Можно сказать, что в стране уже несколько лет тысячи школьников и многие сотни учителей таким образом получают альтернативное, неформальное образование, соответствующее требованиям завтрашнего дня. Осмыслить это явление, сформулировать некоторые идеи и принципы, на которых строится обучение, попытались эксперты Школьной лиги, координаторы конкурсов, учителя и представители Фонда инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО, собравшиеся за круглым столом в Санкт-Петербурге. Первая тема, предложенная организаторами, - как в эпоху нанотехнологий увлечь ребёнка образованием? Ведущая – доктор педагогических наук, профессор СПбГУ, председатель экспертного совета программы Школьная лига РОСНАНО Елена Казакова.

Солнечный летний день, который все мы увидели на экране, радостные лица детей и яркая символика Нанограда легко вытесняют серое ненастье поздней осени, разлитое за окнами нашей аудитории. Многие из присутствующих узнают себя на этих кадрах и мгновенно возвращаются к тем десяти дням в лагере, которые вспоминаются как праздник и для детей, и для взрослых. Почему? Ведь там минутки не было свободной! Каждый день заполнялся серьёзной, интенсивной учёбой и работой в мастерских, лабораториях, на лекциях, встречах с учёными и бизнесменами, с руководителями высокотехнологичных производств. В чём же дело? Что такое Наноград? – это первые вопросы, которые задаёт Елена Казакова.

Михаил Эпштейн, кандидат педагогических наук, профессор СПбГУ, генеральный директор АНПО «Школьная лига РОСНАНО»:

- Наноград – это место, где учатся, как и в школе, но учатся особым образом. Не потому, что этого требуют взрослые, а потому, что интересно. Изучают не отдельные предметы и «проходят темы», а занимаются делом, которое сами выбрали и которое очень нравится. А знания приобретаются по ходу этого дела, когда они требуются. Выбор очень широк. От музыкальных композиций и дизайна до создания роботов и моделирования нано процессов.

И это действительно настоящий город, жизнь которого выстраивается взрослыми и детьми вместе. Тут своя мэрия, законы и правила, своё телевидение и газета. Свои символы, шутки, любимые словечки и танцы по вечерам. И наставники, которые по возрасту не особенно отличаются от детей, но уже очень много знают и умеют.

Летняя школа – часть длительного сетевого проекта, охватывающего весь год. И дети, которые здесь собираются, уже участвовали во многих конкурсах, выполняли творческие задания. Их педагоги тоже прошли определённую подготовку с помощью специальных программ и курсов. Так что аудитория вполне готова к работе над самыми сложными проектами, подготовленными для неё партнёрами – бизнесменами, руководителями новейших лабораторий и производств.

Алексей Юшков, кандидат психологических наук, доцент, руководитель направления «Федеральные инновационные площадки», руководитель сетевой лаборатории «Учебные исследования и проекты в подростковой и старшей школе»:

- Наноград – не просто летняя школа, но школа очень высокой интенсивности. Проектные задания, которые получают здесь ребята, требуют знаний не только по физике, математике, химии, но экономических, экологических, социальных. Этого не «проходят» в школе, но получить такие знания можно во время интенсивной работы над проектом. Здесь осваивается и техника проектирования, и техника отношений с разными организациями, с властью. Можно сказать, что это место сборки всех знаний, накопленных и в школе, и в результате участия в конкурсах, играх, взаимоотношениях с разными людьми.

Леонид Илюшин, доктор педагогических наук, профессор СПбГУ и ГУ ВШЭ, ведущий эксперт Школьной лиги РОСНАНО:

- Наш лагерь противоположен школе в том смысле, что знания, за которые ребёнок там получает отметки, но применить никак не может, здесь добываются ради дела. Для того чтобы сразу их использовать. Это, так сказать, созидательные знания.

Вторая важная особенность – мы стараемся развивать инженерное системное мышление. Ребятам приходится не просто решать задачки для тренировки мозгов, а создавать целую конструкцию. Когда есть проект, обдумываются задачи разного характера, подчинённые общей цели. Это другое видение задач, другое отношение к информации.

