Подозреваю два возможных объяснения: либо у Петрова действительно был свой бизнес, о котором вскользь упомянула одна из мам, допрошенная въедливыми журналистами, либо этот дом построен не одним Петровым. Не случайно в телеинтервью домашняя работница как-то интересно сказала: «В этой столовой едят все, на этой кухне я тоже готовлю для всех, а у Константина Владимировича есть маленькая кухня в его отсеке». Возникает вопрос: для чего хозяину дома (если он действительно хозяин) иметь для себя маленький жилой отсек со своей кухней, кто все те, кто ест в большой столовой, для кого создан десяток гостевых спален? Чьи автомобили стоят в гараже? Впрочем, не хочу вдаваться в подробности об особняке, о нем, как говорится, все уже сказано, причем, как я понимаю, не просто так, а чтобы подкрепить визуально ту самую пресловутую формулу, которой пытаются объяснить происшедшее в центре образования №1317. Не собираюсь защищать Петрова, но и не могу согласиться с излишне простой трактовкой, которую предлагают людям, не искушенным в делах образовательных.

Скажу сразу, у меня другая позиция в объяснении происшедшего. Я считаю, что вину Константина Владимировича, если таковая есть (думаю, очень рискуют те, кто дает формулировку «украл 28 миллионов», пожалуй, Петров может подать на них в суд и выиграть, как это ни парадоксально звучит сегодня), должны разделить очень многие, причем как весьма высокопоставленные, так и чрезвычайно состоятельные, а также те, кто отвечал за систему образования Западного округа в предыдущие годы. Ведь нельзя возложить вину за случившееся на тех, кто нынче пришел к руководству столичного образования.

Петров, который создал ресурсный центр

До того как попасть в Западный округ Москвы, Константин Петров работал в другом, но попал там в очень нехорошую историю с дипломом об окончании педагогического вуза. То ли дата окончания городского вуза была указана раньше, чем вуз был создан, то ли что-то другое, но после скандала Петров стремительно покинул округ. К изумлению бывших коллег, он вдруг появился в роли директора школы-новостройки в Западном округе. Отмечу, что, по моим наблюдениям, кадровая работа на Западе Москвы в течение многих лет была поставлена из рук вон плохо. Например, одного директора школы Центрального округа отнюдь не мягко попросили уйти с должности, а через пару лет она возглавила крупное образовательное учреждение в ЗАО и принялась уже там использовать все те же негодные методы управления. Это я к тому, что, судя по всему, никто не проверял, насколько Петров по тем или иным качествам мог быть директором школы.

Но Константин Владимирович возглавил простую типовую школу без всяких изысков, а через несколько лет превратил ее в не просто Центр образования с классами с углубленным изучением информатики, информационных технологий и английского языка, но и в школу здоровья, и в Московский городской ресурсный центр. Сам Петров возглавил Московский городской совет директоров школ здоровья, в его школе проходили очень интересные аналитические семинары, научно-практические конференции, на опыт работы центра образования №1317 многие педагоги (и не только московские) ссылались, его изучали и требовали распространить. По рекомендации Министерства образования и науки РФ, Института стратегических исследований РАО, Департамента образования Москвы «Учительская газета» рассказала об этом опыте и получила множество благожелательных откликов педагогов и управленцев из разных регионов страны. На базе центра работали несколько городских экспериментальных площадок. Словом, школе и ее директору было чем гордиться, не случайно эта школа побеждала как инновационная в приоритетном национальном проекте «Образование», а сам директор в одном из конкурсов был признан лучшим менеджером, награжден грамотами Министерства образования и науки РФ, Департамента образования и Западного окружного управления образования, стал почетным работником общего образования РФ, у него нынче три высших образования, за плечами защита кандидатской и докторской диссертаций. Сам ли учился, сам ли писал эти диссертации? Все возможно, но никто пока не представлял сведения о том, что за Петрова это сделал кто-то еще.

