Самый обсуждаемый сейчас вопрос в работе над государственными образовательными стандартами второго поколения, - какими должны быть стандарты для средней школы. Давайте и мы заглянем в «рабочую мастерскую» государственных стандартов и посмотрим, что для нас готовит законодатель. Но прежде хочется, конечно, определить точку осмотра, ракурс, который позволит сравнить былое с нынешним. Думаю, таким ракурсом станет наш многострадальный предмет «литература»,  история его преподавания в советской и российской школе.

ТРАДИЦИЯ в изучении школьного курса литературы уходит корнями в глубокую историю. Настолько глубокую, что, согласившись описать все, можно смело уйти в отдельно взятый очерк или методическую статью. Посему остановимся на недалеком обозримом прошлом.

70-е годы прошлого века отличались удивительным единством формы и содержания образовательного процесса. По всей тогда действительно огромной стране шел единственный стандарт в изучении литературы – идеологический. Это не отменяло уважение к классике, не открывало путь в большую литературу поделкам и безвкусице, но при этом персоналии, допущенные к изучению в школе, должны были четко соответствовать основной идее – литературное творчество писателей, поэтов, драматургов дореволюционного этапа (до октября 1917 года)  доказывает объективный исторический процесс постоянный борьбы народных масс за свободу, независимость и экономический прогресс. Соответственно, вся литература постреволюционного периода отражала правильность смены власти и поступательный характер развития советского государства.

Безусловно, идеологический стандарт был не единственным в изучении литературы. Это и понятно, творчество Толстого, Достоевского, Чехова (хотя бы) не могло укладываться в прокрустово ложе идеологии, поэтому советское литературное образование добавляло эстетическую и патриотическую составляющую.

Эстетика советского периода в изучении литературы была тесно связана с классическим фундаментальным литературоведением и культурологией. Это обстоятельство позволило сохранить литературу как школьный предмет в годы перестройки, когда идеологическая основа развалилась. Патриотизм, который также должен был воспеваться русской и советской литературой, временами был весьма умерен, в особенности, когда дело касалось классики, а временами нарочито показателен, натянут, соединяясь, увы, с той же идеологией.

Конец восьмидесятых – начало девяностых ознаменовалось бурной свободой, отказом от единственно верной историко-литературной преемственности в изучении школьниками литературы. Появились разные учебники по литературе, глаза разбегались от всевозможных вариантов школьного планирования, учитель получил относительную свободу в выборе предмета разговора с детьми. В этот самый период автор этих строк собственно и начал преподавать литературу детям. Мне кажется, что наше поколение оказалось в достаточно странной ситуации: детство, отрочество,  юность прошли в стране под названием Советский Союз, а взрослая жизнь, реализация себя как личности началась в стране, где главные слова начинались с приставки анти- (антисоветский, например). По поводу рухнувшей идеологии, кстати сказать, меня тоже терзают сомнения. Безусловно, литература больше не рассматривалась в русле ленинских этапов освободительного движения, оказалось, что в двадцатом веке было собственно два литературных процесса, советский и зарубежный. Но что происходило с изучением авторов школьной программы? Ушел Фадеев – пришел Булгаков, не стало Чернышевского – появился Лесков, исчезли поэты-пролеткультовцы – нашлись поэты «серебряного века», перестали говорить о том, как Ленин любил кормить снегирей – заговорили о Новом Завете. Идеология ушла или сменилась? Это непростой вопрос, решение которого мучительно сложно, однако, не решив его для себя, мы не поймем тогда, почему, несмотря на столь многочисленные открывшиеся в последнее десятилетие прошлого века возможности, литература как школьный предмет продолжал терять свои позиции в ранжире школьных дисциплин, не стал более интересным и востребованным у молодежи.

Патриотическая идея, воспеваемая через школьный курс литературы, приказала долго жить, когда начались те самые замены персоналий. Это и понятно, так как патриотизм в предыдущем периоде был родным братом идеологии, понятной, вменяемой, массовой. А после вопрос остался открытым: идеология сменилась или ушла совсем? Никто не дает ответа, а без него патриотическая идея всегда –  пшик да и только. 

Справедливости ради следует сказать, что в это время менялись не только фамилии писателей и поэтов, продолжала развиваться эстетическая тема в изучении литературы, создавались программы углубленного курса, с введением большой литературоведческой составляющей, появились учебники духовной литературы, в которых система литературы прошлого увязывалась с духовной историей России, православием. Но эти направления особой поддержки учительства не получили: не все имели классическое филологическое университетское  образование (я его, кстати, тоже не имею), не все внутренне согласны были отождествлять литературу с историей православия, а главное, во всех нас жила с самого детства, со школьных лет советская система школьного литературоведения, прочно удобренная в институтах и закрепленная на практике в школах.

