С первых минут нашего общения девушки меня по-настоящему удивили, например, Катя Паршутина в дополнение к химии и биологии сдавала физику, объяснив это так: «Она мне не нужна для поступления, но очень нравится, поэтому я захотела сдать этот экзамен. Все-таки учусь в физико-математическом классе…»   

- Девушки, расскажите, пожалуйста, что вам нравится в ЕГЭ?

Екатерина Перова: На первый взгляд страшно в чужой школе сдавать ЕГЭ. Но надо учиться преодолевать свой страх. Это нужно пройти для закалки характера. Когда переборешь, преодолеешь, начинаешь даже больше уважать себя.

Анастасия Молчанова: В ЕГЭ мне нравится его форма проведения. На мой взгляд, когда сдаешь в устной форме, по билетам, это намного сложнее, чем когда пишешь тест. На ЕГЭ происходит так: ты приходишь в класс, садишься и можешь сосредоточиться. Перед тобой лист, ты выполняешь задания, но сначала те, ответы на которые знаешь. А потом возвращаешься к остальным, подумаешь еще и уже доделываешь то, в чем сначала сомневался. А в устной форме когда сдаешь, там либо ты знаешь, либо нет. На тест дано четыре часа, этого достаточно, чтобы сосредоточиться. Можно воды попить, передохнуть. И учителя-организаторы морально поддерживают, говорят: «Подумайте, сосредоточьтесь, посидите и проверьте, раньше не уходите».

Екатерина Паршутина: Я с Настей не соглашусь. Мне кажется, что сдавать в устной форме проще, потому что на экзамене всегда очень сильно волнуешься, и из-за этого волнения могут быть ошибки в заполнении бланков с заданиями и бланков регистрации. Из-за этого может возникать несогласие в баллах, потому что ты можешь знать задания, но поставить неправильно знак, потому что волновался. А это уже минус. Во время устного общения всегда можно донести до экзаменатора свою мысль, показать, что ты знаешь этот вопрос, даже если не совсем четко можешь сформулировать ответы. А во время тестов, если неправильно ответил или просто ошибся, уже нельзя ничего исправить. Что написано пером, не вырубишь топором.

- Что не понравилось, с чем были трудности?

Анастасия Молчанова: Сам бланк тяжело заполнять. Нельзя ни в коем случае надорвать, надо обязательно посмотреть, чтобы номер на КИМах совпадал с номером конверта. Сам в это время трясешься, нервничаешь, руки дрожат, а там очень маленькие клеточки, надо в них уместить все буквы и знаки. Причем буквы и цифры надо писать обязательно по образцу, иначе машина считает это как ошибку. Например, единичку надо писать без «хвостика», как «палочку», а все буквы обязательно должны быть печатными…

- Как с телефонами было в этом году, со шпаргалками, можно было воспользоваться?

Анастасия Молчанова: Мы ходили на математику в 38-ю школу, и там приезжала целая комиссия, очень все строго было. У некоторых сзади сидели прямо в классе, у других по классу ходили… А телефоны мы с собой не брали, оставляли их у сопровождающих.

- Видеокамеры были?

Екатерина Перова: Говорили, что были. Но когда ты сидишь на экзамене, времени смотреть по сторонам нет. Так что мы не заметили. Вообще нас специально не предупреждали, есть камера или нет, поэтому, с этой стороны, давления мы не испытывали. Хотя до этого нам говорили, что камеры будут, но мы пришли на экзамен и совсем о них забыли. Из головы вылетело.

- Что бы вы могли посоветовать девчонкам и ребятам, которые будут сдавать ЕГЭ в следующем году?

Екатерина Паршутина: Не бояться!

Екатерина Перова: Прийти на экзамен уверенно, сначала успокоиться, прежде чем что-то заполнять. Просто вздохнуть, собрать все мысли и начать!

Анастасия Молчанова: Обязательно с самого начала сосредоточиться. И очень внимательно слушать организатора, потому что при заполнении бланка он обязательно подскажет, что непонятно. И если сделал ошибку, надо сразу обращаться к организатору.

- То есть ошибки исправляют?

Анастасия Молчанова: Обязательно. Если номер не совпадает, происходит процедура замены КИМа. Если от страха ошибся в фамилии или в номере паспорта, все это исправляют – букву вставляют, номер зачеркивают и подписывают сверху, то есть ничего страшного нет. Все предусмотрено.

Екатерина Паршутина: Самое главное - к экзаменам необходимо готовиться. Хотя бы в течение года.

- А действительно, когда лучше начинать готовиться?

Екатерина Паршутина: Думаю, в одиннадцатом классе, с самого начала учебного года. Мне кажется, так времени хватает.

- К скольким предметам надо готовиться и по каким нанимать репетиторов? Вы, например, сами сдавали физику или занимались с репетитором?

