Готовы или нет?

Организатором исследования ICILS стала Международная ассоциация оценки образовательных достижений, которая уже более 50 лет занимается такими всемирно известными исследовательскими проектами, как TIMSS и PIRLS. ICILS в их ряду является уникальным, поскольку впервые за всю историю исследований, эксперты обратили внимание на уровень компьютерной и информационной грамотности учащихся. Исследование 2013 года стало первым в своем роде, но уже охватило 60 тысяч учащихся из более 3 тысяч школ в 21 стране мира. Главной задачей исследователей был поиск ответа на вопрос о том, как учащиеся 8 классов готовы к жизни в информационном обществе?

Пожалуй, основной особенностью исследования стало то, что оно проводилось исключительно с использованием компьютеров. По словам Светланы Авдеевой, данное требование было несколько сложным для нашей страны, где в выборку попали школы даже весьма отделенных сельских районов, либо образовательные учреждения республики Северная Осетия и Дагестан. Тем не менее, все школы России, которые оказались задействованы в проекте, смогли принять в нем участие на равных. Российская выборка была представлена 208 образовательными организациями из 43 регионов страны (7 300 человек).

В числе инструментов исследования можно выделить, по словам Светланы Авдеевой, как уже упомянутый тест для учащихся (длительность выполнения заданий – 1,5 часа), так и анкету для учащихся (также заполнялась на компьютере в течение 20 минут). Здесь школьники отвечали на вопросы о своих привычках в использовании современной компьютерной техники и т.д.

Впрочем, как известно, большинство исследований не ограничивается одной группой респондентов. Сбор контекстных данных становится масштабным, если стоит задача проведения качественного глубокого анализа. Так, в рамках ICILS были разработаны анкеты и для педагогов, которые касались владения компьютерами самими учителями, а также тех проблем, с которыми они сталкиваются при использовании техники на уроках.

Исследователи посчитали необходимым опросить и таких важных участников образовательного процесса как ответственные за информатизацию в школе. Их спрашивали о компьютерной инфраструктуре школы, характере поддержки, которую они оказывают педагогам и т.п. И, конечно же, не остались в стороне директора школ-участниц проекта. Здесь вопросы касались поддержки учителей, активно использующих ИКТ в ученом процессе, общей политики применения ИКТ в школе и т.д.

 

Одна четвертая – в хвосте

Как и во многих международных исследованиях, в рейтинге стран-участниц ICILS российские школьники заняли срединные места. Так, в числе 15 стран основной выборки Россия находится на 8-м с результатом в 516 баллов. Лучше всего показали себя по уровню компьютерной и информационной грамотности учащиеся из Чешской Республики, Австралии и Республики Польша. Турция оказалась в рейтинге основной выборки замыкающей.

Примечательно еще и то, как школьники в исследуемых странах распределились по уровням информационной грамотности, заданным исследователями. Так, уровни ранжируются от первого до четвертого, где на первом требуется лишь уверенное применение стандартных программных команд, выполнение несложных коммуникативных заданий, в то время как на самом продвинутом, четвертом, уровне уже необходимо обладать умением оценивать достоверность и надежность источника информации. Руководитель проекта «Образование в Инновационном центре Сколково» Алексей Муранов отметил, что, судя по предложенной шкале, чем выше мы поднимаемся по уровням грамотности, тем меньше мы говорим собственно про компьютеры и знания, связанные с их использованием, и больше – про метапредметные навыки.

В итоге оказалось, что в России ниже первого уровня находятся 9% исследуемых школьников (то есть, это те, кто не могут даже начать работать на компьютере), 27% обладают навыками первого уровня, 41% - второго, 21% - третьего. Наиболее продвинутых пользователей компьютера в российских школах лишь 2%. Если сравнивать эти параметры с другими странами, то, по словам Светланы Авдеевой, сходными показателями компьютерной грамотности обладают школьники Словацкой Республики, Хорватии и Словении.

