Собравшиеся ученые – а это и президент РАН Владимир Фортов, и директор Института космических исследований РАН Лев Зеленый, и глава Совета по науке при Минобрнауки РФ Алексей Хохлов, и академики Юрий Лачуга, Михаил Пальцев, Анатолий Дмитриевский – доказывали это каждый на свой лад.

Оказывается, еще в 2013 году Российская академия наук сделала прогноз о грядущем снижении роста ВВП с 4,8% до 0,5%. Вероятно, тогда к этим выкладкам не прислушались. Зато сейчас срочно рассматривается энергетическая стратегия России до 2035 года. Ее центральной идеей, по словам академика, директора Института проблем нефти и газа РАН Анатолия Дмитриевского, стал как раз логичный переход от экспортно-сырьевого варианта развития экономики страны к ресурсно-инновационному. Причем, ставку предлагают сделать именно на энергетическую отрасль. И тут говорить о нашем ресурсном проклятии и «нефтяной игле», говорит Дмитриевский, по меньшей мере неблагодарно, тем более, что главный углеводородный «наркоман» сейчас – США, в октябре 2014 года вышедший на первое место в мире по добыче нефти.

Наша нефтегазовая отрасль как раз готова быстро внедрить инновации и при этом обеспечить быстрый возврат вложенных государственных средств. Внедрение новых технологий в этой сфере, по замыслу экспертов, повлечет за собой инновации на производстве, которое вынуждено будет выдавать на гора новое оборудование. Соответственно потребуются и суперквалифицированные кадры, работающие на новой технике. «Мы надеемся, что такая модель позволит выйти на эффективное развитие экономики страны», - подытожил академик.

Сейчас как никогда важна и продовольственная независимость страны, напомнил академик Юрий Лачуга. Поэтому так важна Доктрина продовольственной безопасности, которая была принята в стране еще в 2010 году. «К сожалению, мы пока не обеспечиваем ее в достаточной мере, в частности, не обеспечиваем себя полностью продукцией животноводства – мясом и молоком», - признал спикер. Есть, впрочем, у нас и достижения: российские продукты - с минимальным количеством химических добавок.

Россия стоит и на пороге изменения медицины, заявил академик Михаил Пальцев. У нее нет другого пути, как становится персонализированной и превентивной. Благодаря расшифровке генома современные медики творят чудеса, стала возможна даже эмбриональная хирургия. Приходит все это и в нашу страну, хотя и с большими сложностями. Вот, например, подход «лечение не болезни, а больного» был разработан в МГУ еще в начале 19 века, но почему-то внедряется в сознание отечественных эскулапов лишь сейчас.

Мы отстаем в ранней диагностике болезней, у нас большая нехватка оригинальных лекарственных препаратов (отечественная фарминдустрия пока ориентирована на дженерики) и современного медицинского оборудования – перечислил Пальцев основные проблемы российской медицины. Однако наметились подвижки к лучшему – принята программа по развитию фармпроизводства до 2020 года, в отечественных лабораториях и клиниках разрабатываются десятки клеточных технологий, среди них – лечебные антитела, таргетные технологии, неинвазивные методы лечения.   

В космосе ситуация тоже, после неудач последних лет, выравнивается. Как говорит директор Института космических исследований РАН Лев Зеленый, Россия наконец-то определилась со своей нишей в исследовании и освоении космоса. Успешно действует «Экзомарс» - совместная программа Европейского Космического Агентства (ЕКА) и Роскосмоса по исследованию Марса. По словам Зеленого, планируется несколько запусков исследовательских аппаратов – если не получится в 2017, то в 2018-2019 годах. Сейчас идут переговоры с ЕКА о сотрудничестве по Луне. У России здесь хорошие позиции – подготовлено несколько посадочных и орбитальных аппаратов. На Луне нас, в частности, интересуют области, где могут оставаться метеоритные остатки с возможными органическими веществами, что откроет свет на происхождение жизни во Вселенной. Россия также активно участвует в международных космических экспедициях – совместно с европейцами, американцами, японцами. Международное научное сотрудничество от нового витка холодной войны вряд ли сильно пострадает, уверен Зеленый, потому что наука может развиваться только при сотрудничестве всего человечества. «Вспомните «Союз-Аполлон» - запуск состоялся в самый разгар холодной войны с Америкой», - говорит Зеленый.

Пусть ученые и не говорят об этом вслух, они немногого просят – даже не денег, а чтобы в их научную деятельность не вмешивалось государство. Ну хотя бы теперь, когда оно отняло у Академии наук хозяйственно-организационные полномочия, образовав Федеральное агентство научных организаций. С момента насильственной реформы РАН прошел год. По словам главы Академии Владимира Фортова, первый этап реформы, с его передачей научных институтов в ведение ФАНО, выполнен. Пора переходить ко второму – собственно, начать работать. «Но, к сожалению, функции РАН и ФАНО на этом этапе прописаны не так четко, - комментирует ситуацию Фортов. – Работа в условиях неопределенности связана с непониманием границ деятельности с обеих сторон, и мы считаем, что нужно подправить закон (о реформе РАН) и внести в него правило двух ключей, что позволит разделить компетенции. Мы должны отвечать за научную составляющую, а агентство – за хозяйственную деятельность».

Кстати, ФАНО так пока и не выполнило обещание Совету по науке при Минобрнауки РФ создать научно-координационный совет из ученых, напомнил глава Совета Алексей Хохлов. Может быть, кризис научит чиновников больше прислушиваться к ученым?

Фото автора