Однако, как мы знаем сегодня, на каждые санкции есть своё «эмбарго». Помню, среди прибауток моей бабушки была и такая: «Череповчане – те же англичане, только наречие не то». Вот они и ушли по-английски – молча, не прощаясь. Создав свой независимый Профсоюз работников образования города Череповца, процветающий и поныне.

Таким образом, в двух главных городах области стали действовать два отдельных конкурирующих между собой учительских профсоюза. В Вологде – официальный, традиционный. В Череповце – независимый, самобытный, никому не подчиняющийся.

В чём их отличие друг от друга? Наталия Кукушкина – нынешний лидер череповецких «независимых», говорит, что они предпочитают больше заниматься тем, чем собственно и должен заниматься любой настоящий профсоюз: защитой социально-трудовых прав своих членов. А меньше – тем, для чего совсем не обязательно иметь выборные органы: турслётами, смотрами профмастерства, художественной самодеятельностью, новогодними подарками и прочим.

А ещё из моего с ней разговора выяснилось, что «официальный» профсоюз (областной) любит грешить разными юридическими неточностями. В частности, в «Региональном отраслевом Соглашении по образовательным учреждениям Вологодской области на 2013-2015гг.» (Департамента и Профсоюза), среди прочего прописаны условия льготного прохождения аттестации. Среди которых - разрешение педагогу сдавать на категорию (первую, высшую) без открытого занятия. Для этого необходимо получить ходатайство от профсоюзной организации («официальной»).

Но позвольте! Человек может не состоять в профсоюзе, да и организации профсоюзной в его учреждении может не быть. И вообще, причём здесь общественная организация? Как она может давать профессиональную оценку учителю (от которой, между прочим, зависит зарплата)? Наконец, это нарушение порядка аттестации, установленного приказом министерства!

Ещё пример из данного Соглашения: «Работникам образовательных учреждений, являющимся членами профсоюза, при увольнении в связи с выходом на пенсию, выплачивается единовременное пособие в размере двух должностных окладов». Дело-то хорошее! Но как выясняется, средства для этого (как и 25-процентную надбавку к окладу председателя профкома школы) директор берёт из общего кошелька – фонда заработной платы, стимулирующей его части. И у «нечленов», которые всегда есть в коллективе, и которым никаких двух окладов не светит, возникает наивный вопрос: а почему наши деньги без нашего согласия идут в чужой карман только потому, что так решила общественная организации, к которой мы не имеем никакого отношения?

Легко быть щедрым за чужой счёт! И это далеко не все примеры «жульничества» – по-другому не скажешь – вологодского областного профсоюза.

Здесь я сделаю маленькое лирическое отступление, без которого моя совесть будет неспокойна. Дело в том, что наш местный профсоюз, и городской, и областной, никогда не был для меня чужим. Одно время я сам принимал активное участие в его работе, в другие времена он мне оказывал реальную помощь, и потому мне трудно его обвинять, но хочется понять - зачем все эти мелкие хитрости, описанные выше?

У московского филолога Всеволода Луховицкого на этот вопрос давно есть свой ответ: «Традиционный профсоюз неэффективен и зависим от власти. С каждым годом этот орган становится все более беспомощным, ничего не решает, а только собирает взносы для существования самого себя». Видимо для этого, - довожу мысль до конца, - пытаясь сохранить своих членов, злоупотребляет различными сомнительными льготами (хочешь аттестоваться без проблем – вступай в наши ряды!).

Всеволод был в Вологде этим летом и поведал мне про «альтернативное» объединение педагогов - межрегиональный профсоюз работников образования «Учитель», где выполняет обязанности сопредседателя.  В некоторых местах его рассказа я ловил себя на мысли - почему раньше меня это не удивляло? Например, как так получилось, что в наших школах, детских садах директор (заведующий) может быть членом профсоюза (при желании)? Ведь союз этот и создан для борьбы с работодателями? (В профсоюзе «Учитель» это запрещено уставом, тоже – в череповецком)

Мне представляется путь эволюции нашего учительского постсоветского профсоюза примерно так. После «голодных» забастовок в 90-х, воодушевлённые, недавно избранные лидеры смело ступили на боевую тропу, отстаивая интересы педагогов. Но 90-е ушли, на передовой возникла передышка, а с ней и желание мирным «цивилизованным» путём добиваться своих целей. «Необходимо сотрудничество!» – лозунг того времени. А экономический подъём в стране, удачно подоспевший, подтвердил разумность такой стратегии – учителям, как и всей стране, стало полегче. Идут годы, сотрудничество скатывается к компромиссу, так как власть не может долго играть в демократию, если её к этому не принуждать, и образуется пара, чем-то похожая на «правящую партию и оппозицию». Последняя, как вы догадались, профсоюз. Да, он может иногда «напрягать» чиновников, но влиять на принятие важных решений - нет. А обратно на баррикады уже не заманишь. Из парламентских-то кресел! Произошло постепенное врастание профсоюза во власть.

