Что предлагают авторы стандарта?

Александр Кондаков, управляющий директор издательства «Просвещение»: Наши школы, в том числе на старшем звене, ориентированы на передачу знаний. Это означает, что наши выпускники, мягко говоря, не конкурентоспособны, а, как следствие, и наша страна неконкурентоспособна. Ну и, соответственно, перспективы ее социально-экономического развития не столь очевидны и радужны, как это могло быть.

Поэтому в новом стандарте мы сделали ставку на компетентностный подход (формирование умения учиться и практически применять полученные знания), ни в коем случае не отрицая значения и важности  знаний.

Что такое старшая школа? В сегодняшнем понимании это полное общее среднее образование, т.е. набор из 18 (в отдельных субъектах Российской Федерации - 21) предметов, которые школьники должны изучить. Но мы с вами прекрасно понимаем, что изучать такое количество предметов с равной степенью успешности и глубины просто невозможно. Это фактически и не делается.

Мы предложили выделить 9-10 обязательных для изучения предметов. Причем 6 или 7 из них – те предметы, которые выбираются учеником в обязательном порядке, по одному,  максимум  - по два из шести предметных областей.

Первая: русская словесность (единый курс русского языка и литературы).

Вторая: иностранные языки.

Третья: математика и информатика.

Четвертая: общественные науки.

Пятая: естественные науки.

Шестая: курсы по выбору.

Мы выделили три уровня содержания: интегрированный, базовый и профильный. Поэтому все предметы из шести предметных областей преподаются на трех уровнях обучения.

 И, наконец, общие для всех предметы: ОБЖ  – это формирование навыков здорового и безопасного образа жизни, умение вести себя в ситуациях техногенных катастроф и террористической угрозы, формирование здорового образа жизни.

Второй предмет – физкультура. Физическое здоровье – это безусловная ценность составная часть здоровья нации в целом. Кроме того, этот предмет формирует такие личностные качества, как умение работать на результат, действовать в команде и индивидуально.

Третий предмет  - «Россия в мире». Мы предлагаем на старшей ступени, после завершения изучения в 9 классе истории с древнейших времен до XXI века, изучать данный курс. Основа содержания предмета «Россия в мире» - историческая, кроме того, это культура, искусство, наука, политика, география. Дети на сегодняшний день целостного образа мира в школе практически не получают. Этот новый предмет призван интегрировать знания, дать представление о целостной картине России, нашего общества в конкретные исторические периоды и, самое главное, научить учащихся принимать разные точки зрения, относиться к ним уважительно, формировать свою точку зрения и отстаивать ее, вести дискуссию.

Индивидуальный проект – это проверка сформированности тех компетенций и компетентностей, которые мы относим к функциональной грамотности. Выпускник 11 класса должен показать, что  он умеет сформулировать гипотезу, определить планируемый результат, выстроить процесс достижения этого результата, реализовать и, главное, презентовать собственный результат.

Ученики, при участии  родителей и педагогов, могут выбрать 9-10 предметов. Из них три предмета – общие для всех: физкультура, ОБЖ и «Россия в мире». Остальные шесть предметов – по их выбору. Они охватывают все области знаний, обеспечивая общеобразовательную и общекультурную подготовку. 3-4 предмета должны изучаться на профильном уровне и 3-4 на интегрированном или базовом уровне.

 

О чем волнуются дети

Илья Слесарев, ученик московской гимназии №45: Насколько я могу оценить, в нашей школе такая система уже введена, есть такое понятие, как профильное обучение. В 10 классе у нас раздельное расписание. Я, например, поступил на историю, обществознание и французский язык, мы в группе более глубоко изучаем эти предметы. И у нас на них, разумеется, больше часов. Сейчас, когда я начал ходить на курсы по этим же направлениям, начал смотреть материалы ЕГЭ и программу, которую проходят в вузах, мне хочется еще глубже изучать эти предметы.

Наталья Шубенкова, учитель экономики и географии, зав кафедрой Центра образования №548: Скажите, Илья, для вас старшая школа – это просто два года подготовки к ЕГЭ?

Илья Слесарев: Я пытаюсь получить какое-то максимальное общее образование и потом заняться тем, что меня заинтересует и чем я смогу принести пользу обществу.

Екатерина Блинникова, ученица Центра образования №497: Я собираюсь поступать в Высшую школу экономики, на факультет мировой экономики и мировой политики. Если не поступлю, выберу юридический. Какой набор предметов мне нужен?

Александр Кондаков: Я вам помогу. Русская словесность должна изучаться по меньшей мере на базовом уровне. Английский язык должен быть у вас профильный. Математику и информатику, думаю, можно взять также на профильном  уровне. Группа общественных наук - безусловно, экономика, профильный уровень. Естествознание - интегрированный уровень. Шестым предметом я бы посоветовал взять историю, базовый уровень. И право в качестве профильного предмета.

