Размах празднования соответствует славе юбиляра. Торжества в английской столице начались с самого утра в Доме-музее Диккенса на Даути стрит. Первые гости здесь – принц Чарльз с супругой. В полдень музей открывается для всех желающих, посетителей встречают служители в костюмах викторианской эпохи, угощают традиционными кексами и читают вслух отрывки звучной диккенсовской прозы. Литературный марафон продолжится вечером в Вестминстерском аббатстве на могиле писателя: здесь декламировать Диккенса будут актер Ральф Файнс, автор последней биографии писателя Клэр Томалин и прямой потомок писателя Марк Диккенс.

Конечно, одним днем все не закончится. Британский Совет организовывает фестиваль Чарльза Диккенса аж в пятидесяти странах мира. Это и выставки, и театральные премьеры, и литературные конференции, и образовательные программы. В Великобритании, в городе Хайхэм, графство Кент, в доме, где когда-то жил писатель, а сейчас размещается обычная школа, планируется  открыть мемориальный музей. До середины июня в Музее Лондона работает уникальная выставка, воссоздающая город времен королевы Виктории в  образах, звуках и проекциях. То самый город, который Диккенс вывел главным героем практически во всех своих романах. Здесь же мастер-классы, объясняющие самым юным посетителям, кто такой Диккенс и чем он так прекрасен. Газета «The Guardian» организовала виртуальные экскурсии по Лондону Оливера Твиста и Дэвида Копперфилда на своем сайте www.guardian.co.uk/books/series/charles-dickens-at-200.

Поразительно, но факт: в Великобритании до сих пор не было ни одного скульптурного изображения Диккенса. Не отличавшийся ложной скромностью при жизни, в своем завещании писатель строго-настрого запретил ставить себе «памятники и монументы» после смерти. Однако в канун 200-летнего юбилея англичане наконец-то решились нарушить последнюю волю своего любимого писателя и все-таки установят памятник в его родном Портсмуте.

В эти дни вспоминают знаменитого англичанина и в нашей стране. Завтра в Петербурге в Российской национальной библиотеке откроется уникальная книжно-иллюстративная выставка «Чарльз Диккенс в России». Здесь и прижизненные издания Диккенса на русском языке, иллюстрации к романам, театральные костюмы и реквизит из диккенсовских спектаклей Театра юных зрителей и БДТ. Начнется все с традиционного английского чаепития, а продолжится «Диккенсовскими чтениями», где, в частности, поговорят и об изучении творчества английского классика в современной русской школе.

Столетия идут, а Диккенс и его романы не стареют. В чем секрет? Может, в том, что этот язык, богатый, сочный и меткий, стал образчиком знаменитого английского юмора? Или в том, что все его произведения переполнены любовью к людям, верой в победу добра и справедливости?  Или, возможно, дело в том, что каждый из нас в глубине души хотел бы походить на его светлых героев, не теряющих чистоту и ясный взгляд ни при каких обстоятельствах, на тех, к кому не пристает грязь и пошлость окружающего мира? Хотел бы быть совершенными среди вопиющего несовершенства? Да что там, достоинств у диккенсовской прозы тьма. Она столь же сказочна, сколь и достоверна, уют переплетается в ней с бесприютностью, а кислый и сырой запах темных трущоб с бесподобным ароматом рождественской индейки. В этом весь Диккенс, неоднозначный и многомерный. Он и мальчик с фабрики ваксы, сирота при живом отце, брошенном в долговую тюрьму, он и обладатель одного из крупнейших состояний в Англии. Он - защитник всех униженных и оскорбленных, кумир бедноты и бич надменных, себялюбивых, жестокосердных банкиров и  фабрикантов, певец семейного уюта, но в то же время – жестокий домашний тиран, жить рядом с которым было просто невыносимо. Он любил одну, а женился на другой. Хотел драться на дуэли с автором «Ярмарки тщеславия» Уильямом Теккерем, а после его смерти написал пронзительный некролог, будто не было у него друга ближе и родней. Сначала давал своим героям жизнь, а потом уверял, что они преследуют его, крутятся под ногами, ревнуют к другим персонажам, так что приходится скрываться от них, буквально «заметая следы», в суетливой лондонской толпе. Едкий и сентиментальный. Чувствительный и подозрительный. Но таким-то англичане его и любят. И мы с ними заодно. Потому что и за нашими окнами до сих пор сплошной Диккенс.

Фото с сайта www.vokrugsveta.ru