Это можно проиллюстрировать простым наблюдением. Такая картина. В Вологде торжественное собрание, посвящённое чему-то. В большом зале «цвет педагогического общества», в «красном углу», как водится, президиум, в нём наш начальник департамента образования – очень красивая женщина, рядом с ней председатель областного учительского профсоюза – не менее красивая женщина, рядом ещё кто-то, неважно. И глядя на их лица, причёски, слушая их изысканные речи, вдыхая, кажется, аромат их духов с предпоследнего своего ряда, я, в тумане эстетической услады, долго не могу сообразить – а что меня здесь смущает? Наконец мысль догоняет чувство: а почему они вместе? За одним столом? Улыбаются и мило беседуют?

Да, лидеры враждующих сторон иногда садятся за общий стол, демонстрируя миролюбивое настроение и успокаивая своих граждан. Но зачем нам этот мирный настрой, если профсоюз и создан для перманентной «войны» (в рамках закона)?!

А может, я чего не догоняю? Может, проникновение во власть – это тонкая стратегия, способствующая решению задач по защите работников? Как в анекдоте про адвокатов, что делятся на две категории: одни хорошо знают закон, другие хорошо знают судью.

Независимые альтернативные профсоюзы предпочитают закон. И постоянно указывают на его нарушения руководителям департаментов. Они не сидят в президиумах, их туда не пускают, для власти они выскочки! Незаконнорожденные! Да ещё отбирают хлеб у родного отпрыска, вскормленного собственной грудью, которому простительны мелкие шалости типа льготной аттестации, - чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало, не болело – а то ведь сожрут эти самозванцы, которые только мешают!

И ведь мешают! Так череповецкий независимый профсоюз обратился в прокуратуру Вологодской области с жалобой на нарушения в отраслевом соглашении (о чём я писал выше). Требования были удовлетворены. (Правда, пока не все аттестующиеся учителя об этом знают – информационные войны нынче в моде на любом уровне).

Однако не пора ли мне себя одёрнуть? Можно ли из-за нескольких пунктов Соглашения, пусть и скандальных, перечёркивать всю работу вологодского (и не только) профсоюза, который в целом помогал и помогает массе наших коллег, включая тех, кто и не состоит ни в каких союзах? К тому же, если когда-нибудь традиционный профсоюз уйдёт окончательно, уступив своё место альтернативному, «свободному», не будет ли это простой рокировкой? «Независимый» председатель завтра сядет в праздничный президиум на место бывшего своего «визави», вернув всё на круги своя.

Каким бы «независимым» не называл себя профсоюз, но в сфере образования, учитывая её полную подвластность государству, принимая во внимание менталитет нашего народа, родительскую бесстрастность, если не сказать – безучастность, он (профсоюз) будет вынужден искать какие-то новые ходы для достижения своих целей – защиты педагога, повышению его уровня жизни, условий труда. А так как забастовки ныне малопривлекательны (учитывая то, что я перечислил: государство, менталитет, родители), то остаются попытки убедить работодателя, договориться, выпросить … Следствием такого «сотрудничества» вполне может быть всё то же медленное ползучее врастание во власть. Так бывший лидер вологодского профсоюза Олег Димони, занимавший поначалу непримиримую позицию по отношению к бывшему губернатору Вячеславу Позгалёву, однажды оказался в … «команде губернатора», присев в одно чиновничье кресло, потом в другое… Впрочем, мне скажут, что это частный случай.

Так к кому прислониться бедному учителю, где найти защитника? Кого выбрать? Традиционный профсоюз с его богатой историей, солидным опытом, выверенной структурой, поддержкой администрации, но мягкотелым характером? Или альтернативный с его «ересью», уязвимостью, бескомпромиссностью, но ответственностью и, хочется верить – бескорыстностью?

В Вологде сегодня работают три профсоюза работников образования. Наряду с традиционным, свои первичные территориальные организации открыли «Череповецкий независимый» и «Межрегиональный «Учитель». Кто лучше - педагоги вскоре определят своим кошельком (взносами). Если захотят. И если им в этом никто не помешает.

 

Выражаю благодарность за помощь в подготовке статьи председателю Профсоюза работников образования г. Череповца Наталии Кукушкиной


Фото Ольги Максимович