​Секция "W. Экономика, социология, политика образования"

Сессия "W-09. Влияние образования на развитие экономики: мифы и реальность"

Директор Института развития образования ВШЭ Кирилл ЗИНЬКОВСКИЙ — о влиянии образования на развитие экономики: 

— В субъектах с проблемным социально-экономическим контекстом бизнес-образование, скорее, тормозит развитие предпринимательства, так как способствует оттоку мотивированных на предпринимательство лиц в более перспективные регионы, либо приводит их к выводу о нецелесообразности открытия собственного бизнеса в сложившихся условиях. В то же время мы не делаем вывод о том, что в таких регионах вообще не стоит развивать образовательные программы по предпринимательству. Просто нужно учитывать, что формализованные массовые программы могут дать неожиданно отрицательный эффект.

Старший научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ Павел СОРОКИН — о трансформациях человеческого капитала для развития экономики: 

— Мир, к которому мы движемся, это мир фриланса. К 2027 году большая половина рабочей силы будет фрилансерами. Что система образования может сделать, чтобы подготовить нас к этому? Для начала нужно приветствовать и поощрять новый тип образовательного поведения, когда учащиеся не просто следуют формальным процедурам, предлагаемым образовательным процессом, а вносят в них свой конструктивный вклад, выражая свое мнение о том, что хорошо или плохо в образовательном процессе, сами предлагают новые формы взаимодействия, сами ставят образовательные цели, ищут ресурсы их достижения. Это и будет тот самый проактивный, целенаправленный вклад учащихся в совершенствование образовательного процесса, инициированный ими самими, с иным уровнем мотивации на более высокие образовательные достижения.

Сессия "W-10. Экономические модели в образовании:
смена трендов или их имитация?"

Научный сотрудник Института институциональных исследований НИУ ВШЭ Илья ПРАХОВ — о том, почему важно изучать ожидания:

- В России интересная ситуация: сигналом о качестве работника является не столько диплом вуза, сколько опыт работы. Это связано с тем, что образование диверсифицировано, и далеко не каждый вуз в отличие от топовых подает отчетливый сигнал: здесь качественные выпускники. Поэтому многие студенты уже в процессе обучения ищут работу, чтобы после выпуска иметь возможность претендовать на более высокий уровень оплаты труда. При этом отчетливо заметно влияние изучаемых дисциплин на стартовые зарплатные ожидания студентов: у тех, кто осваивает медицинские, аграрные и педагогические специальности, они ниже, чем у студентов других специальностей.

Руководитель Центра мониторинга и статистики образования ФИРО РАНХиГС Марк АГРАНОВИЧ — о том, что мы вкладываем в понятие "качество образования": 

- Мы сами придумываем стандарты, образовательные программы, учим по ним, сами разрабатываем КИМы, проверяем и на этой основе делаем выводы о том, что год от года становимся лучше. Тем не менее, твердой уверенности в том, что, если у человека будет сто баллов по трем предметам на ЕГЭ, у него в дальнейшем все успешно сложится, нет. Качество образования не исчерпывается учебными достижениями.


Секция V «Благополучие и социально-экономическое развитие»

Пленарное заседание

Профессор психологии Университета Флориды Дороти ЭСПЕЛЕЙЖ о том, что психологическое состояние детей – наша общая ответственность: 

– От учителей мы периодически слышим: "Травля? Это не моя ответственность. Мне и так слишком многим приходится заниматься в школе", а дети в свою очередь говорят: "Меня не увлекает то, что происходит в школе". Для чего нам в этой ситуации технологии? Для того, чтобы освободить учителя, дать ему возможность заниматься, действительно, важными вещами, чтобы выявлять случаи буллинга в виртуальном пространстве и профилактировать его, в конце концов. Конечно, технологии не панацея, потому что технологии никогда не заменят человека. Поэтому мы еще серьезнее должны отнестись к тому, что на самом деле буллинг чаще встречается там, в тех школах, где дети не могут доверять сверстникам и взрослым, что буллинг и кибербуллинг идут рука об руку… Кто-то говорит, что буллинг – это часть взросления, но что они скажут на то, что дети, подвергшиеся травле, могут стать "хроническими жертвами", дойти до мыслей о суициде? Разговор не о том, что и чья ответственность, а о том, что мы должны ему противостоять.

Руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей ЕНИКОЛОПОВ – о "двоемирии" современного человека и восприятии юмора: 

— Мы все время делаем в разговорах акцент на развитие технологий, цифрового общества, а нам в первую очередь нужно понять, что дело не в технологиях, а в том, как меняется под их влиянием человек. Он сегодня все чаще существует в двух мирах – реальном и виртуальном – и постоянно переходит между ними. Понимает ли он сам это? Видит ли человек разницу и границы между этими мирами? В последнее время я интересуюсь юмором… Знаете, что я обнаружил: анекдот, оказывается, уже слишком длинный текст для современных подростков, а в комиксах Бидструпа они зачастую не могут проследить ситуацию от начала до логического конца и понять, над чем нужно смеяться. Зато они хорошо понимают мемы, где все то же самое дается в сжатом изложении.
 

В пленарном заседании секции также приняли участие представители Министерства просвещения РФ, Комитета по образованию и науке Государственной Думы РФ, ОНФ и ряда других организаций, для которых траектории развития современного образования и воспитания под влиянием цифровых технологий составляют предмет особой заботы.