 

Что беспокоит учителей?

Марат Алимов, учитель русского языка и литературы московской школы №143, победитель конкурса «Учитель года Москвы-2006»: Высшая школа постоянно предъявляет претензии средней. Одна из этих – слабая социализация ребенка. Но из чего складывается социализация? Она складывается из целостной картины мира, которая формируется именно в старшей школе.

 Ситуация, которую мы сейчас с вами рассматриваем, такова: мы предлагаем человеку сделать выбор фактически даже не в 10 классе, а в конце девятого. Не рановато ли это?

У меня есть такое подозрение, что в логике предложенной градации (интегрированный курс, базовый и профильный) мы пойдем не по принципу изменения содержания образования, а количественного упрощении или усложнения. Но основная наша проблема сейчас заключается не в этом, а в том, что содержание большинства курсов устарело и детям неинтересно.

Александр Кондаков: Программа воспитания и социализации создана для основной и старшей школы. Ведь социально зрелая личность - один из важнейших результатов обучения в 11 классе. Поступление в вуз -  лишь один из аспектов социализации. Важнее всего сформировать у ребенка в школе компетентность самообразования, самопроектирования, саморазвития. Это та задача, которую мы перед собой поставили.

Ирина Порфирьева, учитель обществознания Центра образования №1451: Я уже десять лет провожу исследования в своем центре образования, и вижу - в основе своей дети не готовы к профессиональному и профильному выбору по окончании 9 класса. Делают они его либо по совету родителей, либо по принципу: не получается математика – пойду на историю или русский язык, то есть неосознанно.

Александр Кондаков: Если ребенок не определяет себя, свою самость в 15 лет, значит что-то в организации учебного процесса не так… Я вам приведу результаты социологических исследований по результатам эксперимента по профильной школе.  75% детей точно определяют свой  профиль обучения, 20% знают направление своего дальнейшего профессионального развития, и только 5% детей находятся в зоне неопределенности.

Ирина Добротина, учитель русского языка и литературы, лауреат всероссийского конкурса «Учитель года России-2002»: Вы допускаете мысль о преподавании русской словесности на трех уровнях – интегрированном, профильном и базовом. Тогда почему для таких предметов, как  «Россия в мире», ОБЖ и физкультура, не ввести также эти три уровня?

Александр Кондаков: Если вы внесете такое предложение  и обоснуете его, оно будет рассмотрено. Напомню, что у нас в стандарте есть вторая половина дня внеурочной деятельности. Например, литераторы  могут ходить с детьми в музеи, вести кружки. Есть спортивные секции, поэтому в профилизации физкультуры нет необходимости.

 Ирина Добротина: В проекте стандарта школа рассматривается как единственный и главный институт образования и социализации личности. И также образовательное учреждение самостоятельно разрабатывает и утверждает основную образовательную программу. То есть Марья Ивана в далеком селе легко пишет образовательную программу для своей школы? Как в такой ситуации реализуется единство образовательного пространства?

Александр Кондаков: Изначальная посылка построения этого стандарта такая: система образования - важнейшая социальная деятельность общества, важнейший ресурс социально-экономического, политического и культурного развития государства. Таким образом, мы стараемся вывести школу и учителя на иной социальный уровень, чем есть сейчас.

В стандарте прописано, что школа реализует основную образовательную программу во взаимодействии с другими институтами социализации, прежде всего, семьей, институтами культуры, различными конфессиями, институтами гражданского общества и т.д.

Впервые школа получила возможность самостоятельно формировать свою основную образовательную программу, формировать свои рабочие программы по предметам. Мы не идеалисты и понимаем, что это достаточно сложная задача. По начальной  основной школе уже сделаны примерные образовательные программы. Большинство школ будут использовать их в качестве шаблона, расширять, дополнять и наполнять своей спецификой. Объявлен конкурс на лучшую программу, которую разработает образовательное учреждение.

В основную образовательную  программу включены  сложные документы: планируемые результаты, система оценивания и другие. Но если учитель хочет преподавать предмет как-то иначе, он может это сделать. Однако он обязан достичь соответствующих результатов – предметных, метапредметных и личностных.

Сейчас более 8 тысяч школ работает по стандарту начальной школы, и они составляли свои основные образовательные программы, не испытывая никаких трудностей в их формировании.

Ирина Добротина: Как будет аттестовываться ученик? Аттестат будет единого образца или трехуровневый?