Екатерина Паршутина: Нет, физику я учила сама, в нашей школе очень хорошие учителя. А с репетитором я занималась по химии, потому что предмет очень сложный. По математике у нас прекрасный преподаватель Короткова Лариса Витальевна, она нас хорошо подготовила, и никакие репетиторы были не нужны.

Анастасия Молчанова: Репетитор нужен в том случае, если ты сам понимаешь, что в этом предмете не силен. У нас в школе классы разнопрофильные, и получается, что если ты учишься в гуманитарном классе, но захотел химию сдавать, тогда нужен репетитор по этому предмету. Но если учишься в гуманитарном и надо сдавать гуманитарные предметы, достаточно быть организованным, стремиться к поставленной цели и возможно обойтись своими силами и школьными знаниями, потому что в нашей школе действительно очень сильные учителя. Я учусь в гуманитарном классе, и для поступления пришлось дополнительно заниматься по химии и биологии. По математике только в самом конце учебного года немного походила на дополнительные занятия.  

Екатерина Перова: Я тоже в гуманитарном классе и большинство предметов сдавала сама. Но по математике готовилась дополнительно, ходила на курсы в нашу школу. А английский – очень тяжелый предмет, он вообще самый тяжелый среди других, как мне кажется. Потому что язык чужой, и ты редко где можешь использовать его в повседневной жизни. Я только один раз разговаривала с иностранцами – носителями языка, они, конечно, очень бегло говорят... Поэтому я готовила английский с седьмого класса, ходила на курсы, организованные при факультете романо-германской филологии Воронежского госуниверситета, летом посещала там летнюю школу иностранных языков. Вообще иностранный – такой предмет, что две недели не позанимаешься, и уже многое забыл.

Литературой я тоже дополнительно занималась, Ольга Геннадьевна Лисицына очень мне помогла. И сочинения учила меня правильно писать, и стройно излагать свои мысли… Литература мне даже в жизни помогла, у меня изменился взгляд на некоторые вещи. Например, когда мы в седьмом-восьмом классе читали «Евгения Онегина», мне показалось это обычной историей, а перечитывала сейчас,  на меня это произведение произвело огромное впечатление! Я как бы даже на жизнь стала по-другому смотреть. Так что ЕГЭ, можно сказать, помогает изменить мировоззрение. Не сдавала бы я литературу, многое бы не повторила и не прочитала…  

- Вы все произведения читали в полном варианте?  

Екатерина Перова: Я учусь в гуманитарном классе и, конечно, все произведения читала полностью. Даже «Войну и мир», правда, сначала я читала главы про любовь, потому что это было интереснее, но сейчас читаю и военные главы. Их я повторяла перед ЕГЭ… Если в течение школьных лет ты занимался предметом, учился, то есть все время был в движении, то ЕГЭ для тебя страшным не будет.

- Вы говорили, что на курсы ходили в ВГУ, а поступать собираетесь в педагогический, почему?

Екатерина Перова: Очень хочу работать с детьми! И еще я просто влюбилась в Воронежский педагогический университет! Я была там на дне открытых дверей: замечательная атмосфера! Конечно, я еще буду подавать документы и в классический университет, но сама с седьмого класса мечтаю работать с детьми. Я уже занималась репетиторством по английскому с детками четырех-пяти лет. Конечно, уровень у нас был соответствующий возрасту – приветствия, прощания, названия игрушек,  но мне очень понравилось…  

- А не пугает маленькая зарплата у учителей?  

Екатерина Перова: Нет. Если ты чувствуешь в этом свое призвание, если тебе это нравится, то, я считаю, надо идти в учительскую профессию. А зарплата… Ну, может быть, когда-нибудь поднимут…

- Спасибо за ответ! И теперь завершающий вопрос для всех. Что бы вы хотели сказать организаторам ЕГЭ, что нужно изменить, что скорректировать?

Екатерина Перова: Понимаю, что все человек охватить не может и что у наших учителей уходит очень много времени на проверку одних наших сочинений в части С. Но все равно хочется пожелать, чтобы и задания частей А и Б проверял человек. Чтобы это тоже делалось вручную. Потому что так можно исключить снижение оценки из-за ошибок в заполнении. Охватить такой объем проверок тяжело, но хотелось бы. Потому что ошибка в заполнении – это минус в баллах. Например, ту же запятую – разделительный знак – надо ставить в отдельной клетке, а если ученик заторопился и заволновался и поставил ее в той же клетке, где стоит цифра, это уже считается ошибкой… Вот из-за этого страшно, за это переживаешь. Ведь компьютер  не человек, видит только то, что положено, и раз не сходится,  ставит минус. А ответ-то был правильный!

Анастасия Паршутина: Я уже говорила, что форма ЕГЭ, на мой взгляд, далеко не идеальна. Нет устного общения, а без него настоящие знания оценить трудно.

Фото автора