цеху, наберусь смелости причислить себя к коллегам Виктории Николаевны Молодцовой, поскольку наше с ней взаимодействие длилось десятилетиями и зачастую далеко выходило за рамки обсуждения тематики представляемых в «УГ» текстов. Так было и в эпоху перестройки, быстро переросшей в перестрелку.
Перестрелка не фигура речи, а реальность в чем-то лихих, а в чем-то романтических девяностых. Мы сидели с ней в кафешке напротив ГУМа, близ которого тогда располагалась редакция «УГ». Цель встречи - передача конфиденциальной информации, от которой за версту несло криминалом. В ту эпоху дикого капитализма мне довелось быть «играющим тренером», совмещая работу директора школы с должностью начальника учебного округа. Должность по тем временам расстрельная. Неформальные структуры боролись за здания детских садов, рвались на рынок ремонтных работ. В ход шли подкуп, шантаж и расправы. Не так давно был убит в собственном подъезде начальник одного из учебных округов. Накануне в кабинете застрелили моего заместителя. Это было предупреждением несговорчивому начальнику. Почему я спешил поделиться своими подозрениями о заказчиках и исполнителях данного преступления именно с Викой? Потому что знал, что, во-первых, она человек бесстрашный, а во-вторых, мастер того опасного жанра, что именуется журналистским расследованием. Взяв правильный след, она уже с него не сойдет. Спустя годы мы не раз со смехом вспоминали тот эпизод, когда она раскусила меня на раз. Показав глазами на некое вздутие пиджака, Вика скомандовала: «Покажи!» Пришлось показать пистолет, который выдали на время коллеги из милиции для самообороны. В сочетании с ним я выглядел нелепо, наподобие Семен Семеныча из известной комедии Гайдая. Постоянным личным оружием Виктории Николаевны были диктофон и фотоаппарат.
С помощью этих сугубо мирных средств она не оборонялась, нет, вела непрерывное наступление. И часто побеждала. Примеры? Их немало.
Под диктофон выбила обещание у одного из губернаторов дать квартиру победителю конкурса «Учитель года», блестящему педагогу, который проживал в коммуналке на пару с соседом - буйным алкоголиком. В другом случае не слезала с властей до тех пор, пока они не создали нормальные жилищные условия одинокой учительнице (призеру конкурса «Учитель года»), что до того ютилась в общежитии с больным ребенком.
Виктория Николаевна, проведя свое журналистское расследование, бескомпромиссно встала на защиту оклеветанного московского директора, который, к сожалению, умер в СИЗО. Но его коллеги и ученики до сих пор благодарны ей за эти публикации.
Вика была трудоголиком. Не было такого значимого педагогического события в Москве, где бы она ни появилась с диктофоном и фотоаппаратом. В феврале ей должно было исполниться семьдесят. В таком возрасте обычно сбавляют темп и стараются поберечь себя. Для нее это было невозможно. Потому и сгорела.
Виктория Николаевна Молодцова оставила свой след не только в текстах, но прежде всего в судьбах конкретных людей. А это главное!


На нее ориентировались

Ольга ШУГАЕВА, учитель русского языка и литературы «Класс-Центра», лауреат конкурса «Учитель года Москвы-2004»; Андрей МИЛЕХИН, проректор МГППУ, победитель конкурса «Учитель года России-2001»

Виктории Николаевне Молодцовой очень шло ее имя. Многие, говоря о ней, называли ее просто Вика Молодцова - не от невоспитанности, а потому что она абсолютно всегда ощущалась человеком очень энергичным, деятельным, неутомимым, в том самом полном расцвете сил. Ее уход не просто неожиданен, его себе почти невозможно объяснить.
Для московского учительства Виктория Николаевна была безусловным культурным образцом. Общаясь с учителями, она всегда демонстрировала предельно профессиональное, полное понимание того, чем они живут, чем живет школа, что происходит на уроке, после него... Не было ни одной детали, ни одного нюанса, о которых Виктория Николаевна не знала бы, не имела своей точки зрения. С ней было очень интересно разговаривать, обсуждать материал статьи или давать интервью, потому что ты говорил с неравнодушным и умным человеком.
Именно благодаря этому общению ты начинал понимать, как важно, посвятив свою жизнь образованию, работе в школе, не замыкаться в узких рамках своего предмета, кабинета, школы, как важно знать и понимать об образовании все, даже если в этом нет для тебя утилитарного смысла. Но Виктория Николаевна давала понять - образованию нужны личности, мыслящие широко, глубоко, критически, способные проектировать и воплощать в жизнь идеи и замыслы.
На нее действительно ориентировались, по ней мерили...
Говорят, что незаменимых людей нет. Неправда - есть. И это действительно невосполнимая потеря.



