Открывая вебинар, директор Российского тренингового центра Института образования НИУ ВШЭ Игорь Вальдман отметил, что за два с половиной года работы, это, пожалуй, самое массовой мероприятие РТЦ. Принять участие в вебинаре решили порядка 1300 человек из 52 регионов РФ и 5 стран – Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан и Приднестровской Молдавской Республики. Наибольшее число участников представляли обычные школы, что по словам Игоря Вальдмана, вполне понятно: заявленная тема касается их напрямую.

Научный руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ Виктор Болотов также отметил, что большое внимание к проблематике оценки качества образования сегодня неслучайно. Этот вопрос уже нашел свое отражение в нормативно-правовой базе, в программах развития образования, «дорожных картах» и т.д. Однако эта заинтересованность все же не должна доходить до абсурдных размеров. По словам Виктора Болотова, сегодня, к сожалению, есть регионы, где мониторинг становится систематическим упражнением, которое школам приходится выполнять чуть ли не еженедельно. Зачем нужна такая частота исследований, если она совершенно очевидно является излишней? Не нужно создавать больше проблем, чем есть на самом деле. Стоит обратить внимание на то, что есть проблема внутришкольного контроля, проблема итогового оценивания по годам обучения. Кроме того, как отметил Виктор Болотов, сохраняются, несмотря на все реформы, проблемы экзаменов с высокими ставками. Если есть сомнения в том, как и какой мониторинг нужно готовить, стоит по его мнению, хорошенько изучить зарубежный опыт подготовки таких проверенных временем исследований как PISA, TIMSS и PIRLS: каждое из них отвечает за свою область знаний и навыков и в то же время они удачно дополняют друг друга.

Продолжила мысль руководитель Центра оценки качества образования Института содержания и методов обучения РАО Галина Ковалева, отметив, что тем, кто сегодня занимается разработкой измерительного инструментария, неплохо было бы не только обращать внимание на зарубежные образцы, но и на наработки выдающих отечественных педагогов и психологов. Ведь именно здесь заложен потенциал для подготовки инструментария, который меньше всего придется адаптировать к российской действительности.

В 2007 году, когда команда исследователей под руководством Галины Ковалевой по заказу Рособрнадзора начала разработку системы оценки качества начального образования, перед ней была поставлена именно такая задача – учесть имеющийся российский опыт. Должна была быть создана система оценки со стартовой диагностикой, которая помогала бы развивать у школьников интерес к учебе, поддерживать их, содействовать в реализации их возможностей и т.д. В итоге была создана система мониторинга, включающая в себя пять этапов: начиная со стартовой диагностики в первые недели учебы школьника до финального, пятого тестирования в конце четвертого класса.

Охват исследованием всех этапов обучения в начальной школе позволяет говорить о динамике учебного процесса. Причем, по словам Галины Ковалевой, важно понимать, что речь здесь не идет об оценке результатов учащихся. Данная система мониторинга создана исключительно для того, чтобы помочь учителю эффективно организовать работу в классе, выявив особенности образовательного процесса.

Наиболее показательным и важным в данной системе является тестирование в первом классе, поскольку в это время ребенок проходит период адаптации к школе и педагогу, чтобы не упустить момент, когда ребенку потребуется особая помощь, надо понять, что он переживает в этот период.

На каждом из этапов мониторинга, как отметила Галина Ковалева, в соответствии с требованиями ФГОС изучались как предметные результаты (по математике, русскому языку и чтению), так и личностные результаты (самооценка, отношение к учебной деятельности, структура мотивации и т.д.). В ходе мониторинга в конце 4 класса добавился также блок метапредметных результатов (читательская грамотность, проектная деятельность).

Сегодня многие отчетливо понимают, что ни один мониторинг не даст достоверных результатов, если не будет учтен контекст работы школ. В рамках данного мониторинга, по словам Галины Ковалевой, контекстная информация извлекалась, в частности, с помощью карты учащегося, характеризующей его индивидуально-личностное развитие, способы взаимодействия со сверстниками и взрослыми, а также описывающей такой немаловажный фактор как состояние его здоровья. Также свои анкеты заполняли родители, отвечая на вопросы о поддержке ребенка в процессе обучения, об организации образовательной среды дома и т.п. Заполняли опросники и сами педагоги, отмечая особенности учебного процесса, организации учебной деятельности в классе, способы использование ИКТ в обучении и т.д. Таким образом, исследователи получали весьма объемные и глубокие данные для интерпретации.

Виктор Болотов отметил, что в случае если мы измеряем личностные и метапредметные характеристики, важно, чтобы не происходило навешивания ярлыков на детей. Уход от индивидуальных замеров в такой ситуации будет работать на обеспечение объективности и точности измерений, это поможет избежать фальсификаций, которым подвержены многие тесты, когда от их результатов что-то зависит, когда заинтересованные участники процесса хотят показать, что дела обстоят лучше, чем они есть на самом деле.

Галина Ковалева согласилась с данным утверждением, отметив, что в ходе созданного ее группой исследователей мониторинга все замеры, даже если они идут на индивидуальном уровне, не выносятся на внешний, поскольку, прежде всего, эта информация предназначена для учителя, чтобы он мог принять решение и выстроить индивидуальную траекторию ребенка, а не для каких-то проверяющих организаций.

