Напомним, в ноябре прошлого года генпрокуратура РФ признала нежелательными организациями фонды «Открытое общество» и «Содействие» - оба входят в структуру Фонда Сороса. Сообщение о столь варварском способе избавления от книг в Коми было подхвачено российскими СМИ, благодаря чему обсуждение новости «вылилось» на бескрайние интернет-просторы и обернулось резким осуждением в обществе. В качестве доказательства, что книги сожгли интернет-журнал «7х7» представил скан письменного ответа исполняющей обязанности министра образования Коми Светланы Моисеевой-Архиповой на официальный запрос «7х7» о судьбе литературы, изданной на средства предпринимателя Сороса. В частности, в Воркутинском горно-экономическом колледже она «была изъята, списана и уничтожена путем сожжения», - говорилось в официальном ответе минобраза Коми журналистам. К завершению недели вести о сожжении книг в Воркуте стали рассеиваться как дым – были предоставлены фото «восставших из пепла» книг, а чиновники минобраза Коми вдруг представили на брифинге с журналистами рабочий вариант официального ответа министра интернет-журналу, где слово сожжены уже не фигурировало. Сам факт, как официальный ответ с ее подписью и словами о варварской расправе с неугодным книгами попал в руки журналистов, руководитель регионального образовательного ведомства подвергла сомнению и обещала провести внутреннее расследование. При этом министр подчеркнула, что предъявлять претензии к «7х7» не станет. В ситуации, когда под сомнение поставлена репутация ведомства, - это более, чем странно. Все эти события и послужили поводом к тому, чтобы «Учительская газета» провела собственное расследование в Коми.

С чего все началось?

Проследим кратко историю вопроса.

24 ноября 2015 года заместитель председателя правительства Коми Тамара Николаева получила письмо из аппарата полномочного представителя Президента РФ в Северо-Западном региональном округе за подписью заместителя полномочного представителя Андрея Травникова, в котором содержалась просьба сообщить об имеющихся фактах использования учебников или учебных пособий, изданных в рамках программы «Обновление гуманитарного образования в России» на средства известного американского предпринимателя Джорджа Сороса, а также принять дополнительные меры по выявлению и изъятию из библиотечных фондов образовательных организаций, расположенных на территории субъекта Российской Федерации, учебных изданий, не имеющих соответствующих рекомендаций Минобрнауки России и других уполномоченных государственных органов, «в связи с тем, что целью этих книг является популяризация среди молодежи чуждых российской идеологии установок, искаженного восприятия отечественной истории».

Соответственно все руководители образовательных организаций высшего и профессионального образовании, а также ректор Коми республиканского института развития образования получили за подписью исполняющего обязанности министра образования Коми Светланы Моисеевой-Архиповой письма с просьбой принять меры по выявлению вышеуказанной литературы и изъятию из библиотечного фонда образовательной организации. В адрес минобраза поступили сведения, что данная литература была выявлена в библиотеках: Ухтинского государственного технического университета (145 наименований, 413 экземпляров); Воркутинского политехнического техникума (6 наименований, 14 экземпляров). В том числе и в письме из Воркутинского горно-экономического колледжа сообщалось о том, что литература, изданная в рамках проекта фонда Сороса «Обновление гуманитарного образования в России»: Гудинг Д. Мировоззрение. Т. 1. и Гудинг Д. Мировоззрение. Т. 2. была получена в количестве 53 экземпляров в 2001 и 2004 годах и списана из фонда библиотеки (акт № 85 от 11. 12. 2015 года).

В официальном письме министра образования интернет-журналу «7х7» о дальнейшей судьбе изъятых книг было сказано, что «В ГПОУ «Воркутинский горно-экономический колледж» выявленная литература была изъята, списана и уничтожена путем сожжения»…

Временно недоступны

14 января, то есть на следующий день после выхода статьи в интернет-журнале «7х7» о том, что в Коми сожгли «чуждые российской идеологии» книги Фонда Сороса, попасть на прием к заместителю председателя правительства Коми Тамаре Николаевой или получить комментарий исполняющей обязанности министра образования Коми Светланы Моисеевой-Архиповой корреспонденту «Учительской газеты» не удалось. В секретариатах ведомств объясняли, что «все еще продолжается совещание» и что по телефонной связи руководители не доступны. Было очевидно, что идет внутреннее расследование того, что на самом деле случилось и выработка официальной позиции для СМИ.

