​Каким должен быть надзор в образовании? Что на самом деле нужно контролировать и как оценивать? И возможно ли это в принципе? На эти вопросы попытались ответить эксперты ‒ участники дискуссии, специально организованной аппаратом Правительства РФ на площадке ММСО-2019 10 апреля. 

Глава Рособрнадзора Сергей Кравцов назвал событие историческим, потому что это фактически первое обсуждение, открывающее большую работу, которая затронет всю систему образования. 


С чего все началось?

«Правительство предлагает серьезно пересмотреть правовую базу контрольно-надзорной деятельности. Это, безусловно, правильно, это нужно всячески поддержать. Но считаю, что этого даже мало. Надо пойти на более радикальные шаги. Давайте, действительно, подведем черту и с 1 января 2021 года прекратим действие всех существующих в настоящее время нормативных актов в сфере контроля, надзора и ведомственные региональные приказы, письма и инструкции. За оставшиеся два года (два года есть впереди) при участии делового сообщества нужно обновить нормативную базу, сохранить только те документы, которые отвечают современным требованиям, остальные – сдать в архив», -

Владимир Путин,
президент Российской Федерации
на Церемонии оглашения Послания Федеральному Собранию,
Гостиный двор, Москва, 20 февраля 2019 года


Директор Департамента контрольно-надзорной и разрешительной деятельности Минэкономразвития России Надежда Машкова заявила о том, что к работе над новыми нормами необходимо вовлекать и самих представителей регулируемых субъектов, то есть участников образовательного процесса: «Мы не можем все делать втихаря, эта работа должна быть открыта, должна быть понятна каждому из всех, кому с этим регулированием придется жить». 

По ее словам, сейчас появилась возможность пересмотреть многие концептуальные вещи, а не просто в очередной раз «заниматься латанием дыр». При этом окно изменений открылось ненадолго: до середины года должна быть представлена будущая схема регулирования.
 
Надежда Машкова призвала обратить внимание на статистику, о которой отчитываются образовательные организации. 

‒ Во многих сферах мы историческими слоями вводим новые и новые формы отчетности, не понимая иногда, зачем. Мы не должны замкнуться только на требованиях, которые проверяет инспектор, выходя на проверку <…> На выходе у нас появится перечень поручений правительства, по которому мы все будем работать, будут определены органы и виды контроля, ‒ сообщила она.

Сергей Кравцов, в свою очередь, подчеркнул, что в образовании, в отличие от предпринимательской сферы, помимо надзора, важна еще оценка и помощь в случае, если выявляются те или иные проблемы в преподавании, в знаниях. И это оценка должна носить развивающий характер.

В правительстве за работу "регуляторной гильотины" отвечает Екатерина Салугина-Сороковая. С 28 февраля она возглавляет Департамент регуляторной политики Правительства РФ. 

‒ Понятно, как действовать с ресторанным бизнесом, транспортом и другими сферами, потому что есть бизнес-сообщество и понятны риски. С образованием все гораздо сложнее, ‒ убеждена она. 

Возможно ли, например, оценить, как привил педагог ученику любовь к своему предмету? «Перед нами стоит сверхсложная задача, нам очень важно мнение экспертов. Без взаимодействия с экспертным сообществом мы этого просто не реализуем», ‒ констатирует глава департамента.


Цитата

«Это только первое обсуждение. Но мы и дальше будем обсуждать, и обязательно с учителями, особенно с теми, которые как раз прививают любовь к литературе, физике, химии… Как они это делают? Как им помочь, чтобы не загубить те стремления, которые есть у наших школьников?
Конечно, это требует серьезного и очень аккуратного обсуждения», - 

Сергей Кравцов,
руководитель Рособрнадзора


Первый зампредседателя Комитета по образованию и науке Госдумы Олег Смолин напомнил, что еще Макс Вебер доказывал: попытка чрезмерного регулирования приводит к иррационализации и нарастанию хаоса в процессах. 

