То, что место необычно, можно понять уже по дорожному указателю. Типовая надпись «Подгорное» (черным по белому) окружена нарисованными масляной краской цветочками. На белых столбах тоже рисунки. Свернув от указателя налево, видишь щит «Добро пожаловать» и попадаешь в село, которое, на первый взгляд, мало чем отличается от северных сел и деревень. Такие же дома, баньки и колодцы-журавли можно увидеть и в нашей, и в Костромской области, и в соседних к нам Мари Эл и Чувашии. Подгорное, кстати говоря, одинаково удалено от трех больших городов - 180 километров до Нижнего и Йошкар-Олы, 150 – до Чебоксар, поэтому местные жители в разные периоды истории относились то к одному субъекту федерации, то к другому. Но необычность поселения не в этом. 

8 лет Подгорное является своеобразным местом паломничества  «анастасийцев» - адептов движения, инициатором которого стал в свое время Владимир Мегре – автор серии книг о мудрой и прекрасной женщине по имени Анастасия. Здесь, в Подгорном, живут люди, решившие воплотить в жизнь основные идеи современного эпоса.

Евангелие от Мегре

Прежде чем продолжать рассказ об обитателях Подгорного, нужно сделать небольшое отступление – для тех, кто не слышал о «Звенящих кедрах России». Не все познакомившиеся с творчеством Владимира Мегре и созданным им идеальным женским образом пополняют ряды «анастасийцев». Есть читатели, воспринимающие написанное как сказку, красивую, но не имеющую ничего общего с реальностью. Некоторые вообще обвиняют Мегре в создании новой секты (на мой взгляд, несправедливо, поскольку отсутствуют атрибуты культа). Анастасийцами становятся люди самых разных темпераментов, возрастных и социальных групп, имеющие различное образование. Их объединяет одно: они не удовлетворены своей жизнью и правилами игры, которые навязывает человеку современная цивилизация материального потребления, они ищут смысла существования и жаждут душевной гармонии – одним словом, к анастасийцам относят себя те, кто способен активно сопротивляться «системе».

Система – одно из краеугольных понятий философии Мегре. Это некий зловещий организм, заставляющий человека жить по своим жестким законам, раздающий социальные роли и лишающий личность свободы, самостоятельности и счастья. По мнению анастасийцев, сразу после рождения человек попадает в жесткие руки социального устройства (причем не только в России, но и в любой стране). С детства ему навязываются ценности, устанавливаются нормы и ограничения, не отвечающие настоящим потребностям индивидуума. Человеку не остается ничего другого, как только забыть о себе, о своем истинном предназначении, стать белкой в крутящемся колесе и …терпеть. Существование в рамках системы нередко становится испытанием, чередой трудностей и разочарований. Даже тот, кто добивается успехов (в общепризнанном значении этого слова) и достигает «системных» вершин, редко бывает по-настоящему счастлив. Ведь для счастья не нужно много материальных ценностей – они способны лишь на время отвлечь человека от настоящего (так же, как новая игрушка помогает ребенку ненадолго забыть об ушедшей матери). А что же нужно? Анастасия (точнее Мегре) отвечают на этот вопрос определенно: нужно всего навсего жить в гармонии с природой (землей, лесом, водой, животным и растительным миром), любить и быть любимым.

Любовь тоже одно из ключевых понятий анастасийцев. Каждый человек должен найти свою половинку (единственную и неповторимую), чтобы вместе строить «рай земной» (это тоже одно из центральных понятий) - гармоничный мир вокруг себя, насколько возможно расширять границы «территории любви», растить детей, украшать землю. 

От слов к делу

Мечта каждого, кто разделяет взгляды Анастасии (Мегре) – вырваться из системы, уйти из городской - злобной и агрессивной среды, основать собственное родовое поместье (так, а не иначе анастасийцы называют свои дома и приусадебные участки) и постепенно налаживать в нем гармоничную, полную смысла, любви и радости жизнь.

Те, кто принял близко к сердцу заветы мудрой женщины (Мегре пишет, что ее предки из древнего жреческого рода, волхвы), уходят из городов и идут к природе - основывают экопоселения. Едва ли не в каждой области есть теперь свои очаги «новой жизни»: немало их в Подмосковье, в Рязанской, Тульской, Орловской, Владимирской, Ярославской и Ленинградской  областях, на Кубани. Раньше всего экопоселения появились в Кировской, Омской, Курганской областях и Приморье (всего в России насчитывается более пятидесяти экопоселений и число их постоянно растет). В Нижегородской области настоящее (в полном смысле слова) экопоселение появилось недавно – ему всего полтора года (у села Калиновец Воротынского района). «Земельный вопрос» (перевод земель из сельскохозяйственного в иное назначение) решается с большим трудом. Зато есть группы энтузиастов, сумевших купить по одному-двум гектарам бывших сельхозугодий (в основном, неудобиц) под будущую застройку в Лысковском, Павловском, Ардатовском и Дальнеконстантиновском районах. Пока они осваивают свою землю в дачном режиме -  проводят там время, свободное от работы.