Собеседник министров

Владимир ФИЛИППОВ, ректор Российского университета дружбы народов, председатель ВАК Минобрнауки РФ

Виктория Николаевна была одним из самых известных и выдающихся журналистов, работавших в сфере образования в течение последних 20 лет. Она освещала проблемы образования на различных, самых авторитетных уровнях, работая в «Российской газете», в центральной «Учительской газете» и в московском издании «Учительской газеты». При этом Виктория Николаевна всегда была не просто освещающим какую-то тему журналистом, но во многих случаях она бралась за решение непосредственных, конкретных проблем в российском образовании.
Более того, могу отметить, что Виктория Николаевна была, наверное, одним из очень немногих российских журналистов, которые тесно работали со всеми министрами образования Российской Федерации, начиная с Э.Д.Днепрова и вплоть до Д.В.Ливанова. При этом она оставалась бескомпромиссным человеком, который отстаивал свою точку зрения, если чувствовал свою правоту.
Я очень благодарен Виктории Николаевне за то, что, с одной стороны, она, минуя аппаратные структуры, давала мне в свое время как министру образования много информации, фактов от рядовых учителей и директоров школ. А с другой стороны, Виктория Николаевна имела замечательные организаторские способности, которые проявились, например, при реализации конкурса «Учитель года Москвы». Она также проводила многоплановую организационную деятельность по освещению самых сложных проблем и реформ российского образования.


Талант слушать и слышать

Вита КИРИЧЕНКО,  учитель русского языка и литературы, директор гимназии №1520 им. Капцовых, абсолютный победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России-2012», Москва

Виктория Николаевна - пример преданности Делу, Профессионал с большой буквы, человек, чья жизнь неотделима от жизни столичной системы образования. Всегда в движении, всегда в гуще событий, всегда в курсе происходящего, она, казалось, успевала все и всюду.
Со времени знакомства все эти годы я поражалась удивительной способности Виктории Николаевны хранить в памяти предыстории событий и истории жизни всех, с кем ей приходилось общаться, проявлять неподдельный интерес к людям и их судьбам в профессии. Она обладала талантом слушать и слышать, видеть и предвидеть, в чем я не раз имела возможность убедиться лично.
Человечная, общительная, полная жизни - другой я Викторию Николаевну не представляю. Тяжело и больно. Светлая ей память!


Молодая душой


Александр ЖДАН, директор гимназии №1619, Москва

Виктория Николаевна являлась человеком, искренне увлеченным своим делом, настоящим профессионалом, харизматичной личностью и молодой душой женщиной!
Своей уникальной энергетикой, теплотой, обаянием Виктория Николаевна располагала к себе и помогала раскрыть писательский потенциал многим авторам статей, с которыми работала.
Виктория Николаевна оставила незабываемый и существенный след для всех нас.
Коллектив ГБОУ «Гимназия №1619» и лично я помним, скорбим в связи с кончиной Виктории Николаевны Молодцовой и выражаем глубокие соболезнования родственникам и близким.


