​За ТЭЦ-5 по Сыропятскому тракту Омск как будто кончается, о чем извещает стела "Счастливого пути". На самом деле извилистая дорога ведет в поселок Сперановский: мимо дач и развалин. Правда, путь туда совсем несчастливый. Поселком Сперановский называется просто потому, что находится на отшибе. На самом деле это – город Омск, Центральный округ. Две улицы – 1-ая и 2-ая Кожевенные: 40 домов, 150 жителей. Дым из печек, вода в колонке – все как было, когда существовал кожевенный завод "Сперановский". В девяностые он обанкротился, цеха развалились, оставшиеся помещения заняли коммерсанты под небольшое литейное производство. А люди в старых домах, построенных государством для его работников, остались. Живут по несколько поколений сразу: одни стареют, другие рожают детей. Ближайшие блага цивилизации: школа, почта, больница – находятся на 20-й Линии. Полчаса езды на общественном транспорте. Но до него еще надо добраться: автобусы до Сперановского не ходят. В советское время жителей возил завод. Когда он исчез, люди стали ходить до остановки Учхоз. Но в 2006 году поперек дороги построили коммерческий снежный парк "Спортландия": море адреналина, как значится в его рекламе.

Адреналина сперановцам теперь хватает за глаза. Парк ни обойти, ни объехать – с одной стороны снежные горы, по весне превращающиеся в болото, с другой – река Омка. Остался другой путь – с другой стороны от "Спортландии", вверх по горе, по дороге мимо дачных участков через переезд до садоводческого товарищества "Молния-5". Там находится конечная маршрута № 399. От нее до 1-й Кожевенной – ровно 2 километра и 300 метров.

– У меня двое ребятишек в школу ходят: в шестой и третий класс, мальчик и девочка, – рассказывает многодетная мама Юлия Граф. – С утра к 8-ми провожаю, встаем в 5, ну и топаем потемну. Одних разве отпустишь? Вокруг нас – дачные участки: а это значит, собаки бездомные стаями, бомжи. И так-то два километра с рюкзаками за плечами нелегко, так ведь по проезжей дороге – ни тротуаров никаких, ни освещения. Хорошо, учителя входят в положение – у сына по вечерам дополнительные занятия, так педагоги отпускают пораньше, чтобы успел на маршрутку в 18.20. Она в это время до "Молнии-5" доходит. Если позже – все, и до нее не поедет, в самом начале садов остановится, а это еще три километра.

Весной и летом сперановцев выручают дачные маршруты: многих домов в поселке уже нет, остались участки, которые приезжие засаживают картошкой и морковкой. Когда пассажиров много, водители маршрутных автобусов доезжают аж до 1-й Кожевенной. А осенью и зимой добраться можно только пешком или на машине. Правда, собственных авто немного – люди здесь живут небогатые. "Среднего достатка", как говорит квартальная Татьяна Бабарыкина, имея в виду, что работают, не нищенствуют. Между тем, в Сперановском – 12 школьников, которые учатся в средних школах № 90 или № 48. Правда, не всегда – только если могут добраться до школы.

– Если у родителей внучки график такой, что рано уезжают, так и все, накрылась школа: я вверх по горе Алису проводить не могу, тяжело мне уже, – вздыхает Римма Левандовская. – Говорю, не пойдешь, а она в слезы. Тогда бегу по соседям, может, кто прихватит по дороге.

Из школы шестиклассница Алиса идет сама. Старается вместе с кем-нибудь из старших, но не всегда получается. Бывает, плачет от страха, особенно, если пасмурно и собаки поблизости лают. И непонятно, что страшнее – пустынная дорога, которая извивается мимо зарослей, окружающих дачи, или чужие машины за спиной, или человек, выходящий из леса. Алиса мечтает заниматься танцами. Даже в кружок записывалась, но не вышло – если останется после уроков в школе, придется топать до дому уже в сумерках. Еще страшнее.

– Я уж Максиму, внуку, он в восьмом классе, объясняю: если собаки подходят, вы кружком, спинами друг к дружке вставайте, чтоб сзади не бросились. Кроме портфелей, палки с собой носят, а как же, – рассказывает другая бабушка, Ольга Бугай.

По инструкциям родителей, дети набирают их в начале пути и два километра "висят" на трубке, сообщая о том, что видят. Правда, в случае опасности родители могут немногое – они далеко, на работе. Не все в состоянии ее бросить ради ребенка, которого надо ведь и кормить. Воспитатель Юлия Деружинская оставила любимое дело после 13-ти лет работы, чтобы провожать и встречать двоих детей: пятиклассника и первоклассницу. Мужу пришлось сменить сферу деятельности – ездит теперь на Север, чтобы прокормить семейство, работает вахтами. Больше всего Юлии обидно, что ее дети не попадут на школьную елку: для этого надо сначала добраться до дома, пообедать, потом снова отправляться в путь по морозу.