День сурка

Пообщаться с исполняющей обязанности министра образования Коми «Учительской газете» не удалось и утром следующего дня – секретарь с металлическими нотками в голосе попросила обращаться уже в пресс-службу минобра, представителя которой на месте не оказалось. А через некоторое время стало известно о брифинге, который провела Моисеева-Архипова, на который журналистов приглашали выборочно. Как объяснили в управлении информации администрации правительства Коми, решение о проведении брифинга было принято поздно и физически было невозможно предупредить всех журналистов. Именно на этом брифинге и.о. министра образования Коми и заявила журналистам, что понятия не имеет, каким образом якобы официальный ответ за ее подписью с информацией о сожжении книг попал к интернет-журналу «7х7». По ее словам, она просто не могла бы такого письма подписать, потому что жечь книги – возмутительно!

И все-таки подобное объяснение верилось с трудом. Ответ пришел с официального почтового ящика ведомства на адрес интернет-журнала «7х7». В суд на этот ресурс за тиражирование «фальшивки» никто подавать не собирался. Явно было одно Светлана Моисеева-Архипова вышла на брифинг, чтобы поставить точку в нашумевшей истории. Письмо не наше. Точка. Книги в колледже путем сжигания не уничтожали. И тоже точка.

Министры тоже ошибаются

Корреспондента «УГ» на брифинг не позвали. Но зато после выхода и.о. министра в публичное пространство было получено приглашение на личную встречу со Светланой Александровной.

- Мы никого не обвиняем, единственно не понимаем, на каком уровне пошел сбой в передаче информации, письмо я это не подписывала, а подписала другое письмо, - прокомментировала для «УГ» ход событий Светлана Александровна. - И так часто бывает, любой чиновник вам это подтвердит, что руководитель ставит подпись на втором листе и просит что-то переделать на первом листе документа, что-то доработать, в надежде на то, что исполнитель сделает все как надо. Я могу допустить, что и на этом уровне что-то пошло не так. А пока у меня нет заместителей – только зам по экономике, который содержательно вычитывает бумаги, а их огромное количество (сами видите), могла в таком объеме бумаг действительно быть допущена ошибка. Сейчас идет внутреннее расследование и выясняется – это простая оплошность, которая привела, к моему горькому сожалению, к такому ажиотажу, или меня просто хотели подставить?

Без огня ли дым?

Впрочем, все выглядит не так уж безоблачно, как говорит министр. Злополучному письму из минобраза Коми, которое получили коллеги из «7х7», 12 января 2016 года предшествовал разговор по телефону представителя минобраза с целью выяснить судьбу запрещенных книг.

- В рамках подготовки официального ответа для заместителя председателя правительства Коми Тамары Николаевой сотрудники выясняли, что образовательные организации собираются дальше делать с изъятой литературой. На основании этого телефонного разговора и появилась в первом варианте документа фраза об уничтожении в Воркуте книг путем сожжения.

- Мы в шоке, - продолжает исполняющая обязанности министра образования Коми Светлана Александровна, - и 14 января я делаю запрос в Воркутинский горно-экономический колледж, чтобы выяснить, на основании чего они сожгли книги? Какой инструкции? Кто давал распоряжение? Есть акт о том, что книги были сожжены? Нет! На каком основании тогда утверждаете?

И вот на официальный запрос минобраза и.о. директора Воркутинского горно-экономического Сергей Кравцов отвечает: «На основании инструкции «Об учете библиотечного фонда в библиотеках образовательных учреждений» книги могли быть утилизированы при наличии в городе пунктов вторсырья или уничтожены на основании рекомендаций данной инструкции: «При отсутствии пунктов вторсырья, в случае когда сдача на переработку экономически не целесообразна, библиотеки уничтожают исключенные документы», о чем было сообщено в ходе телефонной беседы 12.01.16 г. представителю из Министерства образования РК. На данный момент книги изъяты, находятся в книгохранении, к которому не имеют доступа пользователи библиотеки». Что же, по-вашему, я должна была уволить специалиста, который опередил события и написал, что книги были сожжены? Человеческий фактор!

- А вот копия того письма, которое я должна была представить на официальный запрос «7х7», - Светлана Александровна демонстрирует затерявшуюся бумагу. – Где вы видите здесь слово сожжены?

Воркутинские «страдания»

А в это время, пока такие страсти кипели в Сыктывкаре, Воркутинский горно-экономический колледж продолжал жить в своем привычном рабочем режиме, готовился к вечернему крещенскому студенческому концерту – об этом «Учительской газете» сообщила заместитель директора колледжа Анастасия Корда.

События, якобы произошедшие в Воркутинском горно-экономическом колледже, Анастасия Валерьевна охотно прокомментировала:

- Согласно просьбе Министерства образования нам нужно было выявить в библиотечном фонде книги, изданные на средства американского предпринимателя Сороса. Мы обнаружили 53 экземпляра, оформили акт о списании этих книг из библиотечного фонда, сложили в коробку и отправили на склад, где они и хранятся до сих пор. Возможности для их утилизации, так называемого, шредера у нас нет.