Стартовая диагностика, по словам Галины Ковалевой, как первый этап предложенной системы мониторинга является ключевым элементом системы оценки индивидуальных образовательных достижений школьников. При этом, как отметила докладчик, важно помнить, что эта диагностика не имеет отношения к отбору в школу. Она проводится для того, чтобы сделать работу педагога и первоклассника максимально эффективной. В рамках стартовой диагностики измеряется познавательная сфера ребенка, его психофизиологическая, интеллектуальная зрелость, его потенциал в овладении грамотой, математикой, наличие других учебных навыков, также изучаются индивидуально-личностные особенности ребенка. Кроме того, исследователи уже на этом этапе могут увидеть, какую роль в адаптации школьника к новым условиям играет его семья, помогают ли она ему с меньшими потерями пройти этот период или нет.

Основными методиками в рамках стартовой диагностики являются «Рисунок человека», «Графический диктант», «Образец и правило», «Первая буква». Именно «Рисунок человека», по словам Галины Ковалевой, представляет собой наиболее надежную методику для определения психофизиологической зрелости школьника.

По итогам проведения всех этих исследований, можно создать профиль общей готовности первоклассника, который в наглядной форме показывает, на каком уровне относительно нормы, уровня других учеников класса или региона находится данный ребенок и каким образом ему можно помочь, если его уровень определен ниже нормативных рамок.

Результатом исследований в 2010-2012 стало создание, так называемого, портрета современного первоклассника. Он был сконструирован после оценки данных более 200 тысяч учащихся. В частности, оказалось, что в последнее время в школу поступает поровну детей в возрасте 7-8 лет и 6-7 лет. 10% первоклассников оказываются еще младше. В это связи важно понимать, что все это дети с разной готовностью к восприятию учебного материала, и это накладывает свой отпечаток на работу учителя.

Более 80% первоклассников, по данным исследования, имеют некоторую подготовку к учебе и систематическому общению со сверстниками, так как посещали детский сад или ходили на подготовительные занятия в школах. Это подтверждается и оценками педагогов, которые также считают, что 80% первоклассников в целом готовы к обучению. Определенные трудности в обучении, по результатам исследования, были выявлены у 15-20% детей. Со значительными трудностями в общении столкнулись 10-15% детей, хотя при этом они имели хорошее когнитивное развитие.

В ходе исследования также удалось выявить, что, по мнению родителей, 90% первоклассников выражали желание учиться. Однако в конце первого месяца обучения таких осталось уже 75%. Это говорит о том, что в первые недели посещения школы с ребенком происходит что-то, что лишает его былой уверенности и активности. Не всегда это приводит к категорическому нежеланию ходить в школу или другим негативным реакциям (проявились у 1-2% детей), но в то же время этот факт нельзя игнорировать.

Если говорить о здоровье детей, то, по словам Галины Ковалевой, удалось выявить, что лишь у 20% первоклассников оно соответствует критериям первой группы. Большинство (68%) можно отнести ко второй, характеризующейся наличием ряда функциональных нарушений: дефицит или избыток массы тела, недавно перенесенные заболевания и т.д. Количество детей с третьей и четвертой группами здоровья относительно невелико (8% и 0,4%, соответственно).

Как уже было сказано ранее, исследование позволяет оценить не только личностные характеристики первоклассников и то, как идет его учебно-познавательный процесс в школе, но и то, каким образом он продолжается дома. Как отметила Галина Ковалева, в основном у первоклассников наблюдаются благоприятные домашние условия: почти 90% имеет свой уголок для занятий. Но в то же время весьма интересно, что происходит с оставшимися: приходится ли им читать и заниматься за кухонным столом или вовсе буквально на коленях? Однако даже это небольшое число неустроенных первоклассников выглядит внушительнее, если учесть, что, по данным исследования, 40% детей при организации учебной деятельности дома нуждаются в помощи. И если оба вышеуказанных негативных фактора совпадают, это естественно может привести к тому, что будет серьезно страдать их учебный процесс. В подобной ситуации первое, что следует сделать учителю – это уделить внимание таким детям в школе, если дома они не встречают поддержки.

В целом осложнить ситуацию может еще и то, что по мере углубления в учебный процесс, самооценка школьников падает. Если, по данным исследования, было выявлено около 40% первоклассников с завышенной самооценкой, то к 4-му классу таких учащихся остается чуть больше 20%. Это в целом закономерно, потому что они начинают сталкиваться с рядом задач, которые не решаются автоматически, они начинают сомневаться в своих силах, но пробуют исправить ситуацию. Так растет число учащихся с трезвой самооценкой – с 26% в первом классе до 40% в четвертом. В то же время, по словам Галины Ковалевой, весьма тревожно выглядит тот факт, что с течением времени растет и количество учащихся с заниженной самооценкой: к концу начальной школы таких уже почти 40%.

Как отметил Виктор Болотов по завершении доклада Галины Ковалевой, предложенная система мониторинга преследует весьма важную цель – при правильном подходе она может помочь педагогу перевести отстающего ребенка в более успешные кластеры. А это особенно актуально, поскольку сегодня согласно требованиям ФГОС и профессионального стандарта, учитель должен уметь работать одинаково хорошо с совершенно разными детьми. А как показывают результаты исследования, сегодня уже на начальном уровне они могут очень сильно отличаться друг от друга – даже в рамках одного класса.

 

Видеозапись вебинара и презентация Галины Ковалевой доступны на сайте Российского тренингового центра Института образования НИУ ВШЭ по адресу: http://www.rtc-edu.ru/trainings/webinar/347

 

Фото автора