И третья особенность – социальная практика, которую проходят участники. Это отношения школьник – школьник, школьник – взрослый, взрослый – взрослый. Дети учатся работать в команде, выстраивать отношения с разными взрослыми.

Андрей Мельников главный эксперт отдела образовательных проектов департамента образовательных программ Фонда инфраструктурных и образовательных программ:

- Создавая программу «Школьная Лига РОСНАНО», мы ставили задачу обновить содержание естественно научного образования. Сориентировать его на подготовку кадров для современных высокотехнологичных производств, использующих в том числе и нано технологии. А кроме того, нам нужны грамотные потребители такой продукции. В этом смысле Наноград чрезвычайно важен, поскольку здесь концентрируются все виды деятельности, происходит энергичное, взрывное продвижение основных смыслов. Ребёнок встречается здесь с людьми, имеющими прямое отношение к новейшим производствам и высоким технологиям, к последним достижениям мировой науки, с которыми он мог бы познакомиться только в отдалённом будущем. О таких людях рассказывают по радио и телевидению, а он уже сейчас среди них! Это же здорово! Круче Нанограда места нет!

И второй важный аспект. На опыте Нанограда учитель видит, как можно организовать образование, чтобы ребёнку было интересно, чтобы он сам хотел добывать знания. Как использовать для этого любые стимулы, даже такие простые, как «круто – слабо» и «прикольно». Наша задача – увлекать не самых одарённых и успешных, а всяких детей. И жителей мегаполисов, и тех, что живут в дальних посёлках, учатся в маленьких сельских школах. Если там есть интернет, значит есть возможность участвовать в наших конкурсах, двигаться к Нанограду.

Елена Красновская, учитель химии и биологии, заместитель директора по учебно-воспитательной работе школы №700:

- Важно, что эти конкурсы принципиально отличаются от обычных олимпиад. Они действительно для всех. Тут нет необходимости доказывать, что ты лучше всех знаешь школьную физику или химию. Можно найти простое задание, которое обязательно заставит тебя искать новые сведения из разных сфер знания, чему-то обрадоваться, заинтересоваться, увлечься. И человек понимает, что он может делать то же самое, изучая историю или биологию, например. Это опыт, который помогает каждому найти себя.

Виталий Ашичев, магистр филологического факультета СПбГУ, менеджер конкурсных образовательных программ:

- Заинтересовать школьника конкурсной программой можно в том случае, если она доступна – не нужно подавать заявок, заполнять сложные анкеты – занимательна по форме и популярна, связана с модными современными понятиями или событиями, которые широко обсуждаются. Например, зимне-весенняя сессия посвящалась олимпийским играм в Сочи. Все желающие могли найти для себя интересное задание, в том числе связанное с использованием нано технологий при возведении и оформлении олимпийских объектов. В конкурсах участвовало около пяти тысяч человек. Мы получили много интересных работ. Некоторыми из них всерьёз заинтересовались фирмы, которые представляли свои задания.

В следующем сезоне мы пригласили ребят в своеобразное путешествие по местам, где располагаются современные производства, связанные с нано технологиями. Среди наших партнёров есть двенадцать производств. Некоторые из них предоставили информацию о своей продукции. Участники конкурса знакомятся с ней, потом выбирают технологии, с помощью которых можно эту информацию преобразовать. В итоге может получиться интересная презентация, видеоролик или даже мультфильм – там много разных форм. Самая простая «Я на карте». Это фотография автора на фоне какого-то производства или простого нано процесса, который можно изобразить в виде схемы, рисунка, пользуясь инфографикой.

Кроме тематического блока предлагаются отдельные кейсы, например, «Энергодом или тайм-лайн вещей», проводятся вполне академические олимпиады, позволяющие поступать потом в самые престижные вузы.

Анастасия Азбель, кандидат психологических наук, доцент факультета психологии СПбГУ, научный руководитель школы №6:

- Как человек, профессионально занимающийся психологией, должна сказать, что проблема мотивации и удержания интереса к непрерывному образованию сейчас стоит очень остро во всём мире. Речь идёт об образовании и детей, и взрослых. Становится всё отчётливее видно, что материальные способы мотивации не так эффективны, как нематериальные. Человек ищет поддержки, стремится к обсуждению своих увлечений с понимающими людьми. Не находя такой среды, он начинает искать смыслы где-то в другой деятельности. Для детей это особенно важно.