– Конечно, хочется, чтобы дети и в музыкальной школе учились, и спортом занимались. Только все это для нас нереально, – говорит она. – Сельских детей школьные автобусы возят. А мы горожане, в том и беда. В 21-м веке, а за знаниями наши дети идут, как в Ломоносов за обозом…

Театр и кино для большинства жителей Сперановского тоже недоступны. Впрочем, не до зрелищ – быть бы живу. Кроме школьников в поселке есть малыши. В садик родители возят двоих, еще пятеро сидят по домам с бабушками: ну никак не совместить их доставку с работой. Посещение детской поликлиники № 8 превращается в отдельный аттракцион:

– Я в прошлом году родила, педиатр два раза была за это время, – сетует молодая мама Александра Шумакова. – Не добраться ей до нас. Говорит, если понос или температура, тогда вызывайте, а так – сами езжайте до больницы. На анализы повезла малыша недавно, встала ни свет ни заря, по ночи до остановки добрела с ребенком на руках – с коляской-то в маршрутку и не влезешь. И сорок минут автобус у переезда прождала! Уже и назад далеко, и вперед, к трассе еще километра три. Но дошли – два с половиной часа дорога заняла. А ведь еще морозов не было настоящих, не дай бог.

Из всех благ цивилизации в поселке – частный магазинчик с самым необходимым: хлеб да молоко. Из развлечений – две качели и песочница. Жители попросили было у горадминистрации помощи в обустройстве детской площадки: земля муниципальная. Им отказали: пустырь стоит на продаже под индивидуальное жилищное строительство, а от каруселей какая прибыль? Так что соорудили сами на свой страх и риск.

– В прошлом году прихожу в департамент транспорта, а мне отвечают: какой автобус, за переездом же тупик: не живет никто! – рассказывает квартальная Татьяна Бабарыкина. – Как они карту делали, не посмотрев, что там поселок?

Сперановцы второй год обивают пороги инстанций с просьбой наладить движение. Удалось только, наконец, поставить в известность мэрию о существовании в Омске Сперановского. Но директор департамента транспорта Александр Вялков в начале декабря сообщил, что дорожные условия на участке дороги от СНТ "Молния-5" до улицы 1-ая Кожевенная не соответствуют требованиям безопасности для организации регулярных пассажирских перевозов в осенне-зимний период:

"На участке дороги от Сыропятского тракта до улицы 1-ая Кожевенная расположены нерегулируемые железнодорожные переезды. Для организации маршрута №399 до улицы 1-ая Кожевенная департаментом транспорта были направлены запросы собственникам переездов о согласовании движения через них пассажирского транспорта. Собственники – ООО "Промышленно-коммерческий центр Промжелдортранс" и Омская дистанция пути Западно-Сибирской дирекции филиала ОАО "Российские железные дороги" отказали в согласовании открытии автобусного движения. Организация работы маршрута 1-ая Кожевенная не представляется возможной", – говорится в ответе главы департамента горожанам.

Обращения к депутатам Законодательного собрания и городского Совета Игорю Зуге и Алексею Саяпину тоже ничего не дали.

– Да перед выборами-то золотые горы сулили, – рассказывает Бабарыкина. – Игорь Михайлович Зуга, депутат Заксобрания, у нас еще и раньше был, когда нам дорогу ломали, чтобы построить "Спортландию". Клялся, божился: сделают вам дорогу. И сейчас звонит иной раз, удивляется: не сделали еще дорогу-то? Вот и вся помощь.

Сперановцы трезво рассудили, что безопасность детей должна волновать уполномоченного по правам ребенка в Омской области Елизавету Степкину. Они ведь даже не говорят о студентах, которых в Сперановском тоже немало, причем четверо – несовершеннолетние. Не просят за стариков: когда прижимает, та же квартальная увозит их в поликлинику на своей машине. Молчат про пенсионеров помоложе, работающих в городе и каждый вечер в любую погоду возвращающихся домой на своих двоих. Они тревожатся за детей.  Детский омбудсмен Омской области Елизавета Степкина принесла им извинения за плохую работу транспорта от имени перевозчиков. Но исправить ее не обещала. Слово в слово повторила отказ департамента транспорта по причине нерегулируемых железнодорожных переездов, нисколько не смутилась от того, что их два раза в день переходят дети. Также добавила:

– Работы по ремонту и обустройству пешеходных дорожек в городе Омске завершены в объемах ассигнований, выделенных из бюджета, в связи с чем выполнить обустройство пешеходных дорожек по обеим сторонам в текущем году не представляется возможным. Возможность будет рассмотрена при формировании перечня тротуаров в последующие годы при наличии достаточного объема бюджетных ассигнований.

Судя по тому, что сперановцы обращались с просьбой о тротуарах и в прошлом году, но "бюджетных ассигнований" для них не нашлось, ждать им еще долго. По поводу освещения омбудсмен посоветовала обращаться в суд. При этом сама же и объяснила:

– В 2012-2019 годах районными судами Омска вынесено 46 судебных решений об обязанности построить 77 объектов наружного освещения. По состоянию на 6 декабря 2019 года построено 5…

У кого еще просить помощи, сперановцы не знают. И с ужасом ждут несчастья: девять лет назад в почти таком же "городском поселке" Степном стая бродячих собак по дороге в школу насмерть загрызла четвероклассницу. К сожалению, местные жители все больше склоняются к мысли, что для чиновников Сперановский – это не люди. Это всего лишь земля на продажу.

Омск

Фото автора