​Юрий ЗИНЧЕНКО, президент Российской академии образования, декан факультета психологии МГУ, доктор психологических наук, профессор, академик РАО:

Прорыв в образовании возможен только при сильной школе в сельской местности и малых городах. Сеть центров «Земский учитель» значима не только для поднятия уровня образования в сельской местности, но и как способ социально-экономического развития сельских территорий

Пандемия COVID-19 позволила нам всем понять, насколько важно обеспечить доступность и качество образования во всех уголках страны. Довольно резкий переход на дистантное образование по всей стране способствовал актуализации педагогической креативности и находчивости в вопросах цифровой дидактики и цифровой педагогики. Но мы также смогли убедиться, что дистантные формы обучения могут стать помощниками в методическом обеспечении педагогов, но не смогут заменить живое взаимодействие каждого ученика с учителем, обладающим бесценными опытом и знаниями.
Вопросы развития системы образования сейчас обретают действительно общероссийский масштаб, вызывают большое количество дискуссий и предложений. Успех в решении этих важных задач зависит от того, насколько мы все готовы к заключению общественного договора, который будет учитывать интересы педагога, ученика и родителя. Особо актуальной видится и судьба сельских школ, которые, безусловно, нуждаются в совершенствовании методического обеспечения и кадрового потенциала. Сегодня с уверенностью можно сказать, что прорыв в образовании возможен только при сильной школе в сельской местности и малых городах.
Основательной, аргументированной статьей академика А.М.Ци­руль­ни­ко­ва в «Учительской газете» уже сейчас начат важнейший разговор о перспективах реализации президентской программы «Земский учитель», которая является основанием и фундаментом для развития системы образования в сельских и малокомплектных школах в различных уголках нашей страны.
Автор выдвигает идею создания сети центров «Земский учитель», рассматривая ее не только с точки зрения ее значимости для поднятия уровня образования в сельской местности, но и как способ социально-экономического развития сельских территорий в целом. Сейчас становится особенно очевидным, что именно качество общего образования может обеспечить в дальнейшем конкурентоспособность региона на российской и даже международной арене.
Российская академия образования имеет немалый кадровый потенциал ученых-педагогов, психологов, социологов, экономистов, деятелей культуры, которые могли бы оказать научно-методическую и экспертную поддержку по развитию президентской программы «Земский учитель». Успешное развитие сети инновационных площадок РАО является показателем востребованности научных и экспертных центров, которые могли бы стать помощниками и проводниками для сельских школ, принимающих участие в программе «Земский учитель».
Очень важно сейчас объединить усилия различных высококвалифицированных специалистов, чтобы заложить фундамент будущего российского образования в селах и малых городах. Предложенные А.М.Цирульниковым идеи действительно могут помочь в реализации программы «Земский учитель» и привести к созданию высокоэффективной системы поддержки школ в сельской местности и малых городах России.

Афанасий ВЛАДИМИРОВ, руководитель администрации главы Республики Саха (Якутия) и Правительства РС (Я):
Наработанный опыт может быть использован в сети федеральных площадок