Наш конкурс – у меня есть соавтор, Леонид Сергеевич Илюшин, - родился, можно сказать, благодаря личной заинтересованности. В какой-то момент я обнаружила на примере своей семилетней дочки, что современному ребёнку очень трудно разобраться, что появилось раньше: шариковая ручка или, например, мобильный телефон. В этом смысле у них страшная каша в голове. Дети прекрасно знают, что такое флешка и не представляют себе, что такое дискета. Мы создали кейс, который должен помочь им сориентироваться, создать ленту времени, на которой можно было бы расположить все предметы домашнего обихода в порядке их появления. Это похоже на игру, которая продаётся в магазинах, с той разницей, что наши задания связаны с вещами, которыми ребёнок реально пользуется каждый день дома. Вот перед ним диктофон, телефон, радио, компьютер. Как они появились? Как менялись с появлением новых технологий и новых научных открытий? В том числе – нано технологий. Мы обрабатываем свою обувь гидрофобными жидкостями – это нано покрытия. Да обычный простой карандаш работает на основе нано процессов! Это просто нано – символ!

Леонид Илюшин:

- Потенциал возможных открытий такого рода на самом деле огромен. И важно, что ребёнок их может сделать, не выходя из дома. Интересно проследить, например, как менялись формы вещей, материалы, из которых они сделаны. Меня поразил факт, что в музее на Крите можно увидеть древнюю ванну, которая имеет совершенно такую же форму, как современная, чего нельзя сказать о фотоаппаратах, например. А стул? Куда мы поместим его на ленте времени? Исследования такого рода могут увлечь и детей, и взрослых.

Татьяна Галактионова, доктор педагогических наук, профессор РГПУ им. А.И.Герцена:

- Вовлечённый в наши конкурсы ребёнок попадает в среду, где работает так называемый «эффект солёного огурца». В Нанограде никому не бывает скучно. Работая в группе над каким-то проектом, заданием, каждый невольно заражается общим энтузиазмом, становится человеком увлечённым. Общий восторг заразителен. Это очень важная черта детства. В хорошем рассоле любой огурец становится солёным.

Сергей Филиппов, руководитель дирекции популяризации Фонда инфраструктурных и образовательных программ:

- Для того чтобы интерес ребёнка не заглох, не потерялся, важно, насколько популярны его увлечения в окружающей среде. Мало того, чтобы сверстники считали, что это круто. Нужно, чтобы дома папа или бабушка тоже понимали, чем он занимается, и поддерживали: важное дело, об этом сейчас и в газетах много пишут, и по радио говорят. Популяризация научных знаний в обществе через фестивали, выставки, с помощью передач по радио, телевидению необходима, чтобы создавать соответствующее отношение к нашим достижениям. 

Настроение среды, в которой растёт человек, имеет иногда решающее значение. И особенно большое влияние оказывают на подростка молодые люди, которые только на ступеньку или две старше его. Знаменитые учёные или успешные бизнесмены – это хорошо, но до них ещё расти и расти. А когда с тобой делится своим увлечением студент, его пример гораздо заразительнее. Ребёнок видит, в каком направлении ему нужно двигаться, чтобы через два - три года стать таким же, как эти студенты. Видит, что это достижимо. И очень здорово, что в Нанограде организаторами жизни детей работают как раз такие молодые люди, близкие по возрасту.

Анастасия Азбель:

- Им легче понять интересы детей! Я наблюдала недавно в своей школе очень любопытную картину в связи с нашим «мультяшным» героем Нанокотом. Все здесь видели ролик, где он рассказывает детям о гекконе, о потрясающих способностях этой ящерицы двигаться по гладким отвесным поверхностям, по потолку, даёт детям задания. Так вот геккон оказался не для всех интересен, а сам Кот стал общим любимцем. Дети начали сочинять про него стихи, придумывать сказки, рисовать портреты. Вся школа украшена сейчас рисунками с этим Котом.

