Один из известных специалистов (по давней привычке всех учителей) пожаловалась на современные учебники истории: «Надо, чтобы войну дети воспринимали не только через цифры о числе убитых, танков или дней на войне. Надо, чтобы в учебнике были реальные истории подвигов конкретных людей. И как можно больше».
Вы согласны? Я полностью разделяю мысль о том, что преподавание истории ВОВ должно включать истории жизни, судьбы, письма отдельных солдат, офицеров, партизан, тружеников тыла. Из обезличенных и с каждым годом все более далеких событий она превращается в нечто близкое, важное, трогающее сердце и разум.
Я всегда с улыбкой читаю очередные новости о том, как некие депутаты или иные деятели предлагают добавить новый предмет в школьный курс. Как только появляется какая-то проблема или достоянием общественности становится новый скандал, так тут же засучив рукава они начинают менять школьную программу.
Много мусора на улицах? Добавим экологию! Молодежь не хочет служить в армии? Вернем начальную военную подготовку. А еще добавим психологию, «Россия в современном мире», киберспортивные игры (это не шутка, такое предложение тоже есть), семьеведение и т. д. Несите все!
Но есть и другой способ решить эти проблемы, «панацея» - добавить все, что надо, в учебники.
На любой научной и педагогической конференции говорят о том, что надо что-то добавить в учебники. Или что-то убрать, или изменить, или запретить.
В 2020 году многие искренне считают, что некоторые правки содержания учебников способны решить большие проблемы в нашем образовании. Учебникоцентризм - так я называю это явление. Что же это? Это уверенность в том, что учебник играет ведущую и определяющую роль в формировании личности ребенка, в становлении его мировоззрения, характера, интеллекта.
Наверное, самая частая мысль, которую я слышал за последние годы, такова: учитель перестал быть единственным и главным носителем знаний. Но вот такая же революция в общественном педагогическом сознании в отношении школьных учебников еще не произошла.
Факт в том, что значительное количество детей (особенно в старших классах) иногда вообще не открывают свои учебники. Если, к примеру, одиннадцатикласснику непонятна тема по семейному праву или законам генетики, вы думаете, он обратится к учебнику? Маловероятно. Он, скорее всего, откроет YouTube и будет смотреть видеоуроки. Или найдет в Интернете десятки сайтов, где объясняется эта тема. Или подпишется на группы и паблики в ВКонтакте, где есть огромная масса качественных материалов - схемы, таблицы, ментальные карты, тесты, видео, даже аудиоуроки и подкасты.
Помните притчу о мудром учителе, который доверху заполнил банку камнями, а потом спросил учеников, полна ли она? А после добавил туда песок и повторил вопрос. А затем еще воду…
Думаю, что не стоит пытаться наполнить учебник и камнями, и песком, и водой, и еще чем-нибудь, пытаясь занять каждый свободный кусочек или увеличивая книгу до размеров «Войны и мира». А может, этот учитель вообще не мудр, а глуп - превратил что-то упорядоченное и эстетичное в какую-то жуткую смесь в банке?
Если мы говорим, что учитель сегодня - это наставник, мотиватор, проводник в мир знаний, фасилитатор и еще бог знает кто, то, может, не стоит всерьез думать, что учебник - это главный источник знаний, что от его содержания зависит чуть ли не будущее ребенка. Школьный учебник важен и нужен сегодня. Он тоже должен быть хотя бы иногда похож на современного учителя - мотивировать детей, направлять их (через QR-коды, к примеру) на интересные ресурсы (тесты, задания, приложения, фильмы, видео, музыка по теме), включать в себя онлайн-версию с гиперссылками, фотогалереями, вставленными в страницы текста видеороликами, тестами с автоматической и мгновенной проверкой после каждой темы и пр. Уверен, что за такими учебниками будущее.

​Алихан ДИНАЕВ, абсолютный победитель конкурса «Учитель года России»-2018