В своем центре Константин Владимирович собрал уникальный педагогический коллектив: практически у всех высшее педагогическое образование, 14 педагогов - кандидаты наук, 2 - доктора наук. Естественно, что в Центре образования было несколько авторских программ и спецкурсов (по русскому языку, литературе, информатике, английскому языку, информационным технологиям). Поскольку это, кроме всего прочего, школа полного дня, то она предлагала и обширную программу дополнительного образования: тут было и научно-техническое направление, ориентированное на проектную деятельность и информационные технологии, и спортивно-техническое (дзюдо, футбол, баскетбол, большой теннис, настольный теннис, шахматы), и художественно-эстетическое (живопись, театр, танцы, эстрада и вокал). Кроме того, для интересующихся были развивающие занятия физикой, химией, математикой, русским языком, немецким и английским языками, географией, экономикой, риторикой, экологией, проводили экскурсии (для этого были приобретены автобусы и автомашины). Постепенно школа стала своеобразной витриной столичного образования. Сюда не стыдно было привести самых именитых гостей, и они в самом деле приходили. Тут, в школе, например, состоялось заседание совета по качеству образования «Единой России». Привез сюда уважаемых членов совета заместитель руководителя аппарата Комитета Госдумы РФ по образованию Павел Кондрашов, бывший высокопоставленный сотрудник Министерства образования и науки РФ, Рособрнадзора, думаю, отлично разбирающийся, что к чему. Перед заседанием члены совета обошли школу и дотошно изучили в ней все, ведь разговор должен был идти о здоровье подрастающего поколения. Им все понравилось, они дважды вызывали на трибуну Константина Петрова, чтобы тот рассказал, что и как делает, как добился таких потрясающих результатов. Вот как отзывается о школе известная гимнастка, депутат Госдумы РФ Алина Кабаева: «В прошлом году по решению генсовета партии «Единая Россия» меня включили в состав Совета по вопросам качества общего образования в РФ. Возглавляет совет ректор МГУ Виктор Антонович Садовничий. Среди других его членов - председатель Комитета ГД по образованию Григорий Артемович Балыхин, заместитель председателя Комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству Ирина Анатольевна Яровая, первый заместитель председателя ГД Олег Викторович Морозов и другие не менее уважаемые деятели. Заседания совета проводятся на регулярной основе, а по итогам готовятся предложения и рекомендации для профильных министерств и ведомств.

В середине сентября 2010 года состоялось выездное заседание совета, посвященное проблемам медицинского обеспечения, физического воспитания, а также здорового питания школьников в учреждениях общего образования. Впервые за время работы совета было решено организовать заседание не в МГУ, а в одной из лучших школ Москвы - школе здоровья №1317. В этой школе действительно созданы отличные условия для обучения и развития детей. Центр образования №1317 объединяет в себе общеобразовательную школу с углубленным изучением отдельных предметов, а также Центр дополнительного образования. То есть после окончания уроков, которые обычно завершаются в первой половине дня, ребенок имеет возможность остаться в школе и продолжить занятия в различных секциях и кружках - всего их более 45. Да, учебный и оздоровительный процессы организованы в школе отлично, но это скорее образцовая школа, одна из немногих. В целом же ситуация со здоровьем детей в современной российской школе не очень оптимистичная. Не хватает преподавателей физкультуры, состояние спортивных залов оставляет желать лучшего, мало спортивных секций и кружков. Об этом говорила в своем выступлении Ирина Константиновна Роднина, зам. председателя Комитета Госдумы по образованию. Именно ее рабочая группа занималась подготовкой заседания совета. Много полезной информации о состоянии здоровья школьников, физическом воспитании прозвучало в докладах заведующего кафедрой гигиены детей и подростков Российской медицинской академии последипломного образования А.Сухарева, вице-президента Ассоциации спортивного инжиниринга Д.Холодняка, от Министерства образования и науки РФ выступила директор Департамента воспитания и социализации детей Алина Левитская. Следующее заседание совета по образованию я предложила для контраста провести в обычной общеобразовательной школе - не со столь развитой инфраструктурой, как в школе здоровья. Чтобы более четко представлять не только то, к чему надо стремиться, но и то, что мы имеем сейчас. Члены совета мое предложение поддержали».