Елена Казакова:

- И замечательно! Идти за интересами детей – важная особенность нашего менеджмента. У нас может быть много своих разработок для конкурсов, но мы готовы отложить их, если дети нашли свою тему. Пусть это будет Кот. Он же у нас учёный, как у Пушкина! Мы придумаем, как их вывести потом к геккону. Важно, чтобы интерес развивался, не пропадал.

Михаил Эпштейн:

- Я бы назвал некоторые условия для возникновения интереса. Встреча с человеком, который увлечён сам и способен увлечь своими эмоциями. Удивление – это уже собственная эмоция. И ощущение, что всё это имеет отношение к тебе лично. Важно для тебя.

Анастасия Журба, магистрант факультета свободных искусств и наук СПбГУ, учитель словесности школы №700:

- И конкурсы, и работа в Нанограде – это всегда добровольный выбор. В школе ты не выбираешь, что изучать, с кем, в какой форме. А здесь ты сам решаешь, что и с кем будешь делать. Это меняет отношение. Человек чувствует ответственность за свой выбор и в таком случае сама занятость с утра до вечера ощущается как свобода. Как игра во дворе. Там, бывает, устаёшь до пота, а не бросаешь, пока домой не позовут.

Ольга Мирошкина, педагог - организатор внеклассной деятельности школы №77:

- У нас в школе ребята охотно участвуют в журналистской деловой игре, которая охватывает всю страну. В каждой школе - участнице создаётся команда, которая получает общее для всех задание. Например, последняя игра называлась Школьник – студент – профессионал. Нужно было в своём районе, городе найти такое место, где дети, студенты и специалисты вместе занимаются каким-то общим делом, и написать об этом. В результате создаётся одна газетная полоса, на которой должны быть разные рубрики. Ситуация рассматривается с разных точек зрения: тут и интервью со специалистом, и правдивая история – рубрики задаются заранее. А точкой встречи может быть как вузовская лаборатория, так и центр технического творчества или, как в Новосибирске, например, центр проектного творчества. Важно, чтобы ребята встретились с увлечёнными людьми и увидели, где они могут получить достойное образование, чтобы стать такими же классными специалистами. Можно сказать, что в итоге получилась газета на 52-х полосах – столько команд приняли участие в игре.

Виктория Чернова, учитель географии лицея № 532:

- Я вот подумала: хорошо, если школа – участница лиги, если там есть что-то живое, увлекающее. А если в школе скука, однообразие? Сколько таких у нас! Нет ли опасности, что, получив такой замечательный опыт в лагере, ребёнок не захочет возвращаться туда, где ему не интересно? Не слишком ли велик разрыв?

Леонид Илюшин:

- Напротив, этот ребёнок уже знает, как можно сделать жизнь интересной! Мы не выдумали ничего принципиально нового. А опыт Артека, Орлёнка, Зеркального показывает, что у детей, заражённых творческой атмосферой, два пути: стать изгоем в школе, где скучно, или заразить своим увлечением окружающих.

Андрей Мельников:

- Может быть, этот пример покажется кому-то смешным, но у нас уже есть замечательный случай. Девочка приехала в Наноград из школы, которая не была участницей Школьной лиги. Вернувшись, она сумела увлечь своих друзей и учителей так, что вся школа загорелась желанием учиться по-новому.

Елена Казакова:

- И не только школа. Там, простите, вся республика увлеклась. И теперь мы готовимся устроить Наноград в этой республике. Вот что может сделать только одна девочка! Но эта девочка сама у нас побывала, она прожила эти десять дней! Получить такой опыт через проживание могут с нашей помощью сотни детей, а их в стране – миллионы. И каждый хотел бы окунуться в такую страстную, умную жизнь. Как быть? Можно ли тиражировать этот опыт? Мы не случайно открываем Наноград каждый раз на новом месте, в новом регионе. Приглашаем к сотрудничеству местные власти, чтобы они увидели и поняли, что это такое. Заинтересовались, может быть увлеклись, захотели создать такой же лагерь сами. Уже есть аналог Нанограда в Чебоксарах. Его открыли молодые ребята, прошедшие нашу школу. Два – три сезона они поработали с нами, выросли и теперь у них получился свой замечательный молодой город. В нём так же активно, как у нас, работали местные представители бизнеса, руководители производств, учёные. Получилось здорово!