Александр Кондаков: Аттестат будет, естественно, единого образца, в него вписываются предметы, которые изучал ученик. Вы, наверное, хотите спросить: как же это будет соответствовать ЕГЭ? Отвечаю. ЕГЭ – это инструмент замера исполнения стандарта. И под каждый стандарт должен быть свой ЕГЭ. А «Россия в мире», ОБЖ и физкультура – забота внутренней аттестации школы.

Татьяна Чугунова, учитель химии Центра образования №1472: С практической точки зрения, меня очень беспокоит удовлетворение личностных потребностей детей. Я никогда в своем Центре образования  не смогу сформировать достойный учебный план, который позволит эти потребности удовлетворить. У нас сейчас обучается более 1100 учащихся. Два одиннадцатых класса. Мне нужно будет составить более ста комбинаций! В столице я могу направить своего ученика в соседнюю школу. Как быть школам в небольших городах?

Александр Кондаков: Да, для управленцев эта ситуация сложная. Если говорить об удовлетворении запросов учащихся, есть два варианта. Первый - ребенок может перейти в соседнюю школу с другим профилем. Второй - сетевое взаимодействие. Я думаю, что даже на уровне Москвы будут, в основном, школы двух-трех профилей. По индивидуальным учебным планам сейчас работает несколько десятков московских школ.

На уровне малых городов и особенно сельской местности возникает вопрос организации центральных районных школ, однопрофильных школ. И тогда родители должны выбрать, что важнее для ребенка: учиться в школе, которая дает 18-20 предметов, и получить полное общее среднее образование, либо затрачивать какое-то время на дорогу и получать специализированное образование в соответствии с их личностными запросами.

Ольга Тришневская, зам. директора по УВР московской гимназии №45: Мы уже давно существуем в системе индивидуальных учебных планов. То, что здесь предлагается, я считаю совершенно гениальным решением. Не знаю, сможет ли каждая школа предложить весь перечень предметов на всех уровнях. В идеале, наверно, к этому надо стремиться. Мы это делаем. У каждого нашего ученика индивидуальный учебный план, индивидуальное расписание и свой набор предметов.

Наталья Шубенкова: Содержание образования должно быть принципиально перестроено. Речь должна идти не о том, чтобы сократить дидактические единицы, а о принципиальной перестройке старшей школы. Мы вместо того, чтобы давать рыбу, начинаем давать удочку. И в этом соль всего, что должно происходить.

Александр Кондаков: Какова ключевая задача преподавания русского языка? В моем представлении – научить ребенка грамотно писать, излагать свои мысли, чтобы его понимали. Как у нас, разработчиков,  с компетенцией по русскому языку? Мы не смогли прописать стандарт так, чтобы нас правильно поняли!

Петр Положевец: Может быть, наоборот, не смогли правильно прочитать?

Александр Кондаков: Да и мы, прочитав, поняли - что-то не так. И правильно нас в этом обвиняют.

Судьба базовых предметов: русская словесность и математика

Марат Алимов: Если мы откроем контрольно-измерительные материалы по литературе, то увидим, что в них сугубо филологический подход. Если мы откроем примерные образовательные программы по литературе, которые выпускало издательство «Просвещение» для среднего звена, то виден исторический подход.

Я так понимаю: примерная образовательная программа – это руководство для авторского коллектива, чтобы создать конкретную программу по литературе. Почему же тогда в этих программах ни метапредметные результаты, ни развитие личности никак не отражаются?

Александр Кондаков: Для авторов, для разработчиков рабочих программ для школ ориентир - не примерная основная образовательная программа, а требования к предметным, метапредметным и личностным результатам образования.

Ирина Порфирьева: Нельзя изучить математику и информатику за один час в неделю – это смешно. Дети в результате два плюс два не сложат. В профильных гуманитарных классах у меня те, кто не тянет математику. А мы с вами прекрасно знаем: у тех детей, которые не тянут математику, возможности ниже.

Вячеслав Гусев, директор Центра образования №497: Во-первых, с одним часом математики не уметь сложить два и два - это, извините, начальная школа. Другой вопрос:  почему у детей к старшей школе вычислительные навыки очень слабые? Причина – в начальной и средней школе, где закладывается вся вычислительная база. Я до седьмого класса получал по математике «пятерки». Но в старшей школе, где интегралы, тангенсы и котангенсы и прочая высшая математика, все это вызывало во мне просто дикое отвращение. Ну не у всех математический склад ума! Но я не считаю себя убогим, не зная математики.

Александр Кондаков: Вы говорите, что на математику дается один час. Да, сегодня это может быть один час или два, потому что у вас 18 предметов. В нашей конфигурации 36 часов в неделю, с учетом разноуровневого содержания, у вас получится минимум три часа на курс.

