По мнению директоров подростковых центров, эти перемены кардинальные и способны существенно изменить те основы, на которых еще держится система учреждений молодежной политики. А они таковы: прежде всего подростковый клуб называется так потому, что основной его задачей является удержание подростков от асоциальных проявлений. Именно подростки способны на проступки, именно они более всего ранимы, именно они часто не находят себя в системе взаимоотношений, и это может навредить им, их родным и окружающим. То есть работа подросткового клуба - в чистом виде профилактика всяких неприятностей подросткового возраста. В систему подростковых клубов приходят самые разные дети, в том числе те, кто носит статус трудных. Зачастую это дети из числа «отверженных», на кого махнула рукой школа. А в клубе ребенок может найти единомышленников, занятие по интересу, проявиться как лидер. Что и говорить, часто совет клуба состоит не из отличников, а из активных ребят, которые становятся инициаторами проведения различных соревнований, мероприятий, акций. Отличительная особенность клубов в том, что здесь не существует отбора, нет узкой профильности, широко представлено разнообразие направлений.

Подростковые клубы, по сути, последние бастионы для ребят, которые по тем или иным причинам не нашли себя ни в системе общего образования, ни в системе дополнительного образования. Это последняя надежда и для тысяч подростков, состоящих на учете в детской комнате полиции. Поэтому не случайно подростковые клубы больше ориентированы на работу с детьми группы риска. Если вход в клуб подросткам до 14 лет будет закрыт, они все окажутся на улице.

Исчезновение таких форм работы, как кружки и секции, тоже говорит о недальновидности подобного решения. Ведь без кружковой и секционной работы подростковый клуб существовать не может. То есть существовать может, но эффективность его работы будет стремиться к нулю. Эксперименты в этой области были поставлены неоднократно, и все с одним результатом. Вести работу в кружке или секции может только педагог на ставке. Педагог в данном случае статус и суть, а не образование, навыки и техники. Никакие общественники, никакие приходящие волонтеры вопросов не решают - они неподконтрольны, неподотчетны социуму и его представителям - администраторам клубов и центров. Только трудовой договор и исполнение всех формальностей спасут детей, к примеру, от педофилов, примеривших на себя личину общественника.

По мнению Ирины Богомазовой, председателя Совета директоров подростково-молодежных клубов Санкт-Петербурга, действительно в данном проекте достаточно непопулярных предложений. Получается, что категория детей до 14 лет вообще выпала из системы ПМК. Если сейчас соблюсти предписание и соотношение: дети до 14 лет – 30% и молодые люди от 14 до 30 лет – 70%, то, значит, больше чем половине подростков будет указано на дверь. Ведь сегодня в клубах ребят не старше 14 лет занимается более 60 процентов! Что, как не всплеск детской преступности, мы получим в таком случае? Также проблемой становится работа с молодежью до 30 лет. Как правило, это люди с образованием, работающие, имеющие семью. Что должен делать подростково-молодежный клуб, чтобы привлечь этих людей в свои стены? Предоставлять бесплатные атлетические залы? За счет бюджета города? Но на каком основании?

По мысли составителей проекта, детьми до 14 лет должна заниматься система дополнительного образования, но, как считают директора и педагоги ПМК, у ребенка должна быть возможность выбора. И потом, в идее создания школы полного дня, где будут представлены кружки и секции, есть одно важное «но». Ребенок должен отдыхать от школы, где он и так находится с самого утра.

Руководители и педагогические коллективы ПМК уверены, в настоящее время есть реальная угроза серьезной перестройки, на грани уничтожения, выстроенной системы ПМК в Петербурге, которая на данный момент дает горожанам высококачественный педагогический продукт шаговой доступности в сегменте дополнительного образования, в большинстве случаев для потребителя бесплатный, а для государственной казны экономически обоснованный. На их взгляд, работа в клубах медленно, но верно начинает перепрофилироваться на общественные организации. Вместо акцента на организацию досуга по месту жительства, на создание доступной, позитивной, безопасной среды для общения и занятий клубы станут превращаться в систему общественных и волонтерских организаций. Да, родятся новые лидеры, может быть, даже возглавят молодежное политическое движение, но что от этого тем ребятам, для кого подростковый клуб был единственным местом, где их понимали и принимали такими, какие они есть?!

Фото Марии Голубевой