- Но почему тогда пошла информация о том, что вы уничтожили изъятую литературу путем сожжения?

- Кто дал журналистам такую информацию, мы не знаем. Насколько мне известно, было письмо министерства образования, где сообщалось, что мы уничтожили книги путем сожжения. Еще мог быть неверно понят комментарий заведующей нашей библиотекой Елены Васильевой, рассказавшей журналистам о технологии списания книг.

Книги невредимы

Через некоторое время на ленте республиканского информационного агентства БНК появились свидетельства того, что книги в Воркутинском колледже целы и невредимы. Об этом сообщил в своем блоге на БНК член Общественной палаты Коми Семен Мостуненко, который побывал в библиотеке Воркутинского горно-экономического колледжа, где увидел все 53 якобы сожженные книги. Чуть позже в новостной ленте БНК уже исполняющий обязанности директора Воркутинского горно-экономического колледжа Сергей Кравцов демонстрировал изъятые книги и не скрывал своего удивления по поводу возникшего ажиотажа вокруг них. Можно было бы на этом поставить точку и закрыть расследование под условным названием «Дело о сожженных в Коми книгах». Книги в колледже нашлись и министерство от письма про сожжение открестилось. Но…

На всякого мудреца довольно простоты

Но во всей этой истории с якобы сожженными книгами Фонда Сороса обнаружился еще один удивительный поворот. Причем трудно-объяснимый. А именно: совершенно не понятно, на каком основании Воркутинский горно-экономический колледж отнес двухтомное учебное пособие «Мировоззрение», написанное двумя британскими авторами: теологом и историком религии Дэвидом Гудингом и математиком и философом Джоном Ленноксом, к так называемой запрещенной литературе, изданной на средства Фонда Сороса? Ведь в самих изданиях этого факта не обнаруживается – нет ни указания на программу «Обновление гуманитарного образования в России», не упоминается и имя Джорджа Сороса. А напротив сказано, что том 1 «Мировоззрение. Для чего мы живем и каково наше место в мире», Ярославль: Норд 2001 года выпуска, посвящен теме вступления маленького человека во взрослую жизнь и выработке в себе мировоззрения во времена, когда рушатся традиционные идеологические системы. Том 2 «Мировоззрение. Человек в поисках истины и реальности», Ярославль: Норд, 2004, рассматривает вопросы теории познания, этики и антропологии. Имеется указание на то, что книга адресована учащимся старших классов общеобразовательной школы и среднеспециальных учебных заведений как гуманитарного, так и негуманитарного профиля. Есть сведения и о том, что она может быть также использована как источник по курсу «Введение в философию» для студентов высших учебных заведений нефилософских специальностей.

К слову, второй том книги «Мировоззрения» был издан при участии ЗАО «Издательский дом «Учительская газета» в 2004 году. А на титульном листе второго тома «Мировоззрение. Человек в поисках истины и реальности» есть указание на то, что книга допущена Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия. Кроме того, том первый «Мировоззрение. Для чего мы живем и каково наше место в мире» имеет маркировку - допущено Департаментом общего среднего образования Минобразования Российской Федерации в качестве пособия для дополнительных занятий в старших классах. Здесь вспомним, что в письме и.о. министра образования Коми Светланы Моисеевой-Архиповой руководителям образовательных организаций высшего образования и директорам профессиональных образовательных организаций речь шла о выявлении в библиотеках образовательных организаций «учебной литературы, изданной в рамках проекта Фонда Сороса «Обновление гуманитарного образования в России». А в письме заместителя полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Андрея Травникова на имя заместителя председателя правительства Коми Тамары Николаевой говорилось о принятии мер по выявлению и изъятию из библиотечных фондов образовательных организаций вышеуказанных учебных изданий, не имеющих соответствующих рекомендаций Минобрнауки России и других уполномоченных государственных органов.

Получается в колледже так старались «выполнить указание и принять меры», что стали изымать книги уже даже не по принципу принадлежности к соросовскому проекту, а просто при обнаружении авторов британского происхождения? Видимо страх оставить «не те книги» в открытом доступе блокировал зрение. И уже не важно было, что на титульном листе черным по белому сказано, что книга допущена Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия.