Что такое ОБЖ?

Роман Коробко, интернет-школа: С 5 класса мы в рамках ОБЖ изучали то биологию, то обществознание, то какие-то элементы физики, то правила дорожного движения. Я хотел бы узнать, какова общая концепция этого предмета?

Александр Кондаков: Концепция ОБЖ в последние годы была переработана. Зайдите на сайт Министерства образования и науки РФ или на сайт стандарта и посмотрите, какие требования предъявляются в новом стандарте к преподаванию предмета «Организация безопасной жизнедеятельности».

Наталья Шубенкова: У меня короткий вопрос. ОБЖ  - это ведь еще и экономическая безопасность?

Александр Кондаков: Конечно. Еще и социальная.

Наталья Шубенкова: А там ни слова нет об этом. В концепции прописано в большей степени военное направление. И еще, почему написано «Оказание первой помощи (девушки)»? А вдруг девушке плохо, а рядом – юноша?

Александр Кондаков: Согласен. Посмотрим.

Илья Слесарев: Я не уверен в целесообразности изучения ОБЖ в 10-11 классе. Правда, когда мы смотрели новый учебник, то увидели действительно важные жизненные вещи. Но нельзя ли их изучать с 1 по 9 класс? А в 10-11 классе, мне кажется, эта информация об экономической и психологической безопасности должна быть как-то по-другому сформулирована и иметь более прикладной характер.

Вячеслав Гусев: Цель предмета – сформировать представления о культуре безопасной жизнедеятельности. То есть мы должны учить детей жить в безопасной среде – экологической, экономической и т.д.

Диана Чернина, интернет-школа: Я хочу сказать, что очень часто до 14 лет дети встречаются как раз с теми проблемами – наркомания, курение, которые начинают изучать только в 11 классе. Лучше бы они раньше узнали, к чему приводят эти шалости.

Татьяна Шахова, ученика гимназии №45: Учебники ОБЖ составлены в каком-то обобщенном виде. Нет никакого практического применения. Например, сказано, что в случае нападения человек должен кричать или защищаться. Лучше показать какие-то приемы защиты. Или в главе «Автономное выживание» написано: «Постройте укрытие». Но как его построить? Непонятно.

Зачем нужна «Россия в мире»?

Ирина Добротина: Что касается курса «Россия в мире», как, какими измерителями вы потрогаете, приросла ли у ребенка российская идентичность, увеличилась ли на 50% социальная сплоченность? Проходил какой-то эксперимент, есть учебники, которые прошли широкую апробацию? Разработаны методические рекомендации для учителей?

Александр Кондаков: Личностные результаты подлежат оценке в ходе мониторинговых исследований. В мире существуют различные  процедуры оценки сформированности гражданственности. В США, например, это процент молодых людей в возрасте 21 года, впервые пришедших на избирательные участки. …Меня больше всего поражает, почему вызвал дискуссию курс, который призван сформировать гражданина. Особенно после событий на Манежной площади этот вопрос стоит остро.

Ирина Добротина: А литература не призвана?

Кондаков: Кстати, если говорить о литературе, я всегда привожу классический пример. В царской гимназии из Толстого изучали, например, только «Севастопольские рассказы».

О курсе «Россия в мире». К нему сформулированы требования. Мы сейчас формируем авторские коллективы по разработке курса, и ваши опасения насчет того, насколько он подготовлен, вполне обоснованы, и я их поддерживаю. Стандарт готовится к введению с 1 сентября 2013 года. Давайте встретимся с вами через год и обсудим подготовленный пакет материалов этого курса.

Марат Алимов: В федеральном стандарте среднего и старшего образования записаны три основополагающих момента: развитие личности, метапредметность и предметность. Смысл предметности в средней школе такой: предметные результаты должны помочь ребенку в решении задач, далеких от школы. Так вот, все, что вы, Александр Михайлович, перечислили, рассказывая о курсе  «Россия в мире», должно быть не в предмете, а в головах. Если мы выделяем отдельный предмет и некое учебное пособие, то разговоры о гражданской идентичности, о терпимости, об историческом пути развития России сведутся к лекции учителя или главе пособия. Поэтому вопрос о введении этого предмета весьма, на мой взгляд, дискуссионный. Более того, возникает вопрос, делать ли этот предмет обязательным?

Александр Кондаков: Почему-то, когда мы говорим об этом курсе, то забываем, что школьник девять лет учился в школе и уже изучал литературу, историю, культуру, географию и другие предметы. У подростка уже есть база знаний, и задача курса – их синтезировать и сформировать у ребенка целостное представление о России в этом мире и об окружающем Россию мире.

"Круглый стол" записала Оксана Родионова

Фото Ольги Максимович