Татьяна Владимировна традиционно начала с главного: человечество переживает цивилизационный слом, и этот процесс необратим. Люди оказались в типе цивилизации, которого еще не было, и больше всего в нем пугает скорость изменений. Если ранее на цивилизационную эволюцию требовались сотни лет, то теперь все происходит буквально за считанные дни. Это имеет глобальное значение, и нужно понимать, что так будет жить весь мир. Тот, кто не примет цифровую реальность, останется на задворках развития. В связи с этим парадигма, когда учитель говорит банальные вещи, а ученик слушает, уже не работает. Как бы жестко ни звучало, но учитель, занимающийся формальной, технической передачей данных, больше не нужен. Дети быстрее учителя найдут в сети очевидную информацию. Модель обучения для «цифровых детей» должна быть иной, нежели та, что существует сейчас.

Как отметила Татьяна Черниговская, ключевые позиции в обучении, на которые должна обратить внимание школа, это: формирование у детей способности к постоянным переменам, формирование навыков проверки полученной информации, навыков непрерывного обучения, формирование способности противостоять стрессу, а также формирование умения сохранить в человеке человечность. Задача не просто трудная, а архисложная, поскольку новых учеников часто обучают учителя, для кого пресловутый цивилизационный слом пока остается только фантастическим предположением. Кроме того, задавленные отчетами, ограниченные рамками программы, а также увеличивающимся числом учеников в классе, учителя в большинстве своем, являются людьми несвободными и оттого подчас закоснелыми.

Современному учителю помимо предметных знаний нужны интуиция и вдохновение. Потому что только они помогают иронично отнестись к понятию «норма». Тихо сидит и спокойно слушает – это, значит, «нормальный» ученик. Но все дети разные, и практически у каждого есть свой уникальный дар. Разглядеть это и не загубить – такова главная задача нынешнего педагога.

В таком ракурсе мыслят и финские коллеги. Чтобы помочь ребенку осознать и проявить свои особенности, а учителю увидеть их и поддержать, в Финляндии задумались об изменении среды обучения, в том числе, архитектурной. Как пояснила генеральный консул Финляндии в Санкт-Петербурге Анне Ламмила, тот класс, когда учитель стоит перед стройными рядами парт, изжил себя. Сегодня в Финляндии существует практика переформатирования традиционной классной комнаты. Часто в школах даже убирают перегородки между помещениями, чтобы можно было трансформировать учебное пространство.

Лучшим примером того, какой должна быть современная школа, является школа Каласатама, расположенная в Хельсинки. Над ее проектом работали, как архитекторы и дизайнеры, так и педагоги. Все помещения в школе «подвижны», есть общие пространства, где дети собираются вместе, есть места для групповой работы, есть индивидуальные уголки, где ребенок может отдохнуть и даже поспать. Все помещения в школе соединены «мостиками». В школе много света и много уголков с мягкой мебелью. Вообще, в современных финских школах достаточно свободных открытых пространств, где дети отдыхают после занятий, общаются, обедают и т.д. И практически нет коридоров.

Любопытное решение предлагается и для классной работы. Например, финские специалисты придумали разделить классное пространство на две части, а разделительной стеной служат… окна. У учеников нет постоянного места в классе. Так же и у учителя: он может передвигаться по частям класса во вращающемся кресле.

Финны работают и со школами, построенными ранее. Большинство таких зданий уже перестроены, а часть из них ждет реставрация и перепланировка. Поскольку в таких постройках много длинных коридоров с дверьми в классные комнаты, то финские специалисты предлагают как один из методов расширения пространства замену стен на стеклянные перегородки, которые можно двигать и тем самым модифицировать пространство. Дизайнеры в свою очередь умело обыгрывают серые коридоры, которые с их помощью превращаются в удивительные пространства с познавательными и интересными иллюстрациями и нишами для индивидуального отдыха.

Нам важно, в какой среде обучаются дети, пояснила Анне Ламмила. От этого зависит, с каким настроением они идут в школу. Такие архитектурные решения помогают и педагогу. Он уже не является транслятором, а становится участником учебного действия вместе с детьми, и может формировать различные группы, давать индивидуальные задания. И, к слову, в современных финских школах вообще много думают над тем, как «перемешивать» между собой детей. Здесь стараются создать атмосферу, которая бы способствовала общению, взаимопомощи и обмену опытом. Этому, в частности, помогает то, что в учебном пространстве нет физических преград в виде стен и длинных коридоров.

Конечно, эксперименты с изменением архитектурной среды финских школ не могли не получить положительную оценку российских педагогов. Однако, как сказала одна из учителей, присутствовавших на конференции, в российских реалиях это, наверное, невыполнимо. Проектирование и строительство наших образовательных организаций осуществляется по принципу: какая фирма предложит менее затратный проект, та и будет его реализовывать. Архитектурные и дизайнерские последствия от подобной «экономии» далеки от интересных и полезных решений.

Кроме того, по словам еще одной участницы конференции, одна из самых острых российских проблем в образовании – это кадровая проблема. Даже если дети придут учиться в красивейшее и комфортное помещение, но что они там будут делать без увлеченного и понимающего учителя? Кстати сказать, по данным Ассоциации детских психологов и психиатров, примерно половина детей из начальных классов не хотят ходить в школу, потому что… не любят своего первого учителя.

И еще: в отличие от финских коллег российские педагоги характеризуют учебу, прежде всего, как труд. Финны, в свою очередь, считают, что учиться должно быть интересно. Как говорится, почувствуйте разницу…

Фото сайта http://ardezart.com