Момент упущен?

Прежде всего, как отметил Михаил Кушнир, ругать реформы последнего времени как чисто нашу национальную гонку за инновациями не стоит. Несколько международных образовательных форумов, завершившихся совсем недавно, это подтвердили – образование хотят менять все.

Это очень непросто, особенно если учитывать, что, по словам академика Российской академии образования, директора Федерального института развития образования Александра Асмолова, у нас налицо целый ряд кризисов, связанных с ростом неопределенности, сложности и разнообразия в образовательной среде. Естественно, что общество задается вопросом: так ли эффективно и полезно все то, что нам предлагается? И кто вправе предлагать изменения?


По словам Михаила Кушнира, наше образование сегодня как плохая научная работа – без четко прописанных целей и задач. Даже те стратегические цели, что указаны в Национальной доктрине образования в РФ, как он критически отметил, едва ли можно взять на вооружение – они слишком расплывчаты. Например, мы сегодня нередко слышим, что главное в образовании – создание равных возможностей. Но это тоже довольно-таки неконкретно. Равные для кого и насколько?


Тем не менее, Михали Кушнир не настроен критиковать исключительно текущую ситуацию. Он склонен считать, что мы просто «проскочили» тот момент, когда надо было начинать изменения. Система просвещения, по его словам, решила поставленную перед ней задачу массового обучения еще в середине
XX века, и с тех пор, видя лакуны и несоответствия, мы стали «подкручивать» ее. Это продолжалось на протяжении долгого времени, без осознания того, насколько изменилось общество и какие перед ним стоят задачи.

Если изначально образование строилось в логике миссионерского служения, и отношение к единичным носителям этого знания было трепетным, то с течением времени информация множилась, и естественно развивалось критическое отношение к ее содержанию, источникам и носителям. Вероятно, во многом поэтому мы сегодня и перешли от термина «служение» к понятию «услуги».

 

Бег без цели

Предыдущий закон об образовании, по словам Михаила Кушнира, был по-своему современным и актуальным. Александр Асмолов поддержал коллегу, отметив, что закон, действительно, содержал ряд прогрессивных моментов, но он оказался почти тут же подавлен системой традиционного управления. Точно так же и сегодня, по его словам, какие бы новшества мы ни придумывали, начинать надо с реформы управления.

По словам Михаила Кушнира, государство сегодня – надсмотрщик в образовании, а никак не заказчик, если уж мы говорим в терминах товаров и услуг. Механика контроля у нас сегодня, как отметил Александр Асмолов, намного мощнее механики развития образования, отсюда и все наши попытки сделать какие-то шаги, оборачивающиеся весьма большими затруднениями. Государство не заказывает, а приказывает.


Определить то, что государство сегодня не является заказчиком, по мнению Михаила Кушнира, очень легко. У заказчика всегда есть четкие цели. Он знает, чего хочет. Наше государство когда-то было настоящим заказчиком образования: когда существовало народное хозяйство, ставившее задачу подготовить конкретных специалистов, четкое распределение выпускников вузов и т.д. Но постепенно эти идеи и институты стали разваливаться, и государство утратило эту роль.


Тогда кто сегодня заказывает, что должно быть в образовании? Очень редко это делает бизнес, чуть чаще подключаются вузы… Может быть, школа? Действительно, сегодня сильная образовательная организация, которая осознает, что она может предложить ученикам, является заказчиком. Но в большинстве своем школа, по словам Михаила Кушнира, находится в самом отчаянном положении. Она виновата в неправильном воспитании и обучении, ее директор виноват во всех нарушениях… Но она продолжает жить и работать, потому что, несмотря на все реальные и выдуманные пробелы в деятельности, ее функция камеры хранения остается достаточно значимой для общества. На школу сегодня оказывает давление огромное количество негативных факторов. Это и попытки оценить качество образования, которые априори невозможны без постановки целей и задач, и экзамены, превращающиеся, несмотря ни на что, в соревнование в обмане, и запрос на единые учебники по всем предметам как явный признак боязни вариативности… Так как же вывести школу из-под удара?

 

Независимые и ответственные

Целью новой системы образования, по мнению Михаила Кушнира, должно стать выявление, обеспечение и развитие всех образовательных потребностей граждан, которые будут способствовать как удовлетворению потребностей рынка труда и гражданского общества нашей страны, так и делать их конкурентоспособными на мировом уровне. Как достичь этой цели? Прежде всего, активно помогая каждому найти свое место в системе образования. Для этого нужно создать гибкую систему навигации. Естественно, что индивидуальный выбор своей траектории – это ответственный выбор. В заданных рамках легко, а здесь немного труднее. Поэтому нужно активно стимулировать развитие, чтобы никто не остался «в уголке», неохваченным. Тогда и родитель, и ребенок могли бы стать реальными заказчиками в образовании. Но это право им можно обеспечить только в том случае, если изменится структура образовательной организации.

Прежде всего, как предлагает Михаил Кушнир, нужно распределить ту ответственность, которую школа несет за жизнеобеспечение, процесс обучения и как структура, квалифицирующая знания на выходе из образовательной организации. Для того чтобы определить характеристики системы и структуры жизнеобеспечения у нас уже есть нормативы, работу независимой системы квалификации учащихся будут определять стандарты и ее заинтересованность в поддержании своей репутации как честного и адекватного измерителя. А независимые образовательные структуры будут создавать то разнообразие и вариативность, о которых сегодня так много говорится и это будет их основной содержательной задачей. В случае такого развития событий выбор собственной образовательной траектории станет, как уже говорилось, сложнее, поскольку вся ответственность за обучение ляжет именно на плечи обучающегося. Остальные участники образовательного процесса должны будут лишь заботиться о том, чтобы все это разнообразие было представлено достаточно широко.


И здесь, по словам Михаила Кушнира, на помощь учащимся вновь могут прийти независимые специалисты. Это могут быть тьюторы, способные выявить склонности и предрасположенности ребенка и, зная рынок труда, имеющие возможность предложить ему необходимую образовательную траекторию. Александр Асмолов поддержал коллегу, отметив, что, действительно, главной задачей взрослого здесь будет навигация ребенка во всем многообразии возможностей.


Возможна ли такая система? Практика, по словам Михаила Кушнира, доказывает, что возможна: в Самаре уже действует подобный механизм. Правда, работает он пока не на разнообразие, а на единообразие условий, предоставляемых ученикам школ.

 

P.S.

Будет ли в ближайшее время что-то кардинально меняться в образовании, пока сказать трудно. По крайней мере, участники обсуждения модели напомнили, что сейчас значительно сокращаются бюджеты на образование. Но хотя бы думать о том, что и как можно изменить, не мешает. Иначе опять упустим момент…

 

Фото автора