С большим интересом прочитал статью Анатолия Марковича Цирульникова в «Учительской газете». Действительно, вопросы, поставленные в статье, своевременны, требуют обсуждения и принятия управленческих решений. Программа «Земский учитель» масштабная, она ориентирована не только на то, чтобы обеспечить сельские школы преподавательскими кадрами. Думаю, прежде всего она направлена на то, чтобы в сельские школы пришли учителя, способные вывести образование на новый уровень, обеспечить конкурентоспособность сельских школьников, воспитать будущих хозяев страны, то есть учителя-новаторы.
Для системной и грамотной реализации этой программы можно было бы создать федеральную сеть площадок или центров «подготовки, переподготовки и развития педагогического мастерства сельских учителей и управленцев», о которой пишет Анатолий Маркович. Тем более он предлагает и модели этих площадок, выработанные регионами и успешно действующие в течение ряда лет.
Под научным руководством А.М.Ци­руль­ни­ко­ва в нашей республике была разработана и реализована Концепция социокультурной модернизации образования.
Республика Саха (Якутия) чрезвычайно разнообразна по социокультурным условиям, в которых происходит работа образовательных учреждений разного типа (культурно-исторических, бывших промышленных зон, арктических и др.). Инновационная инфраструктура региональной системы образования формируется с учетом этих особенностей. При этом образовательные приоритеты вытекают из социокультурной проблематики муниципальных районов. Огромное значение в определении проблем имели и имеют социокультурные образовательные экспедиции по муниципальным районам Якутии: Таатта - Мегино-Кангаласский улус, Верхоянье, Оленек, Вилюйск - Верхневилюйск - Нюрба - Сунтар, Средняя Колыма, Ямщицкие поселения Хангаласского улуса, Оймяконье, Намский улус, Алдан, железнодорожные поселения Мегино-Кангаласского улуса, поселения Олекминского улуса вдоль реки Лена. Научно-методическое сопровождение реализации социо­куль­турной модернизации осуществляется Институтом развития образования и повышения квалификации (директор Г.И.Алексеева, д. п. н.). Одним из социальных эффектов, полученных в результате работы, является реализация социокультурных образовательных проектов, в которых с помощью образования решаются жизненные проблемы сообществ. Например, в таких проектах, как «Политехнический полигон школ, расположенных вдоль железной дороги» (Мегино-Кангаласский улус), «Сетевая организация муниципальной системы образования как условие образовательной поддержки социально-экономического развития территории» (Оленекский эвенкийский национальный район), проект интеграции общеобразовательной школы и школы народных мастеров по развитию духовной культуры и социально-производственной инфраструктуры сельского поселения (село Баяга), культурно-образовательный детско-взрослый кластер «Пространство возможностей» (Таттинский улус) и другие.
Сегодня проект СКМО трансформировался в Открытый республиканский конкурс инновационных образовательных проектов и программ на грант главы Республики Саха (Якутия), объединяющий сеть инновационных площадок. Базовым механизмом социокультурной модернизации стали инициатива и инновации, так как образование в широком социокультурном смысле - это проектирование будущего. Поэтому в основе социокультурной модернизации образования в РС (Я) заложен принцип создания точечных стартовых инновационных проектов, обеспечивающих образовательную поддержку социально-экономического развития.
Многолетний опыт реализации СКМО позволяет выделить пять типов технологий, которые составляют инструментарий социо­культурной модернизации образования:
    Метод анализа социокультурной ситуации (метод СКC), применяемый при разработке стратегий и моделей развития школьного и других видов образования в районах и населенных пунктах.
    Технология социокультурного проектирования в образовании, позволяющая создавать определенного типа образовательные проекты - социокультурные, в которых образование выступает ресурсом и инструментом решения жизненной проблемы сообщества.
    Технология образовательной сети, обеспечивающая самоорганизацию и взаимодействие разных культурно-образовательных инициатив, используемая как для реализации конкретных социокультурных проектов развития территорий, так и в качестве инструмента становления общественно-государственного управления образованием.
    Образовательная экспедиция, в ходе которой не только собирается уникальный научно-педагогический и социокультурный материал, но и происходит практическая работа с учителями, управленцами, местным населением - совместный анализ социокультурных ситуаций, выработка новых проектных решений, обучение кадров, запуск инновационных процессов, становление образовательного сообщества.
    Образовательная ярмарка, в которой воплощена технология стимулирования, презентации и развития социокультурных образовательных проектов и сообществ.
Думаю, этот богатый наработанный материал мог бы быть успешно использован Институтом развития образования и повышения квалификации Республики Саха (Якутия) в составе сети федеральных площадок программы «Земский учитель».