По данным Госдумы, «каждое учебное заведение в России в год заполняет по 300 отчетов». А согласно результатам международных исследований, которые привел депутат, российский учитель оказался рекордсменом по количеству времени, затрачиваемого на бюрократические процедуры. «У нас 80% процедур не связаны с органами управления образованием или органами контроля в сфере образования. На 80% это работа других контролирующих органов», ‒ уточнил он.  

‒ Как сказал знакомый ректор одного московского вуза: «Меня кроме Рособрнадзора контролируют 18 различных ведомств», ‒ добавил Олег Смолин, заключив, что проблема контроля и бюрократизации в образовании ‒ одна из системных. 

Парламентарий убежден, что главными в этой сфере являются не формальные, а межличностные отношения, поэтому попытка чрезмерного регулирования приводит к появлению мертвого образования. 

В числе предложений зампреда комитета – переход от оценки оформления документов к оценке качества реального образования.

Екатерина Салугина-Сороковая, комментируя выступление депутата, сообщила, что дублирование контроля ‒ в фокусе реформы. Его необходимо ликвидировать.

Бесполезность многих отчетов признают и в Рособрнадзоре. 

‒ Дали отчеты ‒ а что с этими данными? Время потратили, а что дальше? Что улучшается по итогам? У нас есть понимание решения этой задачи. Мы надеемся, что реально улучшим ситуацию и освободим учителей от той ненужной бюрократической работы, которую они сейчас вынуждены выполнять, ‒ заявил Сергей Кравцов

Депутат Госдумы Алена Аршинова считает, что акцент нужно делать не на полномочиях контролирующих органов, а на правах участников образовательного процесса. Она видит проблему в отсутствии межведомственного взаимодействия, в том числе между Минпросвещения, Минобрнауки и Рособрнадзором. Парламентарий обратила внимание и на меры, к которым прибегают надзорные органы:

‒ Свое же государство штрафует свои же образовательные организации абсолютно всех уровней. Это перекачивание одного и того же скудного ресурса между бюджетом и организацией ‒ и в итоге эти деньги не работают ни на кого. <...> Сами же учителя, директора берут на себя штрафы, чтоб сумма была меньше ‒ только бы не на образовательную организацию, внебюджетная часть которой нулевая.

Член Общественной палаты Владислав Гриб отметил, что в Конституциях Никарагуа и Алжира юридически закреплен термин «контрольная власть»: «А у нас он закреплен по факту». Он призвал не просто снести все старые нормы и начать с нуля.

‒ Я бы хотел получить отчет от Минэкономразвития, как надзорные органы поработали 5-10 лет ‒ по каждому органу. Дайте им оценку? Хотелось бы посмотреть выводы, самоанализ и анализ извне. 

‒ Количество видов контроля растет с каждым годом ‒ работаем хорошо, ‒ грустной шуткой ответила на это Екатерина Салугина-Сороковая.

Также Владислав Гриб считает, что в проведении контроля в образовании необходимо участие общественно-профессиональных объединений и взаимодействие власти с институтами гражданского общества. 
 
В ходе дискуссии взяла слово и директор одной из петербургских школ. Она подтвердила: количество отчетов зашкаливает, «дети в школе явно мешают». Причем, бюрократизация начинается уже с закона «Об образовании в РФ». Екатерина Салугина-Сороковая заявила: «Федеральное законодательство также будет пересматриваться»

Еще немало критики в адрес существующего госконтроля прозвучало на площадке ММСО. Главное, пожалуй, то, что эта деятельность демотивирует детей и педагогов, которые начинают работать не на результат, а на соответствие тем результатам, которые от них требуют.

Найдет ли отражение эта критика в новых нормах? Как заметил один из экспертов, на его памяти подобные разговоры ведутся с 80-х годов. А как показывает рубрика «Хроники «Учительской газеты», уже в 60-х директора били тревогу по этому поводу. В любом случае, ясность появится скоро: согласно поручению президента, первый доклад по этой теме должен быть представлен до 30 июня. 


Фото Вадима Мелешко из архива "УГ"