И не просто ожили – они, дряхлые старики, поставили народную драму – аутентичную, ту самую, которая разыгрывалась у солдатских костров в перерывах между боями с французами. Они, совместно с женским хором, спели те самые песни, песни далёкого 1812 года. И вновь напомнили нам про страшную войну, которую мы привыкли представлять себе по «Гусарской балладе» красивой, лёгкой, изящной даже. Не бывает изящных войн – за каждой, как хвост за кометой, тянется шлейф из убитых, заколотых штыками на холодных полях, раненных, потерявших родных, лишившихся крова. Но, как убеждает нас режиссёр-постановщик народной драмы Михаил Мизюков, солдату открыты и другие стороны – помимо кровавых боёв и тяжелой службы, на войне остаётся место юмору и настоящим чувствам.

Героика и юмор редко сочетаются между собой в удобоваримом виде, и художественное произведение, попытавшееся уместить в себя и то, и другое, зачастую обречено на провал. Но, к чести актёров и режиссёра спектакля, из сложного положения был найден интересный выход – героический пафос и искромётный юмор были разделены музыкальными партиями, которые и настраивали зрителей на нужный лад. Драма, которая поначалу казалась затянутой и скучной, внезапно могла ожить и «заиграть», по-настоящему радуя зал.

Построение спектакля можно сравнить с матрёшкой – сначала мы видим на сцене актёров, играющих инвалидов войны 1812 года, призреваемых в стенах богадельни. Казённый дом живёт своей жизнью: старики с забавным старорусским говорком, с шутками-прибаутками, называющие друг друга по имени-отчеству, моложавый уважительный доктор, в глубине сцены – парализованный солдат с горестным выражением лица. Постепенно подключается героика – рассказы солдат о бранных подвигах и ратном труде, сдобренные мелкой перебранкой героев. Потом мы узнаём о том, что спектакль ещё впереди – бывшие солдаты поставят его для гостей богадельни. Главные герои спектакля внутри спектакля – Наполеон и Потемкин. Народная драма внутри героико-романтического представления – вот основная «фишка» постановки.

О других особенностях постановки «Как француз Москву брал» я поговорил с режиссёром. Как рассказал Михаил Мизюков (кстати, он не только режиссёр спектакля, но и худрук, и один из основателей театра), идея создать сложный «двойной» спектакль на основе народной драмы 1812 года принадлежит не только ему, но и музейным специалистам, изучающих историю Николаевской Измайловской военной богадельни. При этом режиссёр отметил, что  спектакль – их бескорыстная дань 200-летней истории Отечественной войны 1812 года (во всяком случае, это не оплаченный заказ сверху) и выходит за рамки юбилея: в случае интереса у зрителя, он будет даваться на протяжении многих лет. Хотя делать театральные прогнозы сложно, пока постановка народной драмы пользуется небывалым спросом у публики: на гастролях, по словам режиссера, театр продал полторы тысячи билетов. Для историко-этнографического театра, согласитесь, достижение.

Возможно, секрет успеха в крайне необычном жанре спектакля, соединившем народный взгляд на события 1812 года с исторической достоверностью.

- Мы проработали огромное количество источников, нам помогали профессиональные историки, - пояснил нам Михаил Мизюков. - И поняли, что как-то слишком легкомысленно воспринимаем ту войну, водевильно. Но когда роешься в архивах, натыкаешься на совершенно дикие случаи, даже говорить об этом страшно. Вместе с тем мы абсолютно точно знали, что была солдатская юмореска 1812 года, в которой наши солдаты потешались над «чернокнижником» Наполеоном, доводя до абсурда присущие Наполеону качества – честолюбие и гордыню. Задумка спектакля была именно такова – не отменяя народной юмористической природы, сплести вокруг сказа о Наполеоне историю о подвигах той войны. Я считаю, нам это вполне удалось.