Леонид Илюшин:

- С тиражированием, мне кажется, нужно быть осторожнее. Наноград нельзя имитировать. Можно только, условно говоря, размножать почкованием, как получилось в Чебоксарах. Интересы ребёнка – тонкая вещь. Важно различать, что интересно взрослым, а что – детям. Недавно я был в цирке и наблюдал, как в антракте детей фотографировали с цирковыми животными. Так вот детям всё равно, какая там получится фотография. Это беспокоит взрослых. Ребёнку интересно потрогать животное, рассмотреть его на близком расстоянии. Важно видеть эту разницу.

Елена Казакова:

- Как заинтересовать детей мы немножко понимаем. Но рядом с увлечённым ребёнком обязательно должен быть увлечённый учитель. А взрослого иной раз увлечь совсем не просто. Недавно на одном семинаре мне пришлось наблюдать, как учителя слушали специалистов, прекрасно владеющих предметом, который они преподают. Педагогам рассказывали о новейших идеях, дискуссиях в научной среде, о последних открытиях, а слушатели требовали одного: дайте нам методики. Как преподавать это детям? Если человек сам не горит желанием узнавать новости науки, сам не хочет учиться, он не сможет ни по какой методике научить детей ничему. И самое бесперспективное – искать виноватых где-то вокруг. Учительница пятиклассников объясняет скуку на своих уроках тем, что детям всё равно предстоит сдавать ЕГЭ. Где ЕГЭ, а где пятый класс?

Михаил Эпштейн:

- Я могу перечислить несколько условий, которые необходимы, чтобы учитель увлёкся и начал работать по-новому. Первое – он должен увидеть новые смыслы своей деятельности, не те, которые диктует бюрократия. Мы все знаем, что нужно делать учителю, чтобы зарплата была выше, повышалась квалификация, показатели. У нас другие показатели, другие ориентиры. Учитель станет работать по-другому, если он их увидит – это второе. Третье – сообщество единомышленников, поддержка, которую он может получить, участвуя в наших программах, пользуясь материалами, которые мы предлагаем. И четвёртое – поддержка администрации школы. Мы стараемся так настраивать директоров школ, чтобы они тоже понимали, чем отличается работа этого учителя, одобряли, помогали. Это очень важно.

Анастасия Азбель:

- Нужно менять программы и формы курсов повышения квалификации учителей, предлагать альтернативные варианты. Межпредметные, расширяющие кругозор, культурный код учителя. А то, как мы тут шутим, физик боится метафоры, а литератор – гидрофобности. И нужно серьёзно заниматься развитием харизмы учителя. Харизматичных педагогов, за которыми готовы идти дети, у нас становится всё меньше, это очень тревожный факт.

Елена Казакова:

- Могу подтвердить, что огромное количество учителей говорят, что им надоели скучные курсы повышения квалификации. Они хотят участвовать в конкурсах, которые мы предлагаем детям, потому что это интересно и помогает проверить себя. А кое-кто из школьников записывается на курсы повышения квалификации учителей. И это заставляет задуматься, как их проводить, чтобы школьники не сбежали от скуки. И я бы не сказала, что так уж трудно переносить атмосферу Нанограда в школу. Для этого нужно не так уж много. Не врать. Не унижать детей. Не давать им скучных заданий. Ориентироваться на собственный интерес. В конце концов, не оглядываясь на учебные программы, нужно позволить себе увлекаться тем предметом, который ты преподаёшь. И всё тогда прекрасно получится! Одна девочка может изменить ориентиры для всей школы. Один учитель может увлечь всех детей, с которыми работает, и многих коллег. Потому что это нормально, когда дети учатся с интересом, когда в классе периодически стоит хохот, у педагога светятся глаза и всем хорошо вместе. Мне кажется, это наш главный, ключевой принцип – вместе. Мы вместе удивляемся, узнаём что-то новое, постоянно меняемся. Ничего удивительного в этом нет, если мы не только на словах, а на самом деле учимся вместе, учимся друг у друга и вместе увлекаемся тем делом, которое у нас в руках – образованием.