Денежное дело

А теперь давайте поговорим о деньгах. Ни за что не поверю, что хотя бы один из посетивших школу высоких гостей решил, будто вся среда, созданная в ней, все кружки, факультативы, секции и все прочее, что делало центр образования №1317 школой будущего в настоящем, создано исключительно на бюджетные деньги. Впрочем, Петров никогда и ни от кого не скрывал, что тут вложена немалая доля родительских средств. В школе была выстроена серьезная управленческая структура: попечительский, управляющий, педагогический советы, которые принимали различные решения, и директор их исполнял, кстати, отвечая за все, даже за решения совета. Петров никогда не скрывал того, что в школе есть благотворительный фонд, в который родители вносят свои средства. Кстати, любой входящий в школу видел пачку бланков, которые родители заполняли, отправляя деньги на счет фонда. Петров действовал по правилам: нельзя в школе собирать наличные - родители перечисляют их в банк, можно оказывать платные образовательные услуги по желанию родителей и детей - пожалуйста. Наличие фонда никого не удивляло, в Москве таких фондов пруд пруди, и все собирают родительские деньги на нужды школы. Тут и маленькие суммы - на питьевую воду и туалетную бумагу, и солидные - на ремонт, на приобретение техники и оборудования. Да что там школьные фонды, если даже у Западного управления образования был (а может, и продолжает быть) такой фонд, в который собирали родительские деньги, их перечисляли школы, не имеющие своих фондов. При этом никто и никогда не интересовался, добровольно или нет это делают родители. Если поступала жалоба, то вопросы задавали, на этом все разбирательство и заканчивалось.

Сбор денег в 1317-й начался, как это ни странно, вовсе не по инициативе Петрова. Его школа была построена в микрорайоне, где средняя цена квартиры миллион долларов. То есть заселили дома очень богатые люди. А заселив, стали предъявлять Петрову претензии, что у школы нет того-то и того-то, школа не делает то или другое. Это потом, когда школа стала Центром образования и школой будущего, сюда стали привозить детей из других районов Москвы (что законом не запрещалось), а поначалу качали свои права родители из микрорайона. При нормативе в 53 тысячи рублей в год на ребенка, да и то подчас не выплачиваемом в полном объеме (что по закону не наказуемо), Петров просто не имел возможности сделать то, что от него хотели родители. И тогда они решили оказывать школе материальную помощь. На что иначе он бы создавал эту образовательную среду, эту школу полного дня, кружки, секции, собирал высококлассных педагогов, специалистов и оплачивал их труд по самому высокому разряду (кстати, у большинства его учителей высшая квалификационная категория)?!

Всех все устраивало до поры до времени, пока не возник скандал, инициированный одной из мам. Ведь понятно, что не все могут (или не хотят) платить такие суммы, какие нужны для создания рая в отдельно взятой школе, но те, кто платит, всегда полагают, что не может быть так: платят одни, а блага распространяются на всех. Они выступают за ограничение доступа к благам для тех, кто не платит, а те, кто не платит, занимают противоположную позицию. Вот в этот момент и возникает скандал, следуют жалобы, в историю с деньгами вовлекаются чиновники разных уровней, и разговор уже идет о неправомерном сборе и использовании родительских средств. Так произошло и с Петровым.

