В отличие от предыдущего обсуждения  проекта  государственного стандарта  основной школы на этот раз присутствовали все действующие лица  - руководители группы разработчиков Александр Кондаков и Любовь Кезина, директор Департамента общего образования Елена Низиенко, а кроме того, представители различных педагогических сообществ из Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска и других регионов страны. Это представительство чрезвычайно важно, так как в последние годы стало привычным упрекать разработчиков тех или иных судьбоносных материалов, что, дескать, их создатели не выходят за пределы Садового кольца. На самом деле это совсем не так, и дискуссия по поводу стандарта старшей школы это четко показала. Однако позже в беседе с корреспондентом «УГ» Любовь Кезина  особо отметила: все разработанное в стандарте старшей школы в последние годы было введено в практику работы  московских школ, скажем, индивидуальный учебный план  или деятельность профильных школ и  классов. Кроме того, Любовь Петровна ответила на упреки некоторых оппонентов, призывавших отказаться от наследства советской школы и обратиться к зарубежному опыту: например,  при  внедрении многих новшеств в московской школе был учтен опыт такой страны, как Финляндия, поэтому от традиций, как и от нового опыта, отказываться  никто не собирается. Кстати, представители московской системы образования были самыми активными критиками предложенного проекта,    именно они сделали  существенные  замечания по тексту.
Основную полемику с представителями педагогического  сообщества вел Александр Кондаков, и ему пришлось нелегко, так как к  заседанию было подготовлено довольно серьезное экспертное заключение  по поводу  проекта стандарта, разработанного Институтом стратегических исследований в образовании Российской академии образования. Такое заключение  сделано по поручению Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ. В целом Комиссия   посчитала, что проект ФГОС СПОО проработан, но тем не менее некоторые положения нуждаются в доработке и дополнении. Собственно, об этих положениях и шел разговор на «круглом столе» в ВШЭ.
Какие же вопросы  и замечания возникли у экспертов?
Самое главное, в проекте нет  психолого-педагогической характеристики возраста, на который  направлен этот стандарт, а потому не ясен механизм реализации преемственности ФГОСов основного общего  и среднего общего образования.
У экспертов возникло предположение, что стандарт нужен лишь для оценки уровня образования учащихся, так как нет в его проекте  даже перечня тех документов, которые должны быть разработаны  на основе стандарта, в частности, исчезает понятие «образовательная программа» и вообще непонятно, о каких примерных программах идет речь.  Непонятно, каким образом и кто (школа, учредитель или  субъект РФ) будет нести ответственность за реализацию стандарта, за выявление и оценку тех результатов, которые должны быть получены в соответствии с требованиями стандарта, за качество  разработанной образовательной программы, за ресурсное обеспечение школы, какие возможности для успешной деятельности учащихся  школы должны им гарантировать, в чем будет заключаться    ответственность не только учителей, но и учащихся за использование предоставляемых возможностей качественного образования. Между тем  все это, согласимся, чрезвычайно важно для тех, кто будет реализовывать положения стандарта на практике.
Отдельный  и также очень  важный вопрос, вернее, группа вопросов, о требованиях к результатам освоения основной образовательной программы среднего (общего) образования. Пока в проекте стандарта нет ответов на такие вопросы:
-  станет ли освоение программы обязательным условием для  выдачи сертификата о среднем образовании;
- гарантирует ли школа возможность достижения результатов, предусмотренных для выполнения школой стандарта;
- определяют ли требования к результатам обучения границы контрольно-измерительных материалов, а проще говоря, объемов требований в части ЕГЭ;
- кого и каким образом обяжут проверять соответствие  уровня подготовки выпускников школ требованиям стандарта;
- будут ли и чем различаться  результаты освоения основной программы у выпускников разных школ, ведь программы у этих школ могут быть разными.
Кстати, пока в проекте стандарта не определено, что должно быть в примерной, а что - в основной образовательной программе школы. Если примерных программ как возможных вариантов может быть несколько, то в стандарте нужно это прописать, как и возможности школы  по созданию собственных программ, как и возможности для того, чтобы школьные программы могли отличаться одна от другой, как и то, в какой мере и каким образом образовательная программа  должна учитывать тип и вид  школы.
Вообще  если мы говорим о том, что обучение должно быть выстроено в деятельностной парадигме, ориентировано на формирование умений и получение опыта самостоятельной работы в ходе учебного процесса, то  явно нужно пересмотреть и  структуру  образовательного процесса,  формы и  содержание ЕГЭ. Пока же, как считают эксперты, в проекте стандарта нет описания конкретных процедур и типов заданий, с помощью которых можно проверить сформированность таких деятельностных результатов.  А ведь школе нужно понимать, кто должен стандартизировать письменные и устные, практические и творческие работы, проекты, самоанализ и самооценку, наблюдения и прочие формы и методы для использования их в системе оценки достижения планируемых результатов.  В стандарте, по мнению экспертов, не прописаны организационные формы занятий учебно-исследовательской и проектной деятельностью, не ясно, каким образом в эту деятельность должен быть включен учитель. Не сказано, что будет в том случае, когда проект и исследования будут  иметь непосредственное отношение к предмету, когда проект и исследование будут социальными, в частности, непонятно, кто в том или ином случае будет отвечать за сопровождение учащегося,  как будет распределена ответственность и как будет производиться оплата труда педагога. Нет в проекте стандарта и указаний об организации урочного пространства, а ведь и  это принципиально важно.