Таким образом, к началу нового тысячелетия школьный курс литературы пришел с печальными итогами: непонятной системой выбора авторов, безыдейностью, многообразием авторских программ и проч. Не утверждаю, что все перечисленное надо рассматривать с негативной точки зрения, но все же главный вопрос, который я, как и многие мои коллеги, задаю себе постоянно – в чем цель литературного образования школьника – остался без ответа.

НОВАТОРСТВО

Отвечают ли сегодня на этот вопрос, например, государственные образовательные стандарты второго поколения? Сложно вопрошать к тому, что еще не готово, стандарты по средней школе только создаются, однако общая модель новых стандартов едина для начальной, основной и старшей школы. Посмотрим, как это  сделано у наших «младших» коллег и заглянем в рабочие материалы по средней школе. [1]

Проект стандартов для основной школы, как и для начальной, включает в себя  «портрет выпускника», то есть описание некоторых качеств личности, которые, как мы все понимаем, должны сформироваться или развиться у человека, в том числе и под влиянием изучаемых предметов. Судите сами, такой человек должен быть

«любящий свой край и свою Родину, знающий свой родной язык, уважающий свой народ, его культуру и духовные традиции;

осознающий и принимающий ценности человеческой жизни, семьи, гражданского общества, многонационального российского народа, человечества;

активно и заинтересованно познающий мир, осознающий ценность труда, науки и творчества;

умеющий учиться, осознающий важность образования и самообразования для жизни и деятельности, способный применять полученные знания на практике;

социально активный, уважающий закон и правопорядок, соизмеряющий свои поступки с нравственными ценностями, осознающий свои обязанности перед семьей, обществом, Отечеством;

уважающий других людей; умеющий вести конструктивный диалог, достигать взаимопонимания, сотрудничать для достижения общих результатов;

осознанно выполняющий правила здорового и безопасного для себя и окружающих образа жизни;

ориентирующийся в мире профессий, понимающий значение профессиональной деятельности для человека»

Конечно, никто с таким портретом выпускника спорить не станет, вопрос лишь в степени умения, осознания, любви и т.д. И это тоже нормально, ибо не могут быть два одинаково любящих Родину человека, но вот что любопытно: в редакции новых стандартов не сказано, что литература как школьный предмет отвечает за любовь к языку и культурным традициям, а, скажем, физкультура – за здоровый образ жизни. Эти постулаты едины для всего образовательного пространства школы. Это, на мой взгляд, принципиально, и должно быть ориентиром и для учителя-практика и для автора рабочей предметной программы: мы не готовим в школе биолога, физика или писателя, мы готовим ЧЕЛОВЕКА, мы, все, - одного! Еще необходимо заметить, что указанные качества личности имеют вполне самостоятельную ценность, их не следует воспринимать в каком-либо ранжире, они равновелики.

Читаем стандарты дальше. Еще одна универсальная для всех стандартов позиция: говоря о результатах учительского труда, следует учитывать, что у школьника к концу обучения должны сформироваться личностные, метапредметные и предметные навыки:

«личностные, включающие готовность и способность обучающихся к саморазвитию, сформированность мотивации к обучению, познанию, выбору индивидуальной образовательной траектории, ценностно-смысловые установки обучающихся, отражающие их личностные позиции, социальные компетенции, сформированность основ гражданской идентичности;

метапредметные, включающие освоенные обучающимися универсальные учебные действия (познавательные, регулятивные и коммуникативные), обеспечивающие овладение ключевыми компетенциями, составляющими основу умения учиться, и межпредметные понятия;

предметные, включающие освоенный обучающимися в ходе изучения учебного предмета опыт специфической для данной предметной области деятельности по получению нового знания, его преобразованию и применению, а также систему основополагающих элементов научного знания, лежащую в основе современной научной картины мира»

В данном случае наоборот очевидна иерархичность указанных навыков, и учителю-предметнику не стоит понимать предметные навыки учеников как необязательные или неважные. Дело в том, что личность – она едина, а предметы не должны раздирать ее на части, а помочь стать той самой любящей, осознающей, умеющей и проч., о чем говорилось выше.

Еще одно замечание связано с последними предметными умениями и навыками. Предметная деятельность ученика и учителя понимается не только с точки зрения получения нового знания, но и его преобразования и применения. То есть, иными словами, ученики должны понимать практическую значимость полученных знаний в их жизни, только тогда они захотят обрести умения и навыки данной предметной области.

