Конечно, речь не о зарплате, ее как выдали в виде отпускных, так и всё, всем спасибо, все свободны – до сентября. Это означает, что полученные 30 тысяч рублей (столько в Воронеже составили в среднем хорошие учительские отпускные за два месяца) можно или растянуть на два летних месяца, или целиком потратить на какое-нибудь нужное дело. Большинство тратит: долги надо отдавать, детей учить, к осени-зиме готовиться. Что дальше, как жить? Надо опять идти зарабатывать.

Рассказывает Елена Андреевна, учитель русского языка и литературы одной из воронежских гимназий:

- Среди моих коллег летом не подрабатывают только те, у кого или муж хорошо зарабатывает, или сами за учебный год успевают что-то накопить, занимаясь репетиторством. Таких педагогов немного, но лишь они позволяют себе поехать отдохнуть на море, иногда даже за границу. Это я говорю о рядовых учителях. У директоров и завучей другая ситуация, им сегодня живется намного комфортнее, так как именно они распределяют 30-процентную стимулирующую часть фонда оплаты труда. А это очень приличные суммы. Хотя вокруг все говорят об улучшении жизни учителя и повышении его зарплаты, что она уже равна средней по экономике в регионе, но мой личный пример это никак не подтверждает. При 26 часах нагрузки, двух десятых и двух одиннадцатых классах, имея высшую категорию и являясь победителем различных конкурсов, я получаю 15 тысяч рублей в месяц. Поэтому я летом далеко от дома не уезжала, а занималась с отстающими учениками – родители попросили. В августе меня этот приработок очень выручил.

«Подтягивание» отстающих и частная подготовка будущих первоклассников к школе – вот та подработка «по профилю», которую могут себе позволить учителя во время летних отпусков. «Репетировать» летом не актуально, спроса нет. Как еще зарабатывают? Самыми неожиданными способами. Работают администраторами в спортивных клубах (зарплата 12-15 тысяч в месяц), нанимаются торговать на одёжных рынках, по-старому, на толпе (зарабатывают от проданного, но тоже не больше 15 тысяч рублей). Если живут в селе, расположенном у федеральной трассы, идут в придорожные кафе официантами и поварами, или на АЗС заправщицами и мойщицами авто.

Хорошо педагогам дополнительного образования. Знаю нескольких замечательных женщин, которые ведут занятия в кружках по шитью, бисероплетению, гильошированию, закончили педагогический университет и открыли свое дело. Правда, выжиг по ткани и бисер особого дохода не приносят, зато шитье на заказ – гарантированный заработок. Но получается, что это уже не педагоги, а частные предприниматели, потому что занятия с детишками в кружках со временем начинают мешать основному делу, и приработок летом или в свободное от педагогической работы время становится главной статьей дохода. Из педагогики люди уходят.

Работа вожатыми в лагере резко теряет в популярности. Повышенная ответственность за круглосуточное пребывание детей, активная и очень беспокойная лагерная жизнь оценивается в 5-6 тысяч рублей (оплата не увеличивается последние несколько лет). Столько зарабатывают в месяц вожатые и воспитатели в регионах Центрального Черноземья. И столько же может заработать, например, уборщица, при этом она ни за чьих детей не отвечает, ночует дома и работает по гибкому графику. Считается, что воспитатели и вожатые на самом деле зарабатывают больше, просто остальные деньги они «проедают» и «проживают». Как итог, в детских оздоровительных лагерях всё меньше опытных, ответственных педагогов и всё больше 18-20-летней студенческой молодежи, готовой вкалывать за 5 тысяч, не спать ночами и не экономить на своих нервах.  

Серьезную подработку находят для себя летом учителя-мужчины. Рассказывает математик из Липецкой области Валентин Сергеевич:

- Практически все мужчины нашей школы летом занимаются ремонтными работами. Заключаем договора с директорами разных школ района, красим, шпаклюем, полы стелем, плитку кладем – кто что умеет. Если не получается наняться в школу, находим клиентов через объявления и по знакомству. В частных домах делаем отопление, устанавливаем трубы, водопровод тянем, на участках работаем – в общем, любой труд в почете, только бы платили. После экзаменов, как июнь закончится, максимум даешь себе две недели отпуска, а то дней десять, и – опять на работу, до первого сентября. А как иначе семью кормить?..

У сельских учителей свои подработки. Рассчитывать на репетиторство большинству и в учебное время не приходится, особенно если в селе девятилетка. Но, как сами говорят, «с двоечниками летом занимаемся, то есть, с отстающими, только это по математике и по русскому языку, на другие предметы спроса нет». 