Интересно было проверить, насколько массово в библиотеках стали удалять с полок книги со словами «мировоззрение», «поиск истины»… Однако массовое помутнение сознания, к счастью, не подтвердилось. В Национальной библиотеке Коми корреспондент «УГ», к своему удивлению, выписав экземпляры «нежелательной соросовской литературы» в каталоге и предоставив листки читательского требования сначала в читальном зале, а потом и на абонементе, получила все запрошенные книги и для работы в читальном зале, и для ее чтения на дому.

- У нас ведь не было из минкультуры Коми никаких указаний об изъятии этих книг, - пояснила «Учительской газете» директор Национальной библиотеки Ольга Мифтахова. - Просто была ситуация, когда стало известно, что литература подобного рода рассматривается как негативная. Мы сделали выборку литературы, ее оказалось не так много – 49 наименований, и не вся она была востребована. Потом выяснили, что это старая литература, изданная и поступавшая к нам в 90-е годы. После проведения такого анализа, книги вернулись на свои места… А сжигать книги - это, знаете, как-то по варварски, - поделилась своим мнением по поводу разразившегося в Коми скандала Ольга Рудольфовна.

Подчиниться, выслужиться, запретить?

Хотя сегодня и доподлинно нельзя утверждать – сжигал Воркутинский горно-экономический колледж книги, или не сжигал, горькое послевкусие от этой истории остается. Как заметит в интервью «Новой газете» и.о. директора Сергей Кравцов: «…должны были уничтожить, но не успели». Но так предательски хрустят странички совсем новеньких, будто только-только приобретенных в магазине книг «Мировоззрение», и так отличаются от тех же все-таки изменивших цвет страниц экземпляров, что хранятся в Нацбиблиотеке Коми, что удивление не проходит.

А еще остается печаль по поводу того, что слова эксперта и автора «Учительской газеты», профессора, заслуженного учителя Российской Федерации Исака Фрумина оказались пророческими. 22 декабря прошлого года, сразу после появления письма Андрея Травникова, он написал свой отклик в "УГ": «Вижу риск того, что этому письму подчинятся руководители образовательных и культурных организаций, что найдутся безответственные и невежественные чиновники, которые захотят выслужиться и запретить книги Сахарова или Лихачева, а то и Бунина с Булгаковым. К сожалению, такие случаи происходят в некоторых регионах все чаще. Конечно, такие неприятные истории не остановят читателей, но они позорят нашу страну. Они дают повод недоброжелателям России говорить не только о возвращении цензуры, но и о неуважении нашем к собственной культуре. Думаю, что всем нам, кто работает в образовании, нужно не мириться с подобными указаниями, надо делать их достоянием гласности. С нами Бахтин, Ильин, Флоренский... с нами великие книги и живая мысль, поэтому у нас нет выбора - придется защищать нашу науку и культуру, не давать ее в обиду невежеству и мракобесию.»


Мнение по поводу

Глеб Яровой, кандидат политических наук, доцент кафедры зарубежной истории, политологии и международных отношений Института истории, политических и социальных наук Петрозаводского госуниверситета:

- Из всего списка книг,
изданных в рамках проекта «Обновление гуманитарного образования в России» при поддержке Фонда Сороса, абсолютное большинство не имеют ни прямого, ни даже косвенного отношения к «отечественной истории», и уже по этой причине не могут формировать ее «искаженного восприятия». Впрочем, обобщения в данном случае неуместны. Следуя логике политической конъюнктуры, следовало бы изъять из библиотек все книги иностранных ученых-обществоведов, как это было во времена Советского союза, и оставить их только в спецхранах Академии наук, выдавать под роспись, только в читальный зал. Но ведь в этой ситуации полпред, а за ним – исполнительная региональная бюрократия, пошли дальше: дали указание изъять книги отечественных авторов, современных классиков российской политической науки, благодаря которым в нашей стране сложилась не одна научная школа. В списке – книги К.С. Гаджиева (доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН), А.С. Панарина (Доктор философских наук, профессор Философского факультета МГУ), Ю.К. Мельвиля (Доктор философских наук, профессор Философского факультета МГУ) и других авторов. Это, без преувеличения, столпы отечественной политической науки и философии. 

На книгах этих авторов, изданных при поддержке Института «Открытое общество», были воспитаны первые поколения российских политологов, сформировался костяк преподавательского состава большинства отечественных вузов. Не было бы этих изданий, возможно, и не было бы отечественной политологии. Впрочем, похоже, что наше государство постепенно идет по пути Узбекистана, где политология объявлена лженаукой. Во всяком случае, количество бюджетных мест для подготовки бакалавров политологии в региональных вузах неуклонно сокращается из года в год. Снижается и объем преподавания политологии на непрофильных факультетах. Это может привести только к одному результату: дальнейшему снижению в России политической культуры и политической грамотности населения.

 

Фото автора