Если вы думаете, что я забыл о школьном предмете «Литература», то это не так. Учитывая обязательную преемственность начального и среднего образования, можно с большой долей уверенности предположить, что в общих чертах стандарты средней школы понятно А дальше возникает вопрос: готова ли школьная литература стать новым по содержанию предметом, соответствующим «модели выпускника современной школы» и вкладывающим свое начало в личные и метапредметные навыки?

Ответом на вопрос может стать брошюра, выпущенная в 2009 году издательством «Просвещение» «Стандарты второго поколения. Примерные программы по учебным предметам. Литература. 5-9 классы». Несмотря на то, что стандарты еще не приняты, авторы достаточно убедительно рассматривают все три типа результатов в отношении предметной области:

«Личностными результатами выпускников основной школы, формируемыми при изучении предмета «Литература», являются:

• совершенствование духовно-нравственных качеств личности, воспитание чувства любви к многонациональному Отечеству, уважительного отношения к русской литературе, к культурам других народов;

• использование для решения познавательных и коммуникативных задач различных источников информации (словари, энциклопедии, интернет-ресурсы и др.).

Метапредметные результаты изучения предмета «Литература» в основной школе проявляются в:

• умении понимать проблему, выдвигать гипотезу, структурировать материал, подбирать аргументы для подтверждения собственной позиции, выделять причинно-следственные связи в устных и письменных высказываниях, формулировать выводы;

• умении самостоятельно организовывать собственную деятельность, оценивать ее, определять сферу своих интересов;

• умении работать с разными источниками информации, находить ее, анализировать, использовать в самостоятельной деятельности.

Предметные результаты выпускников основной школы состоят в следующем:


1) в познавательной сфере:

• понимание ключевых проблем изученных произведений русского фольклора и фольклора других народов, древнерусской литературы, литературы XVIII в., русских писателей XIX—XX вв., литературы народов России и зарубежной литературы;

• понимание связи литературных произведений с эпохой их написания, выявление заложенных в них вневременных, непреходящих нравственных ценностей и их современного звучания;

• умение анализировать литературное произведение: определять его принадлежность к одному из литературных родов и жанров; понимать и формулировать тему, идею, нравственный пафос литературного произведения, характеризовать его героев, сопоставлять героев одного или нескольких произведений;

• определение в произведении элементов сюжета, композиции, изобразительно-выразительных средств языка, понимание их роли в раскрытии идейнохудожественного содержания произведения (элементы филологического анализа);

• владение элементарной литературоведческой терминологией при анализе литературного произведения;


2) в ценностно-ориентационной сфере:

• приобщение к духовно-нравственным ценностям русской литературы и культуры, сопоставление их с духовно-нравственными ценностями других народов;

• формулирование собственного отношения к произведениям русской литературы, их оценка;

• собственная интерпретация (в отдельных случаях) изученных литературных произведений;

• понимание авторской позиции и свое отношение к ней;


3) в коммуникативной сфере:

• восприятие на слух литературных произведений разных жанров, осмысленное чтение и адекватное восприятие;

• умение пересказывать прозаические произведения или их отрывки с использованием образных средств русского языка и цитат из текста; отвечать на вопросы по прослушанному или прочитанному тексту; создавать устные монологические высказывания разного типа; уметь вести диалог;

• написание изложений и сочинений на темы, связанные с тематикой, проблематикой изученных произведений, классные и домашние творческие работы, рефераты на литературные и общекультурные темы;


4) в эстетической сфере:

• понимание образной природы литературы как явления словесного искусства; эстетическое восприятие произведений литературы; формирование эстетического вкуса;

• понимание русского слова в его эстетической функции, роли изобразительно-выразительных языковых средств в создании художественных образов литературных произведений»

Красиво, не правда ли? Только вот путь, который предлагают авторы примерных программ, кажется до боли знакомым: «Курс литературы в 5—8 классах строится на основе сочетания концентрического, историко-хронологического и проблемно-тематического принципов, а в 9 классе предлагается изучение линейного курса на историко-литературной основе (древнерусская литература — литература XVIII в. — литература первой половины XIX в.), который продолжается в 10—11 классах (литература второй половины XIX в. — литература XX в. — современная литература)»

Да, пора наконец заняться обновлением содержания курса, а не только сменой вывесок. Об этом я неоднократно писал на страницах ФП в этом году. Мне самому не очень приятно осознавать то, что традиционная система преподавания литературы в школе более не жизнеспособна, она не интересна молодому читателю, она не преобразует и не учит применять новое знание на практике. Но тем не менее, это так. Вдохнуть новую жизнь в самый личный школьный предмет можем мы с вами. Начнем?



[1] Все новое, связанное с продвижением стандартов, находится на официальном сайте Министерства образования и науки РФ  www. standart.edu.ru