Расчет на личное подсобное хозяйство оправдывает себя не часто и в большинстве случаев там, где животноводством занимаются учителя-мужчины. Опять же, удается это тем, у кого мало часов и не основные предметы, чаще физкультура, ОБЖ и технология. Если физик держит поросят, значит, ему кто-то в этом помогает! Совершенно точно, что этот кто-то из семьи, а скорее всего, семья целиком – и жена, и либо дети, либо мама с отцом. Судите сами: выращивать одного поросенка смысла нет (если только не на продажу, а для себя), весит он в среднем от 50 до 100 кило, скупщики покупают мясо по 100 рублей за килограмм, соответственно, выручить за поросенка можно от 5 до 10 тысяч рублей. По нынешним временам копейки. Приличный доход начинается, если держать свиноматку, которая приносит несколько поросят, и вот уже их кормить-растить, а потом продавать на мясо. (У тех, кто этим занимается, должны быть крепкие нервы и отсутствие любых намеков на сентиментальность – резать поросят жалко). А еще от учителя требуется богатырское здоровье и такая же работоспособность: ежедневно надо готовить по несколько ведер корма, таскать мешки с зерном, где-то их покупать и привозить домой… Да, машина нужна!

С коровами, на первый взгляд легче. Они с весны до осени сами себе кормилицы. Знакомый моих знакомых, учитель технологии, держит трех коров, так его утро (каждое утро!) начинается с того, что он на своей машине и в собственной таре развозит и продает знакомым заказчикам молоко. И так круглый год.

Выращиванием овощей и зелени тоже занимаются всей семьей. Например, липецкую картошку везут во все соседние области и в столицу. Воронежцы на рынках, как только слышат, что картоха соседская, липецкая, – скупают, не раздумывая. (В последнее время всякие приезжие торговцы, совсем не липецкие, этим пользуются и доверчивых граждан обманывают). Так вот, липчане говорят, чтобы заниматься картошкой, надо бросать работу в школе. Мало того, что посадить и обработать 30 соток, засаженных «земляными яблоками», сможет далеко не каждая семья, надо потом еще и на рынке отстоять, чтобы весь картофель продать по более-менее достойной цене (в Черноземье в сезон это всего 10-12 рублей за кило). И когда тут уроки вести?..

Чеснок, лук, клубнику, зелень тоже можно выращивать на продажу, но, опять же, сажать не меньше 10-15 соток. По прошлому году известен случай, когда учительская семья выращивала чеснок на 20 сотках. В середине лета, продав урожай перекупщикам, выручили за него около 100 тысяч рублей.

Есть еще мёд. Продукт дорогой, занимаются им чаще родители-пенсионеры, зато летом, как раз в пору каникул и отпусков, когда пчёл надо вывозить полетать над цветочками, дети-педагоги уходят в отпуск и выезжают с ульями в поля. Заработать на мёде 100-200 тысяч за сезон вполне реально. И хотя возиться с пчёлами трудно, нужны специальные знания, однако приверженцев у этого занятия с каждым годом всё больше.

Так как Воронежская, Липецкая, а в особенности Орловская и Тамбовская области находятся не слишком далеко от Москвы, летом многие выезжают в столицу на подработки. По несколько человек из села уезжают, некоторые потом остаются в Москве насовсем, а их заработки и дальнейшая судьба обрастают легендами. Мне больше всего нравятся две. Первая о том, как одна средних лет словесница (с высшей категорией и приличным опытом работы) устроилась уборщицей в Госдуму на зарплату в 40 тысяч рублей и зажила в столице счастливо. Только по ночам, периодически вспоминая родные Воронежские просторы и свою маленькую опустелую деревню, с горечью думала о бренности диплома о высшем образовании и бесчеловечности капитализма.

Вторая история тоже с подтекстом, и героини похожи, правда, эта – биолог, к тому же разведена. Жизнь в селе ничего хорошего их семье не принесла, муж, оставшись без работы, запил, дошло до развода. Летом израненная душой 36-летняя учительница биологии уехала в Москву и очень удачно, через знакомых, устроилась работать гувернанткой. Возвращаться назад не захотела, а через несколько месяцев сначала перевезла к себе дочку-подростка, потом бывшего мужа. Говорят, пить бросил, работу нашел, живут теперь вместе. В Москве...

Фото автора