В гуще событий

Антон МОЛЕВ, председатель Комиссии по образованию Мосгордумы

Несколько дней назад узнал, что Виктории Николаевны не стало. После минутного оцепенения в голове неожиданно промелькнула странная мысль: «А сколько ей лет?» Никогда раньше за время нашего общения я не задавался этим вопросом. Казалось, Молодцова была всегда: и в новаторские 80-е, и в сложные 90-е, и, конечно же, сегодня, в эпоху больших перемен в системе столичного образования. Причем всегда в самой гуще событий, сконцентрированная, энергичная, увлеченная. Ни одно сколько-нибудь заметное начинание, значимое событие не проходило без ее деятельного участия или, по крайней мере, не выпадало из сферы ее неравнодушного внимания.
Наше личное знакомство случилось во время конкурса «Учитель года Москвы-2011», когда мне посчастливилось окунуться в этот удивительный мир педагогического поиска. Отчетливо помню пристальный взгляд из стана жюри, пытливый, но доброжелательный, а потому примирявший с необходимостью быть оцененным. Нам почти не довелось тогда пообщаться лично, но была полная убежденность, что мы знаем друг друга много лет. Совершенно удивительной была способность Виктории Николаевны при помощи незатейливого фотоаппарата делать самые удачные, порой просто замечательные кадры. Самой дорогой памятью от финала того конкурса стала сделанная ею фотография, где меня окружают с поздравлениями ученики моего родного 7-го класса. Все профессиональные фотографы фиксировали торжественные моменты, официальное награждение, а Виктория Николаевна сумела увидеть самое главное.
Не менее удивительной была ее преданность профессиональным традициям. На любом важном мероприятии - пресс-конференции, совещании, форуме - Виктория Николаевна обязательно извлекала старенький пленочный диктофон и заботливо размещала его возле ключевого спикера среди ультрасовременных гаджетов. В этом была не только привычка, это был своего рода фирменный стиль, подчеркивавший образ журналиста-профессионала.
Впрочем, как ни странно, Виктория Николаевна была не только профессионалом в мире журналистики, но и безусловным авторитетом в образовательной среде. Не могу себе представить директора современной московской школы, который не был бы так или иначе знаком с ней. И уж тем более не представляю ни одной достойной, интересной школы, о которой Виктория Николаевна не написала бы в «Учительской газете».
Всегда поражался ее работоспособности, обязательности и пунктуальности, проявлявшимся всегда и во всем, что она делала. Как ни печально, ныне эти качества крайне редки, а слитые воедино в одном человеке и вовсе уникальны.
Да, безусловно, ее мнение не всегда было удобным, а позиция - исключительно одобряющей. Но она никогда не скрывала своего отношения и смело высказывала то, что считала важным и нужным. И эта принципиальность ни в коей мере не мешала Виктории Николаевне быть чуткой и заботливой, переживающей за общее дело и способной поддержать в трудную минуту.
В каждодневной циничной суете жизни, в жестоком вечном беге времени нас не хватает на то, чтобы остановиться, выдохнуть и вглядеться в тех, кто рядом с нами, постараться понимать и ценить человека, относиться к нему с трепетом и восторгом. Виктории Николаевне это непостижимым образом удавалось, за что ей низкий поклон и благодарность.



Журналист от Бога

Валентина Иванова, ректор МГУТУ им. Разумовского, председатель Всероссийского педагогического собрания


В профессиональной среде Викторию Николаевну все знали как честного, добросовестного и принципиального журналиста. Почти 20 лет Виктория Молодцова работала в «Учительской газете», посвятив всю свою жизнь образованию. С момента основания Всероссийского педагогического собрания она была надежным партнером и ведущим экспертом ВПС, принимала активное участие в освещении деятельности нашей общественной организации.
Коллеги и друзья ценили Викторию Николаевну за высокий профессионализм, неравнодушное отношение и искренний интерес к вопросам российского образования, к нуждам и запросам учительства. В 2007 году на съезде Всероссийского педагогического собрания Виктория Молодцова была награждена медалью «Народное признание педагогического труда».
Люди, которые знали Викторию Николаевну, всегда будут помнить ее как прекрасного профессионала, доброго и отзывчивого человека, который всегда готов был прийти на помощь и дать по-настоящему мудрый совет. Виктория Николаевна была журналистом от Бога и Человеком с большой буквы, человеком большого мужества и истинным патриотом, ярким человеком, настоящим профессионалом.


NB!

Редакция «Учительской газеты» учредила ежегодную премию имени Виктории Молодцовой за лучший аналитический материал, посвященный проблемам современного образования.