Замечу: у школы был совместный план работы с ОВД «Тропарево-Никулино», если Петров многое нарушал, то почему работники правоохранительных органов вовремя не заметили этого и не приняли мер? Обо всем происходящем в 1317-й знали управление образования и все директора ЗАО. Почему никто не вмешался? Как риторические оставлю эти вопросы без ответа. Но замечу еще одно: Западный округ Москвы лидирует по количеству директоров, осужденных на условные сроки за коррупцию. Процесс этот чрезвычайно интересный, так как большинство осужденных стали жертвами провокаций на взятку, проведенных именно сотрудниками правоохранительных органов. Для этого одни из них создали даже некую фирму, в которую входили провокаторы, другие находили родителей, желающих по тем или иным причинам подкинуть деньги директорам и тем самым подставить их под уголовное расследование. Причем все провокаторы получали напрокат меченые деньги и видеокамеры. (Провокации иногда шли в отношении тех директоров, которые денег не брали и не собирали, а потому, считая себя невиновными, и защищаться-то, как положено, не считали нужным, честных ведь наш справедливый суд не осуждает!)

Петров понимал, что провокации могут быть и в отношении него, именно поэтому он еще усилил охрану школы, просил всех посетителей оставлять сумки и портфели, мобильные телефоны у охранников - боялся провокаций, аудио- и видеозаписей, которые можно перемонтировать как угодно. Замечу и тут интересную деталь. Борцов с коррупцией в Западном округе интересует исключительно тема «Директора и поборы», но в течение многих лет в округе была утечка бюджетных денег системы образования в результате того, что окружное управление образования направляло учителей учиться в частный вуз, не имеющий права вести учебный процесс и выдававший фальшивые дипломы. Эта история в течение вот уже трех лет никак не заинтересует ни правоохранительные органы, ни прокуратуру разных уровней. Такая вот избирательная борьба с коррупцией.

«Учительская газета» о ситуации в Западном округе неоднократно писала, но никто этой информацией тоже не заинтересовался. Один из чиновников Департамента образования в ответ на публикации через помощника передал указание: «Западный округ оставить в покое!» Хорошо, что нынче свобода слова, а «Учительская газета» независимое педагогическое издание.

Работники правоохранительных органов делали карьеру на «раскрытых» преступлениях, Западное окружное управление образования все сводило лишь к увольнению директоров и заведующих детскими садами, Департамент образования считал, что работа со школами - полномочие округа, круг замыкался. Впрочем, когда жалобы родителей на сбор денег получали в мэрии Москвы, департаменту приходилось реагировать.

Выговор за недостатки в работе с родителями

Одно из заседаний коллегии Департамента образования в 2010 году было посвящено разбору жалобы одной из родительниц. Ее не устраивало, что за дополнительные занятия по английскому языку и информатике нужно было платить. Сначала платила, а потом не захотела и была крайне недовольна, что объем занятий для ее ребенка сократился. На коллегию сначала не было запланировано приглашение других родителей, но сюда буквально прорвались чуть не в полном составе управляющий и попечительский советы. Константин Петров держался очень уверенно. Из 208 миллионов рублей из фонда он 100 миллионов потратил на ремонт, остальные деньги тоже ушли по назначению. Перед коллегией все документы были очень тщательно проанализированы, проверены, криминала проверяющие не нашли. Упреки в сборе денег получили жесткую отповедь одной из родительниц: «Мы купили квартиры по миллиону долларов, неужто мы не имеем права сдать деньги на благо школы? Да мы сейчас все перечислим на счет по миллиону рублей, и что вы с нами сделаете? Запретите?» В решении коллегии было записано: «Западному окружному управлению образования принять административные меры». Какие меры оно приняло, стало известно позже. Кстати, начальник управления пообещала пригласить на заседание окружной коллегии корреспондента «Учительской газеты», но «не смогла найти». Понятно, почему не смогла: на это заседание снова пришли родители из различных советов школы и еще энергичнее отстаивали свое право на помощь школе. Коллегия приняла интересное решение: объявить Константину Петрову выговор за недостаточную работу с родителями. На этом до поры до времени была поставлена точка. Но родительница, пославшая жалобу, почему-то не успокоилась, что рождает подозрения, что за ней кто-то стоит. Может быть, и правы те, кто говорит, будто Константина Петрова «заказали», что кому-то нужна его школа, ведь так хорошо получить учебное заведение, в котором все сделано качественно, по уму?

