Определение "открытый" было дано форуму не зря, поскольку организаторам, и это показала дальнейшая работа, был важен откровенный разговор с участием широкого экспертного сообщества. Естественно, он касался детей и молодежи. Как объяснил прокурор Санкт-Петербурга Сергей Литвиненко, если почитать в Интернете мнения детей о взрослых, то критических замечаний встретится больше, чем похвалы. Взрослые должны услышать это и попробовать понять, почему так трудно договариваться с современным поколением, где есть точки соприкосновения и как их использовать?

С тем, что сегодняшние дети заметно отличаются от тех, кто был подростком 10-20 лет назад, согласилась председатель Комитета по образованию Санкт-Петербурга Жанна Воробьева. Но это и неудивительно: они живут в условиях нового информационного пространства. При этом большую часть дневного времени ребята проводят в образовательных организациях, и это тоже заставляет менять взгляд на систему образования в целом. Как заметила Жанна Воробьева, нынешнее молодое поколение – думающее, оно часто задает непростые вопросы, поэтому необходимо создавать площадки, где ребята могли бы обсуждать острые проблемы и важные вопросы. Кроме того, уже более чем в половине петербургских школ работают службы медиации, когда дети сами участвуют в разрешении конфликтных ситуаций.

Перефразируя классика экономики, можно сказать, что теперь не бытие, а цифра определяет сознание. В сети молодежь живет, коммуницирует. Сеть формирует идеалы и дает образцы. К сожалению, и это признают даже представители медиа-сообщества, зачастую именно в сети рождаются и воплощаются в жизнь черные смыслы и идеи, появляются кумиры, за которыми ни один здравомыслящий и культурный человек не пошел бы, однако молодежь идет. Но запрещать Интернет-масс-культуру бессмысленно и даже не безвредно, поскольку любая запретительная мера порождает "хайп". Если в тех же "произведениях" сетевых идолов есть призывы к насилию, к суициду, то нужно элементарно требовать исполнения закона, а не помогать лжекумирам играть на юношеском максимализме, а затем его монетизировать. Молодежи нужно своевременно давать информацию о том, что плохие тексты и плохие призывы пишут не плохие люди, а люди, делающие на этом деньги.

Кстати сказать, на форуме возможность высказаться была предоставлена и самой молодежи. Например, председатель Студенческого совета Санкт-Петербурга Александр Низов подтвердил тезис о том, что подростки не мыслят себя без Интернета, и все попытки взрослых войти на эту территорию воспринимают с большой долей иронии. Что делать с этим, пока никто не знает, однако как выход можно предложить привлечение студенческого сообщества для работы с молодежью. Студенты еще говорят с детьми на одном языке, еще могут увлечь ярким, позитивным контентом. Менторский тон и страсть взрослых к назиданию в работе с современными школьниками обречены на провал. 

В то же время, и представители педагогической науки, и представители правоохранительных органов практически совпали во мнении о том, что преступления, совершенные несовершеннолетними, их суицидальное поведение во многом следствие равнодушия близких людей, педагогов, соседей, прохожих. На беду ребенка обращают внимание только тогда, когда она уже случилась. Сегодня, убеждены ученые-педагоги, нужен особый акцент на семью, на воспитание родителей. Очень часто их непомерные требования, душевная глухота, жестокость приводят к одиночеству ребенка. А асоциальное поведение и экстремальные "забавы" часто лишь производные этого одиночества.

Фото Марии Голубевой из архива "УГ"