​То, о чем мы – специалисты и исследователи в области медиаобразования – говорим много лет, начинает обретать формы официальных документов. Они выражаются в том, что, например, в МПГУ – одном из ведущих педагогических вузов страны – принято решение о введении дисциплины «Медийно-информационная грамотность» в учебные планы всех направлений подготовки – правоведов, психологов, филологов и др.

Кроме того, в университете приступили к разработке интегрированной модели медиаобразования для педвузов, основы которой еще в конце прошлого века заложила талантливый ученый, доктор психологических наук, руководитель некогда довольно эффективно работавшей лаборатории технических средств обучения и медиаобразования Института общего среднего образования РАО Людмила Зазнобина.

Уже тогда, в 1999 году, она подчеркивала, что «печатные СМИ Советского Союза были чудовищно скучны, и учащиеся читали их с еще меньшей охотой, чем школьные учебники и «классическую литературу» из школьного курса. То, что мелькало интересного в абсолютно подцензурных телепрограммах, было насквозь литературоцентрично и тоже скорее работало на привычный имидж». При этом на Западе уже давно говорили, что образование сегодня – это «умение вести активную оборону от потока средств массовой информации. “Активную” – потому что от потока нужно не отгораживаться, а смело черпать из него, фильтровать и брать по возможности все, что в нем найдется пусть и не “вечного”, но хотя бы “разумного, доброго”, или, на худой конец, полезного. Иными словами, сделать так, чтобы в результате этого образования человек мог со знанием дела пользоваться окружающими его СМИ, а не наоборот. Так появился в семидесятые годы странный для русского уха термин “медиаобразование”».

Сегодня и ученые, и практики в понимании медиаобразования продвинулись значительно дальше. Во-первых, в трактовке самого термина «медиа». Его мы понимаем, как любые средства коммуникации, и далеко не только массовые. Взаимодействие со средствами массовой информации – это лишь незначительная часть широкого комплекса медиаобразовательных технологий. К примеру, гораздо более популярная, чем СМИ, частная переписка осуществляется с помощью межличностных медиа, таких как письмо, мгновенное сообщение, телефонный разговор и т.д. И различные аспекты такого взаимодействия – этические, правовые, культурные, технологические – непосредственно относятся к области медийного образования.

Во-вторых, в сфере образования в информационной среде в последнее время с подачи ЮНЕСКО прочно утвердилось понятие «медийно-информационная грамотность (МИГ)». Определение этого термина было дано на Международной конференции «Медиа- и информационная грамотность в обществах знаний», которая состоялась в 2012 году в Москве.

Определение медийно-информационной грамотности, разработанное участниками этой конференции и закрепленное в Московской декларации о медиа- и информационной грамотности, сегодня принято во всем мире. Его основная мысль заключается в том, что «медиа- и информационная грамотность – это совокупность знаний, установок, умений и навыков, которые позволяют получать доступ к информации и знаниям, анализировать, оценивать, использовать, создавать и распространять их с максимальной продуктивностью в соответствии с законодательными и этическими нормами и с соблюдением прав человека.

Медиа- и информационно грамотный человек может использовать различные средства, источники и каналы информации в личной, профессиональной и общественной жизнедеятельности. Он знает, когда и какая информация требуется и для чего, где и как ее можно получить. Он понимает, кто и с какими целями создал и распространяет эту информацию, он имеет представление о ролях, функциях и ответственности СМИ, институтов памяти и других поставщиков информации. Он может анализировать информацию, сообщения, представления и принципы, транслируемые СМИ и другими производителями контента, определять достоверность получаемой и создаваемой информации по ряду общих, личных и контекстуальных критериев.

Медиа- и информационная грамотность выходит за рамки владения коммуникационными и информационными технологиями и включает навыки критического мышления, осмысления, и интерпретации информации в различных областях профессиональной, образовательной и общественной деятельности».

Сквозной, интегративный характер МИГ в полной мере соответствует тем требованиям, которые сегодня изложены в государственных стандартах общего образования в части метапредметных результатов образовательной деятельности. ФГОСы для школы насквозь пронизаны идеями МИГ.

Предполагаемыми итогами освоения программ у школьников выступает формирование коммуникативной компетенции, умения планировать неречевое и речевое поведение; четко устанавливать сферы знаемого и незнаемого, способности ставить цели и формулировать задачи для их достижения, планировать последовательность и прогнозировать итоги действий и всей работы в целом, анализировать полученные результаты (и отрицательные, и положительные), делать соответствующие выводы (промежуточные и конечные), корректировать планы, устанавливать новые индивидуальные показатели.