В конце концов Никулинский следственный отдел СКП уголовное дело против директора школы №1317 весной 2010 года возбудил, Петрова обвиняли в крупном мошенничестве. Но очевидно, те документы, которые снова представил Петров, были убедительны, поэтому в октябре 2010 года появилась информация о том, что Никулинская прокуратура постановление о возбуждении дела отменила, а вслед за этим сразу другая: следователи это решение прокуратуры обжаловали. С тех пор ситуация развивалась вялотекуще, то обостряясь, то снова замирая.

В этом году Петров был объявлен в федеральный розыск. Может быть, я человек наивный, но мне кажется, что найти его не составляло труда: Константин Владимирович приходил в школу, на совещания директоров Западного округа. Новый руководитель Департамента образования Исаак Калина все же освободил Петрова от должности, тот походы в школу и в управление сократил, но все равно, как говорят знающие люди, на публике появляется. Но правоохранители не могут найти его, и все тут, хотя родители учеников школы №1317 регулярно встречают беглого директора в магазинах, ходят с ним в один фитнес-клуб, гуляют возле дома, где живут, видят в парикмахерской.

Константину Петрову заочно предъявлено обвинение по статьям «Мошенничество в особо крупном размере» и «Превышение должностных полномочий», глядишь, так заочно и осудят, и посадят. Если докажут вину. Ведь пока все в тумане, и, видимо, не имея достаточных доказательств вины, кто-то старается настроить против директора общественное мнение, иначе зачем было показывать загородный дом.

Думаю, для того чтобы осудить Петрова, нужно найти пострадавших. По идее это должны быть родители, сдававшие деньги, но они себя считают не пострадавшими, а выигравшими от качества обучения их детей. Кроме того, нет массового признания родителей, что деньги у них вымогали и уводили на какие-то другие цели, нет и, судя по всему, не будет, ведь большинство шли на это вполне осознанно. Родители все еще продолжают борьбу за Петрова, ведь они помогали ему создавать качественную школу без бандитов, наркоманов и прочих нарушителей общественных устоев и считают, что борьба за директора - борьба за права детей. Кстати, московский уполномоченный по правам ребенка Евгений Бунимович ничего страшного в сборе денег не видит: «Московские родители готовы платить за качественное образование, для них это уже норма. Но родители не догадываются проследить, на что тратятся их взносы. Требовательнее надо быть. Но я надеюсь, что с введением новой системы финансирования коммерческая деятельность школ станет прозрачнее. Надо обязать директоров вывешивать на сайтах школ всю финансовую отчетность, тогда родители смогут прочитать (и посчитать!), на что уходят их деньги». Но ведь в 1317-й так и было, судя по словам членов попечительского и управляющего советов. В коммерческой деятельности школы Бунимович тоже не видит никакого криминала.

Родители говорят: вся эта эпопея - раздутый скандал, мы не хотим, чтобы Петрова сняли с должности, мы готовы платить за то, чтобы ребенок хорошо питался несколько раз в день, чтобы с ним работали высокопрофессиональные педагоги, классы были нашпигованы хорошей, дорогой техникой, регулярно проводился ремонт, мебель все время обновлялась, у входа была нормальная охрана, при необходимости ребенку оказывали медпомощь. В конце концов, говорят родители, если Петров не вернется, то пусть нам назначат другого директора, но такого же, которому мы могли бы сдавать деньги по-прежнему, а он бы поддерживал школу на таком же высоком уровне.

Интересно, Иванов или Сидоров, что придет на место Петрова, тоже имеет шанс попасть в ту же историю?