Тем удивительнее, по мнению Светланы Авдеевой, то, как активно развивается внедрение ИКТ-технологий в странах Европы. И в то же время мы видим, что порядка 25% учащихся не владеют здесь компьютерной грамотностью на должном уровне. Можно смело говорить о том, что онлайн-обучение, в частности, в рамках таких проектов, как Coursera, требующее большой самостоятельности и уверенного пользователя компьютера, скорее всего, не для них.

Если же говорить о результатах учителей, то, как отметила Светлана Авдеева, менее половины педагогов в рамках всего исследования ощущают себя профессионально ИКТ-компетентными. Увереннее себя, естественно, ощущают педагоги до 40 лет. И лишь 22% педагогов из наиболее компетентных проходили в области ИКТ-технологий специальное обучение.

По данным ICILS, 99% школ, где проводилось исследование, имеют выход в Интернет, но частота использования компьютера при этом разнится. Так, в России в отличие от других стран-участниц ICILS более 7 лет компьютером пользуется лишь 62% педагогов (94% в других странах), не менее одного раза в неделю и чаще пользуются компьютером дома 94,9% опрошенных (против 87%), с такой же частотой в школе в России компьютер используют уже 72,5% (против 54%).

 

Всеобщая компьютерная неграмотность

Услышав от докладчика о том, что наша страна ненамного отстала от лидеров исследования, участники семинара справедливо задались вопросом: значит ли это, что во всем мире нет компьютерной грамотности как таковой? Ведь отечественные результаты в целом нельзя назвать высокими – особенно, если учесть, что более трети школьников затрудняются даже начать работу на компьютере.

Эксперты исследования подтвердили этот тезис, отметив, правда, что дело при оценке результатов касалось не только компьютерной грамотности. Отечественные школьники зачастую демонстрировали, скорее, информационную неграмотность – на уровне прочтения и понимания задания. Так, отмечалось, что меньше трети правильно читали задание и выбирали из предложенного расширенного массива данные, необходимые для решения задачи.

Кроме того, едва ли можно, исходя из результатов исследования, говорить о том, что именно школа делает большой вклад в развитие компьютерной и информационной грамотности. По словам Светланы Авдеевой, самый высокий уровень наблюдается как раз у тех учащихся, что освоились самостоятельно: 25% учащихся 3-го и 4-го уровня и 33% учащихся не выше первого уровня. Тем удивительнее, что в группе с самым низким уровнем (72% респондентов первого и ниже первого уровня) школьники указали, что компьютерной и информационной грамотности их обучали в основном учителя.

Алексей Муранов отметил, что большую роль в получении компьютерной и информационной грамотности играет именно внешкольная деятельность. Точно так же, как и в развитии ряда других метапредметных компетенций.

По мнению российских педагогов, эффективно использовать ИКТ в отечественных школах чаще, чем в школах за рубежом мешают такие проблемы, как нехватка квалифицированного технического персонала для поддержки использования ИКТ, недостаток эффективных учебных программ профессионального развития учителей, недостаточное количество программного обеспечения, нехватка компьютеров достаточной мощности, недостаточная пропускная способность или скорость канала связи с Интернетом. Даже сами уроки информатики не влияют на развитие информационной грамотности ребенка: работа, которая там ведется, чаще всего не связана с оценкой и осмыслением информации и т.д.

Как отметил ректор Московского государственного педагогического университета Алексей Семенов, мы могли бы иметь более существенный результат, если бы в курсе информатики говорили о том, как человек воспринимает информацию. И тогда, по его словам, задание представить информацию для определенной возрастной категории, отличной от собственной, не казалось бы 15-летнему подростку экзотическим, точно так же, как сейчас оно не кажется таковым учащемуся в Австралии, где информатизация находится на очень высоком уровне.

Тем не менее, как отметила Светлана Авдеева, предполагается, что к 2020 году дети в нашей стране должны достичь 4 уровня компьютерной и информационной грамотности. И надо искать подходы к реализации этой задачи. А для более глубокого понимания процессов развития компьютерной и информационной грамотности внутри страны, по словам научного руководителя Института образования НИУ ВШЭ Исака Фрумина, нужны не только международные исследования. Именно российские исследовательские проекты могли бы помочь профессиональной общественности более точно разобраться в особенностях нашей культурной среды в вопросе развития метакпомпетенций.

Фото автора