Экономии от введения ЕГЭ не получилось – ни государству, ни тем более абитуриентам. Разве что для тех, кто по результатам ЕГЭ поступил в столичные вузы. Но и тут на плечи родителей ложатся серьезные расходы, потому как жизнь в Москве в провинциальные зарплаты не вписывается. Впрочем, непонятно, радоваться этому или огорчаться – столица мозгами пополняется, Сибирь – увы, оскудевает: преподаватели вузов жалуются на «серость» теперешних абитуриентов. Несмотря на то, что, собственно, сами их и готовят. Репетиторство не только не умерло, но и расцвело буйным цветом. В Интернете им занимается кто угодно, в жизни – преподаватели школ и вузов. Стоимость одного академического часа в Омске составляет 300-350 рублей, в более «цивилизованном» Новосибирске – уже 400-500. Даже по два часа в неделю в течение двух лет набегает приличная сумма, причем в основном дети занимаются и по 4 часа, и по 6. Можно пойти на платные курсы при вузе – от 700 до 1500 рублей в месяц. Но и этого мало – нужны ведь пособия, сборники тренировочных тестовых заданий, по которым на протяжении учебного года можно пройти подготовительную программу попутно со стандартными тематическими уроками. В среднем стоимость таких пособий составляет 150-250 рублей, но ученику требуется их целый комплект, за который уже придется выложить 2,5–3 тысячи.

Правда, непонятно, зачем выпускнику вузовский репетитор, если он сдает экзамен по школьной программе? Чем он лучше учителя?
- Да, собственно, ничем, - ответила мне репетитор Елена Коркина. – Я тоже бывший учитель, так что в квалификации особой разницы нет. Зато есть разница в целях: у учителя их слишком много, он не знает, как научить ребенка одновременно и мыслить, и осваивать-повторять большой объем материала. А для  ЕГЭ важно не только систематизировать знания, но и понять алгоритм действий, отработать технологию сдачи экзамена.
По мнению Ларисы Соколиной, учителя русского языка и литературы омской гимназии № 75, подготовка к ЕГЭ - сложный и трудоемкий процесс, включающий целый комплекс приемов и методик преподавания. Качественно подготовиться к экзамену по литературе за несколько дней невозможно, успех обеспечивается только системной работой, которая начинается уже со среднего звена. Обновления требуют методические приемы, надо научиться включать элементы подготовки к ЕГЭ в формат урока. Но подготовку к ЕГЭ каждый учитель должен начинать с собственной теоретической базы. Особенно касающейся нюансов процедуры сдачи экзамена.
Кстати говоря, экзамен по русскому языку омские школьники традиционно сдают лучше - по этому предмету в регионе больше всего стобалльников. А вот по точным наукам дела все хуже. И не только в Омске, но и в соседнем Новосибирске, славящемся как раз способностями к математике, физике, химии. Наверное, отчасти это последствия того кадрового обескровливания школ, которое произошло в рыночных 90-х. Первыми уходили как раз математики и технари: считать они умели лучше, чем учителя русского и литературы. Но не только. Например, в специализированном университетском научном центре, проще говоря, физматшколе Новосибирского государственного университета принципиально не пользуются школьными учебниками:
- Они не подходят для изучения физики как точной науки, – говорит Мария Юлдашева, преподаватель кафедры физики СУНЦ. - На мой взгляд, они больше рассчитаны на изучение истории физики, в них слишком много «воды». Научиться решать задачи по таким учебникам и задачникам, где лишь надо подставить числа в формулу, невозможно, а именно это умение определяет знание физики. Кроме того, часы в программах общеобразовательных школ на физику все время уменьшаются. Времени недостаточно, чтобы хоть как-то освоить предмет. Учителя вынуждены проскакивать галопом по Европам, давая лишь поверхностные знания.
То есть экзамен относительно новый, а база для него – очень старая. Основной идеей ЕГЭ при его введении называлась независимая оценка качества образования. Оценили? Давайте теперь поймем, что нужно изменить! Претензии к учебникам есть у педагогов всех специализаций, особенно тех, кто ведет историю и обществознание. Так может и надо начать с учебников, в которых предусмотреть подготовку к ЕГЭ? Зачем куча дополнительных пособий? Разберемся сначала с вузовской подготовкой будущих педагогов, с системой повышения квалификации, с курсами по ЕГЭ в институтах развития образования?
Увы, единый экзамен как начал с конца – с оценки качества работы учителей вместо помощи им в условиях бесконечного реформирования, - так и продолжает действовать. Главным образом на нервы педагогов.