Значительное место в метапредметных результатах занимают исследовательские действия. К ним относят навыки работы с данными (способность извлекать сведения из различных источников, систематизировать и анализировать их, представлять разными способами); умения вести самонаблюдение, самооценку, самоконтроль в ходе коммуникативной деятельности; навыки смыслового чтения, к которым относятся способность определять тему, выделять ключевую мысль, прогнозировать содержание по заголовку, основным словам, определять главные факты, прослеживать логическую связь между ними.

И здесь метапредметные связи выступают в качестве медиа, соединяющих все источники знаний.

На мой взгляд, обеспечить новый подход к образованию, соответствующий современным условиям существования в информационной среде, а также государственным стандартам общего образования, сможет именно медийно-информационная грамотность педагога, которая достигается в результате медийно-информационного образования.

В связи с этим нельзя не согласиться с международными экспертами в области МИГ, которые считают, что МИГ – это скорее не новый предмет, который нужно преподавать, это новый, современный способ преподавания всех предметов. МИГ – это логичное продолжение традиционного обучения навыкам коммуникации: чтения, письма, умения слушать и говорить. Сегодня к этим навыкам мы должны добавить осознанность, умение смотреть, понимать, создавать, представлять, показывать, используя все формы медиа.

Базовый государственный образовательный стандарт США, например, в части «новой грамотности XXI века» включает в себя целый ряд практикоориентированных навыков, связанных с МИГ: студенты идентифицируют и анализируют использование слов, образов и метафор, изображений и описаний для передачи определенных идей или мнений. Формирование умений «создавать» и «соучаствовать» открывает возможности для разнообразных практик представления, упорядочивания, обобщения, интерпретации информации – от фотографий в социальных сетях до презентаций, от дневников до граффити. Любой предмет или явление, любая тема могут стать плодородной почвой для МИГ: студенты учатся видеть, «считывать» проявления предвзятости и интерпретаций, стереотипов и голословных умозаключений, ошибочных рассуждений, агитации и пропаганды в картинках, текстах, видео- и аудиоматериалах.

Стоит отметить, что во многом эти навыки сочетаются с новым подходом к образованию, предложенным Галиной Лазутиной в статье «Когда бессильны гении?», опубликованной в «Учительской газете» от 16 января 2018 года. В ней Галина Викторовна вводит новое понятие «необходимые знания повседневного пользования», которые включают в себя интегрированные знания о жизнеустройстве на планете Земля (географические, экономические, государственно-политические характеристики); национальный язык и языки межгосударственного общения как средство коммуникации; знания о правах человека и факторах, определяющих их соблюдение; комплексное представление об организации информационного пространства в современных условиях и новых коммуникационных технологиях, роли массмедиа в жизни человека и общества; вопросы этики и этикета современного человека, психологии производственного и бытового общения, семейной педагогики и общественного, а значит и информационного, здоровья.

Метапредметность, интегративность в этом подходе, так же, как и в концепции медийно-информационной грамотности, является основанием для дальнейших методических разработок.

Между тем, как справедливо отмечает проректор по учебной работе МПГУ Людмила Трубина, сегодня существует большой разрыв между образовательными программами высшей школы и образовательными стандартами общего образования.

Действительно, школы в определении современных требований к уровню подготовки педагога, качеству образовательных программ ушли значительно дальше, чем это предлагается системой высшей школы. И особенно этот разрыв ощущается в обеспечении метапредметных результатов обучения.

Неслучайно в МПГУ сегодня ведется работа по анализу рабочих программ в сфере информационно-коммуникационных технологий с точки зрения их соответствия приоритетным направлениям развития образования в сфере медийно-информационной грамотности. Естественно, соответствия не обнаруживается. Под ИКТ традиционно понимаются процессы и методы взаимодействия с информацией, которые осуществляются с применением устройств вычислительной техники, а также средств телекоммуникации. Надо сказать, что и понятие информации в системе ИКТ и МИГ трактуется неоднозначно.

Понятно, что дисциплина «Медийно-информационная грамотность» носит не инструментальный, а в большей степени мировоззренческий характер, поэтому оценивать программы по ИКТ с точки зрения их соответствия концепции медийно-информационной грамотности довольно сложно, так как они имеют различные целевые установки. Другое дело, что сегодня концепция ИКТ подвергается существенному переосмыслению, поэтому образовательные программы в этой области требуют значительного обновления.

Но сам по себе факт анализа этой области образовательного процесса высшей школой заслуживает самого пристального внимания. На мой взгляд, это свидетельствует об историческом повороте российской системы образования к осмыслению медийно-информационного образования как системообразующего фактора в формировании новой концепции высшего образования.

Об авторе

Ирина Владимировна Жилавская – зав. кафедрой медиаобразования Института журналистики, коммуникаций и медиаобразования МПГУ.

Фото Вадима Мелешко