Есть  и другие принципиальные  позиции, требующие уточнения. Например, нужно более предметно развести изучение предмета на интегрированном, базовом и профильном уровнях, снизить сложность   стандарта  для профильного русского языка, ибо сегодня  он обозначен как явно университетский уровень (должен ли учащийся на выходе из школы, даже профильной,   иметь сформированное представление о лингвистике как науке, владеть навыками комплексного филологического анализа текста, ведь он не выпускник университета - дипломированный филолог).  Что касается требований к программе духовно-нравственного  воспитания, то, по убеждению экспертов, они такие, что выполнить их может только крупная научная лаборатория. Эксперты считают, что разработать такую программу школе не под силу, поэтому этот раздел школы будут просто переписывать друг у друга, особо не вдаваясь в смысл списываемого, что, кстати, нередко проходило, когда они составляли программы развития в рамках ПНПО «Образование».
Сегодня в практику школы входит мониторинг всего и вся как своеобразный анализ достигнутого в процессе обучения. В проекте стандарта  тоже предусмотрена  некая проверка знаний и  обобщенная оценка различных результатов, в том числе личностных результатов освоения обучающимися  основных образовательных программ в ходе различных мониторинговых исследований. Однако из текста  проекта не ясно, кто будет разрабатывать инструментарий таких исследований, кто будет отвечать за их проведение,  сколько и каких исследований  нужно провести и, главное, станут ли результаты таких исследований рассматриваться как показатель работы школы,  станут ли они основанием для измерения ее вклада в развитие образования.  Сегодня мы оцениваем деятельность школы, ее учителей и учеников, в том числе и по портфолио. Это даже становится основательным аргументом при аттестации педагогов, учеников, аккредитации школы, но в  проекте стандарта недостаточно четко определены смысл и статус портфолио, например, ученика.  Кроме того, очень много вопросов по разделу  требований к структуре освоения  образовательной программы старшей школы.
Для начала эксперты отметили, что в структуре  образовательной программы должны быть отражены пути достижения тех  результатов образования, которые зафиксированы в стандарте (виды деятельности, виды занятий, структура времени, возможное чередование видов деятельности, наличие механизмов достижения результатов, соответствующих возрасту учеников), но, к сожалению, в проекте стандарта перечислены  задачи, но нет путей их решения. Проект стандарта предусматривает деление  программы на две части:  одна - 60% - обязательная, вторая - 40% - вариативная, которую будут формировать участники образовательного процесса. Сейчас главным становится вопрос о том,  как будет осуществляться это деление (внутри предметов и курсов или  будут  предметы, которые отнесут к обязательной или вариативной части),  как каждая часть будет  обеспечена программами, КИМами, методическими материалами. Ясности по этому поводу пока нет.
Стандарт старшей школы ориентирован на профильную школу, но парадоксально то, что в проекте стандарта нет четкого определения профильного образования, нет подсказки насчет профильных проб. Между тем ошибка ученика в выборе профиля и предметов может ему дорого обойтись - стандарт  не предусматривает перевыбора и наверстывания  в изучении предмета, если до того школьник не изучал его  даже на базовом уровне.
Последняя группа вопросов - к условиям реализации стандарта. В проекте  есть требование по созданию условий для сетевого взаимодействия и решения таким образом проблемы кадровых ресурсов, но нет определения  того, как это взаимодействие должно выстраиваться, например, должны  ли  учреждения одного бюджетного уровня заключать договор о сетевом сотрудничестве, обговаривая  его условия.
В проекте стандарта предусмотрена внеурочная деятельность, которую предлагается  включать в основную образовательную программу. Значит ли это, что эта деятельность будет финансироваться из бюджета? Непонятно, как решатся проблемы такого финансирования, ведь урочная деятельность финансируется на основе класс-комплекта, а для внеурочной такого обоснования нет.  В проекте стандарта есть требования к инвестиционным расходам, которые необходимы для развития и оснащения учебного процесса, но нет механизма обеспечения инвестиционной составляющей. Для начала, считают эксперты,  хорошо бы разработать принципы  инвестиционного софинансирования из всех уровней бюджетной системы, причем не только на момент  внедрения стандарта, но и на момент его реализации. Кроме того,  они убеждены, что чрезвычайно важно сформулировать очень серьезные, обязывающие и финансово емкие материально-технические условия  для реализации стандарта, определить уровень ответственности за их соблюдение всех уровней бюджета - федерального, регионального, муниципального.
Словом, претензий к проекту стандарта и у экспертов, и у представителей педагогического сообщества много. Что же будет дальше? По предложению Александра Кондакова и Ярослава Кузьминова будет сформирована небольшая рабочая группа Комиссии ОП РФ по развитию образования, которая вместе с разработчиками стандарта обобщит все предложения. После этого будет проведено еще одно  общественное обсуждение проекта стандарта, Кузьминов не исключает, что на этот раз  - на пленарном заседании Общественной палаты, поскольку проблема развития старшей школы волнует не только педагогическое сообщество. Чрезвычайно важно, что Елена Низиенко согласилась с предложением экспертов насчет того, что  до принятия, то есть утверждения, стандарта нужно провести  его апробацию  в учреждениях разного типа во всех без исключения  субъектах РФ, для того чтобы была возможность  по ходу реализации и доработать стандарт, и предложить те или нормативные акты, механизмы реализации. По-революционному прозвучал призыв Ярослава Кузьминова: «Давайте перестанем врать и позаботимся о реальном изменении  образования в старшей школе!», но с ним согласились все участники «круглого стола».

Стандарт старшей школы ориентирован на профильную школу, но парадоксально то, что в проекте стандарта нет четкого определения профильного образования, нет подсказки насчет профильных проб. Между тем ошибка ученика в выборе профиля и предметов может ему дорого обойтись.

В проекте стандарта предусмотрена внеурочная деятельность, которую предлагается  включать в основную образовательную программу. Значит ли это, что эта деятельность будет финансироваться из бюджета?