- На сегодняшний день ситуация такова, что первое знакомство с электронными устройствами дети получают в возрасте трех лет, в 4-6 лет у них есть уже есть свой собственный гаджет, который родители покупают им специально, чтобы постоянно быть с ними на связи, - рассказал Андрей Сиденко. – Фактически, родители сами приучают детей к компьютерам, «подсаживают» их на мобильные устройства. При этом каждый второй взрослый признается, что планшет или смартфон он дарит ребенку только для того, чтобы тот тихо себя вел. До поры до времени эта ситуация всех устраивает. А потом возникает зависимость. Через два года такого приобщения дети говорят, что не могут обходиться без смартфона или компьютера, испытывают дискомфорт, беспокойство. А к 15-18 годам почти все свободное время они проводят в Интернете. И, как ни странно, именно этот факт стараются скрыть от своих родителей, порой ночи напролет играя в онлайн-игры, общаясь в социальных сетях или смотря сериалы. Правда, как показывают наши опросы, играть в целом дети стали меньше, а учиться – больше. И чаще пользоваться сервисами электронной коммерции – приобретать через Интернет покупки, оплачивать услуги и так далее.

Казалось бы, все не так плохо, надо радоваться, что подрастающее поколение у нас растет столь продвинутым, что они в отличие от своих предков владеют навыками проведения электронных платежей. Но ситуация усугубляется тем, что 35% взрослых вообще никак не контролируют поведение своих детей в Сети, и даже не знают, как это делать. Примерно столько же пытаются контролировать, но довольно неэффективно, и хотели бы делать это лучше. А 40% настроены весьма решительно – им надо знать не только то, что ребята делают в Интернете, но и где они в данный момент находятся. И, что самое печальное, сами дети ведут себя довольно беспечно – оставляют о себе очень много конфиденциальной информации на самых разных сайтах, включая личные фотографии, адреса, номера телефонов, а также рассказывая много чего о себе и своей семье, планах на ближайшее будущее и так далее. В результате мы получаем целый букет весьма серьезных проблем – от банального взлома электронных кошельков до жесткого кибербуллинга.

- 11% опрошенных нами детей в возрасте 11-14 лет признались, что к ним пытались втереться в доверие какие-то взрослые пользователи, - отметил Сиденко. – Не менее печальная статистика и с буллингом. Но, к сожалению, далеко не всегда они сообщают об этом своим родителям, предпочитая поделиться скорее с друзьями, а то и вообще никому не сказать. Как результат – снижение успеваемости, замкнутость, депрессии, вплоть до попыток суицида. Чтобы избежать этого, сотрудники Лаборатории Касперского ведут большую просветительскую работу, у нас есть горячая линия и телефоны доверия, по которым каждый ребенок может сообщить об угрозах. Мы разработали для образовательных организаций специальный курс кибербезопасности, который сейчас апробируем на площадке московской школы №1409, а также проводим занятия для родителей. Словом, детям и взрослым нужно знать, как обезопасить себя от угроз в Интернет-пространстве.

Цифровая экономика – это не только технологии, но, прежде всего, люди, способные ими грамотно распоряжаться. И здесь также на первое место выходит эффективность образовательного процесса, в том числе, в высшей школе. Этому был посвящен доклад аналитика Московского технического университета связи и информации Александра Шереметьева, который рассказал о глубоком машинном обучении.

- Раньше человек просто закладывал в аппарат программу, и машина выполняла только то, что от нее ждали, - напомнил он. – Но новое поколение компьютеров обладает способностью к самообучению, и важно знать, как использовать этот потенциал. Например, каждый из нас сегодня оставляет в Сети, на самых разных сайтах и ресурсах, огромное количество сведений о себе, причем в самых разных формах – в виде поисковых запросов, электронных писем, ответов на тесты и так далее. Компьютер все это анализирует и составляет индивидуальный портрет пользователя, с учетом особенностей его IQ, орфографии, предпочтений, склонностей и многого другого. Если спроецировать все это на процесс онлайн-обучения, окажется, что таким образом можно создать уникальный профиль каждого учащегося, причем в нем будут отражены его успехи по всем изучаемым предметам. На основании выполненных заданий и переписки с преподавателями машина сформирует срез успеваемости студента, где будет отмечено, в каких науках он преуспел, а где ему следует подтянуться и, главное, какие конкретно темы подучить. Таким образом, можно разработать индивидуальную образовательную траекторию для каждого студента и давать людям то, в чем они больше всего нуждаются, а не пичкать людей материалами только потому, что такова программа. Более того, благодаря анализу огромных массивов данных, ученые пришли к выводу, что одни сведения, которые студенты сегодня предоставляют преподавателям, оказывают существенное влияние на успеваемость (например, результаты тестов по предметам и итоги среза знаний), а другие совершенно не влияют на нее (в частности, адрес, семейное положение, год рождения и пр.). Следовательно, имеет смысл работать только в том направлении, в котором отмечается нужный эффект, не отвлекаясь на другие. Подобная идея уже реализована в вузах Китая, и там для каждого из многих тысяч студентов существуют свои «карты знаний» по всем предметам.

По словам Шереметьева, опыт китайских коллег сегодня изучается у нас самым серьезным образом, более того, в ряде вузов (например, в Высшей школе экономики) его уже успешно внедряют. Благодаря этому удалось заметно снизить процент отсева студентов с первого по выпускной курс. Образование стало более качественным, обучение – более доступным и интересным, потому что люди теперь имеют полноценную подготовку по всем предметам вузовской программы.

Иными словами, цифровые технологии помогают подготовить квалифицированные кадры для цифровой экономики. А это важно и для России, и для всего мира.


Фото автора