В частности, на заседании выступила министр просвещения РФ Ольга ВАСИЛЬЕВА. Она вновь заверила всех, что "никто не собирается заменять школу онлайн-курсами, а учителей и учебники — роботами и планшетами".

— "Цифра", — подчеркнула глава ведомства, — это среда, это инструмент, она необходима для создания равных возможностей получения детьми качественного образования, потому что большая часть учащихся сегодня ходят в школы в сельской и отдаленной местности, а в 5 тысячах школ нет химических лабораторий… Перед нами стоит задача создания к 2024 году безопасной цифровой образовательной среды.

Исак ФРУМИН, научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ и модератор пленарного заседания постарался подробно ввести собравшихся в непростую тему: 

— Благополучие – интегральная характеристика, которая включает психическое и физическое здоровье, безопасность, удовлетворенностью жизнью, социальную включенность, качество окружающей среды, материальный достаток, доступность образования и саморазвития. Это не очень привычный предмет для российских исследований, но мы хотим действовать в соответствии с глобальными трендами, потому как интерес к этой теме растет: в феврале этого года вышел доклад ОЭСР о жизни в цифровую эпоху, где затрагивалась тема благополучия.

Руководитель Фонда "Талант и успех", сопредседатель Центрального штаба ОНФ Елена ШМЕЛЕВА предложила свое видение понятия "благополучие": 

— В нашем понимании, понимании "Сириуса", благополучие – это, когда ребенку вовремя помогли определиться и начать реализовывать мечты. И надо учитывать, что, если этого интереса, мечты, нет в реальной жизни, то ее не воспитаешь и в виртуальном пространстве, потому что оно лишь инструмент, а не определяющая среда. 

Кроме того, Елена Шмелева озвучила идею о том, что сами школьники могли бы поучаствовать в исследованиях цифровой среды. Собравшиеся оценили идею, не зря ведь современную молодежь называют «цифровыми аборигенами» и уже не удивляются, когда ребенок в самом раннем возрасте справляется с гаджетами успешнее своего родителя.

Заместитель председателя Комитета по образованию и науке Госдумы РФ, координатор проекта ОНФ "Равные возможности – детям" Любовь ДУХАНИНА идею поддержала, и, процитировав высказывание Ольги Васильевой, связанное с опасениями педагогов о том, что их заменят машины, продолжила: действительно, почему все время об опасениях и рисках, связанных с цифровизацией образования, спрашивают взрослых? Общероссийский Народный фронт спросил самих детей, и почти половина сказали, что готовы активно использовать технологии на занятиях. Впрочем, урока без учителя они тоже не мыслят: нужен баланс, 50% времени – технологиям, 50% – учителю. 

Исак Фрумин в свою очередь обратил внимание присутствующих на несколько цифр, над которыми стоит поразмышлять: в среднем в 2018 году перед экранами [компьютеров, гаждетов] подростки всего мира в возрасте от 14 до 17 лет проводили по 5 часов в день. На сегодняшний день онлайн-друзей заводят 57% американских тинэйджеров, получая и отправляя для поддержания этих взаимоотношений 469 сообщений в неделю! При этом, по данным британских исследователей, с 2010 года на треть сократилось время, которое подростки проводят у экранов телевизоров. В России для молодых людей альтернативным (и основным) источником информации о том, что делается в стране и в мире, является социальная сеть "Вконтакте": по крайней мере, об этом в 2017 году свидетельствовали 70% опрошенных. О чем же это говорит? Всего лишь о том, что дети, подростки и молодежь сменили одну аддикцию на другую, или это на самом деле про некий культурный сдвиг?

— Тема нашего пленарного заседания — "Благополучие детей в цифровую эпоху", - напомнил Исак Фрумин. – Но что мы знаем о связи цифровых технологий с жизнью? С жизнью детей? К сожалению, с точки зрения обывателей и к радости для исследователей мы не можем даже сказать, кто прав: цифровые энтузиасты или цифровые скептики. Правда ли, что "ужас-ужас, дети часами сидят в социальных сетях"? В 2000-е годы мы говорили: "ужас-ужас, дети часами сидят у телевизора". Понятно, что мы здесь боимся еще одной аддикции, но вместе с тем исследования показывают, что с 2007 года число подростков в Великобритании, употребляющих алкоголь и наркотики, снизилось на 50%.

Мы, конечно же, часто преувеличиваем риски. Пока — конечно, с точки зрения тех, кто попадал в такие ситуации, это много — но пока лишь 29% детей и подростков сталкивались в своей жизни с кибербуллингом. Для сравнения цифры по обычному буллингу – 55%, а по физической агрессии – 37%".

Институт образования НИУ ВШЭ подготовил в этом году обзорный доклад "Благополучие детей в цифровую эпоху". Оказалось, что на самом деле однозначных выводов о строго негативном или строго позитивном влиянии цифровых технологий на благополучие ребенка сделать нельзя. Оно нелинейно: снижать благополучие детей может как чрезмерное использование цифровых технологий, так и дефицит возможностей их использования. Нелинейно это влияние еще и потому, что на детях с разными социально-экономическими, психофизическими возможностями, навыками использование или неиспользование цифровых технологий может сказываться по-разному. Можно даже, по словам Исака Фрумина, выделить отдельные группы риска и группы тех, на кого цифровые технологии влияют особенно позитивно. 

"Но насколько много мы еще не исследовали в этой теме! Можно сказать, что мы, исследователи, чувствуем себя, как перед высадкой на Луну. Мы в начале пути", — подытожил эксперт.

Фото из архива "УГ"