Центр изучения общественного мнения,  провел в Новосибирске исследование по поводу ЕГЭ и выяснил, что его больше боятся взрослые, чем дети, на которых оказывают влияние фобии учителей. Недавно на пресс-конференции в Омске школьница спросила у представителя департамента образования: «Что будет учителям, если мы не сдадим ЕГЭ?» По-моему, вопрос вполне показательный. Тем более, что с прошлого года еще и кресло губернатора держится на 11 пунктах, один из которых - численность учеников, сдавших ЕГЭ.
- Зачем это закручивание гаек? Надо дать возможность школам самостоятельно выправить ситуацию, а не нагнетать обстановку окриками сверху, считает Вера Ганзя, депутат Законодательного собрания Новосибирской области, директор Барабинской школы №92.
Способен ли ЕГЭ оценивать знания, если  главная его движущая сила - страх? Родителей – перед неизвестностью, детей – перед драконовскими мерами безопасности, педагогов – перед начальством: и отчитают, и надбавки снимут, и аттестуют плохо. Теперь еще недовольство губернаторов прибавилось. Я очень сомневаюсь, что такая ответственность подвигает глав регионов на реальную помощь школам. Скорее госэкзамен все больше превращается в фикцию, необходимую чиновникам лишь для отчета перед вышестоящими руководителями. А потому репетиторство не вымрет: ну какая разница, кто подготовил ребенка к ЕГЭ? Главное, чтобы губернатор не расстроился! Одно непонятно - каким образом экзамен оценивает качество школьного образования, если детей готовит кто угодно, только не школа?
Минобрнауки все время пытается бороться с «нетрудовыми» доходами педагогов. Вот и в проекте нового закона об образовании была попытка отменить школьное репетиторство. Слава богу, не получилось, потому что, на мой взгляд, нужно сделать ровно наоборот – вывести школьное репетиторство на легальный уровень. Ведь, по сути, это всего лишь индивидуальная работа с учеником. И хотя об индивидуальном подходе много говорится, я не понимаю, откуда он берется при том количестве детей, а главное – обязанностей, которые есть у учителей. Педагог должен не только научить, но и воспитать, практически заменив собой общество, настроенное совсем не на духовность. Причем, и детей, и взрослых. А главное - требования к учителю взаимоисключающие. С одной стороны, он должен научить ребенка думать и выражать свои мысли, с другой, – просто использовать алгоритм. Может быть, уже пора разделить функции? По мнению Веры Ганзя, есть учителя, способные подготовить ученика к ЕГЭ, а есть те, кто не способен. Ну не могут все разом перестроиться! К тому же, как правильно выстраивать технологию подготовки к ЕГЭ, толком не знают даже в институтах развития образования. Поэтому учителя разрабатывают свои методики, а на это тоже способен не каждый. У одних получается, у других нет. По-моему, надо, чтобы «новые» педагоги в вузах учились в соответствии с новыми подходами, а «старые» – других-то все равно нет - занимались каждый своим делом. Пускай одни спокойно учат предмету, включая элементы тестирования, другие организуют «мозговые штурмы» - курсы и индивидуальные занятия в старших классах по подготовке к ЕГЭ. Прямо в школе. Это гораздо удобнее для детей, а главное - возникает серьезная  конкуренция всяким «левым» репетиторам. Только платить хорошим педагогам, умеющим «перенастраивать» детей для сдачи ЕГЭ, должно государство, которое этот экзамен и придумало. И не стимулирующие копейки за количество сдавших и неизвестно кем подготовленных, а приличные «репетиторские». Тогда и будет реальная экономия для будущих абитуриентов, обещанная Минобрнауки на старте единого госэкзамена.

Фото автора