Рай своими руками

Подгорное, расположенное на территории Мари Эл, -  ближайшее к нижегородцам экопоселение. Обосновавшиеся там анастасийцы занимаются натуральным хозяйством, собирают и сушат грибы, ловят рыбу, некоторые держат скотину (кур, коз, есть и корова – держат ее для детей). Питаются скромно, отдают предпочтение вегетарианской пище, не имеют в домах ничего лишнего, занимаются рукоделием, общаются друг с другом, воспитывают детей. Кстати, дети анастасийцев отличаются хорошим здоровьем, самостоятельностью и (что особенно поражает приезжих) хорошо развитой речью и интеллектуальной зрелостью. И вообще, это какие-то другие дети, непохожие на обычных городских и деревенских детей. Может быть, потому, что их воспитывают «другие» взрослые - не мечтающие о высокой зарплате, машине, квартире, не отоваривающиеся в супермаркетах, не пропадающие весь день на работе, не выпивающие по пятницам в честь наступившего уикэнда. Этим детям не покупают дорогих игрушек, их не рядят в дорогие одежды и не устраивают в элитные школы. Родители строят для них родовые поместья -  рай на земле. Не больше и не меньше.

Все семьи, купившие дома и участки в Подгорном, – выходцы из Чебоксар. Первым это сделало семейство Татьяны Ефимовой - руководителя Чебоксарского театра «Сотворение». Ее примеру последовали и другие. С оформлением документов и пропиской проблем ни у кого не было. Взаимоотношения с местной властью и коренными жителями сложились вполне дружелюбные. Что, в общем-то, и понятно: кто против того, чтобы  умиравшие прежде села ожили, чтобы земля перестала зарастать бурьяном, а опустевшие дома нашли молодых и заботливых хозяев? Думается, что любая районная власть должна приветствовать желание горожан трудоспособного возраста переселяться в глухие, признанные бесперспективными деревни и если не помогать, то хотя бы не мешать им обустраиваться на новом месте.

Юринская районная администрация отнеслась к переселенцам из Чебоксар вполне лояльно, благодаря чему теперь в Подгорном есть и многодетные семьи. Половина ребятишек, это в основном старшие, посещают школу в соседней деревне, половина – на домашнем обучении. Но это вовсе не значит, что дети растут предоставленными сами себе, как трава в поле. Родители их  люди ответственные, образованные и интеллигентные, даже музыке учат детей – есть в Подгорном и свои музыканты. Нужно ли говорить о том, что в детях развивают иные навыки, прививают иные ценности, они заметно отличаются от тех, что насаждаются в массовой школе. Как ни обидно будет это читать педагогам, но в массовой школе выполняется соцзаказ, далеко не каждый учитель следует профессиональному долгу и тем более велению сердца. Что и понятно – работник образования сегодня как путами связан различными циркулярами и служебными инструкциями (мои коллеги как-то подсчитали - в начале года их просят подписать около 6 разных «служебок»). Здесь же сами родители берут на себя роль педагогов и подходят к образованию максимально ответственно, разумно и творчески.

Меня могут обвинить в том, что я идеализирую многие спорные моменты. Возможно. Но я видела детей и могу свидетельствовать, что результаты такого «педагогического процесса» меня, повидавшую не одного вундеркинда на своем веку, просто поразили.  Причем не только в интеллектуальном плане, но главное – в нравственном.

Не нужно думать, что анастасийцы – отшельники. Они не рвут связь с миром. Наоборот. В Подгорном купили дома родители, бабушки и дедушки поселенцев. Часто приезжают знакомые, разумеется, близкие по духу люди. Круг постепенно расширяется. Пустующих, но еще крепких домов в Подгорном много, стоят они из-за удаленности от городов совсем недорого, поэтому, надо полагать, «Радужье» (такое название придумали Подгорному анастасийцы) будет прирастать новыми семьями. Тем более, что сюда за опытом и примером приезжают паломники из всех близлежащих городов и райцентров. Увиденное многих приводит в восхищение. Люди гостеприимные, щедрые и открытые, анастасийцы радушно встречают не только своих единомышленников, но и всех, кто приезжает в Подгорное из простого любопытства. Приглашают гостей домой, показывают приусадебные участки, отвечают на любые вопросы, охотно делятся опытом. Всем будущим поселенцам «старожилы» обещают помощь в обустройстве и решении любых бытовых вопросов.

Вместо послесловия

 Можно по-разному относиться к идеям Мегре, можно их критиковать, обсуждать и даже осуждать. Но не стоит осуждать и пытаться исправить людей, выбравших для себя ИНОЙ путь и ИНЫЕ ценности (если они не угрожают жизни и свободе других людей).  Нужно помнить, что каждый волен в выборе. Пусть анастасийцы живут так, как им хочется, пусть украшают землю, гармонизируют вокруг себя пространство и растят детей. Они не посягают на городскую цивилизацию, не борются с теми, кто находит счастье в привычном мире. Они хотят своего, особого, может быть не всем понятного счастья. Им чужда агрессия, поэтому не нужно их бояться. Может быть, они и диссиденты, но мирные и не подрывающие основ. Не дай Бог, придет время, когда жить в городе станет совсем невозможно, тогда все мы последуем их примеру. Пусть же они будут первопроходцами.

Фото автора