Игорь РЕМОРЕНКО, ректор МГПУ, доктор педагогических наук, почетный работник общего образования, действительный государственный советник Российской Федерации 2‑го класса:
Нормальные университеты - это ресурс развития сельских школ и территорий


Безусловно, отмечаемый в статье Анатолия Цирульникова ход от социокультурный среды, создаваемой по инициативе сельской школы, к развитию сообщества в целом продуктивный. Это в поле внимания и отдельных исследовательских центров, и университетов в том числе. Пример с китайским северо-восточным normal-университетом показателен.
Уточним: данный тип университета не является педагогическим в привычном смысле слова. Это скорее университет, который в целом плотно интересуется развитием человека в самых разных проявлениях. И помимо педагогики в таких университетах есть самые разные программы по медиакоммуникациям, журналистике, биологии, физике, химии, искусству, экологии, юриспруденции, множество направлений по информационным технологиям и компьютерным наукам и прочее. В одном из китайских normal-университетов есть даже дорогостоящая программа по ядерной физике.
Одним словом, важно рассмотрение образования в комплексе с самыми разными проявлениями человеческих интересов, фундаментальной и прикладной наукой. Видимо, такое окружение вполне органично построению образования как социокультурного феномена или технологии. Кому как больше нравится в зависимости от склонности к технократизму.
Безусловно, для сельских школ нужны самые разные образовательные практики и технологии. Важна опора на традиции. Но, как отмечал Густав Малер, «традиции - это не сохранение пепла, а передача огня». Потому так важны новые исследования, рассматривающие становление человека в самых разных современных практиках. Помимо перечисленных в статье Анатолием Марковичем я бы добавил развитие цифровых сред, электронных ресурсов, дистанционную тьюторскую поддержку, практики драмы, кино, медиакоммуникаций, музейные разработки, игровые технологии, проектную и исследовательскую деятельность школьников. Не надо сбрасывать со счетов и различные образовательные проекты, касающиеся разновозрастного обучения, обучения пенсионеров.
Все это может дать очень нужный ресурс развитию сельских школ и, возможно, территорий в целом.
Чтобы так в комплексе смотреть на сельские территории, нужны университеты - многопрофильные исследовательские центры. Тут в самом деле есть чему поучиться у наших китайских коллег.

Ренальд ЛАЧАШВИЛИ, научный руководитель программы «Школа нового поколения»:
Опыт территориальных центров прорастает из активных местных школ, способных организовать межшкольные сообщества и транслировать практики, оправдавшие себя в деле


Я согласен с оценкой кризисного состояния российской сельской школы, данной А.М.Ци­руль­ни­ко­вым как настоящим знатоком этой проблемы. Его многолетняя подвижническая работа в удаленных районах Сибири и других уголках огромной страны вызывает чувство глубокого уважения, и нет оснований не верить его оценкам ситуации, которую он знает не понаслышке.
На протяжении последних 15 лет, реализуя программу «Школа нового поколения» фонда «Вольное Дело», мы работаем в том числе и с сельскими школами одного из районов степной зоны Краснодарского края. Надо отметить, что на Кубани власти региона стараются материально поддерживать сельские школы и сохраняют малоформатные сельские школы в хуторских поселениях, понимая роль школы как социокультурного центра поселения.
На мой взгляд, проблема сельской школы не только в финансах, но и в желании учителей учиться, без чего нельзя рассчитывать, что дети приобщатся к ценностям культуры учения как вечного двигателя жизни.
Привить элементы такой культуры нам часто удается через организацию внутришкольного и меж­школьного общения педагогов. Это относится и к сельским школам, и к школам моногородов и поселков Сибири, везде педагоги начинают по-другому смотреть на свою повседневную жизнь, которая в обычной школе часто ограничена рамками учебного предмета, его программы и учебника.
Здесь мы полностью солидарны с автором статьи, который убедился в эффективности обучения «на примере успешных практик сельских учителей и управленцев, работников поселковых и муниципальных служб тому, как с помощью социокультурных образовательных проектов создавать новые, разнообразные рабочие места, нормальную социальную инфраструктуру деревни, развивать социальную и культурную среду».
Мы поддерживаем создание и готовы участвовать в работе федерального образовательного центра «Земский учитель», который не должен нести директивных функций, а должен стать культурным образцом и методической базой тиражирования и распространения передовых практик и современных педагогических технологий. В том числе дистанционных информационных технологий, которые вдруг оказались в центре внимания всех, кто связан со школой, - от министра до простого учителя.
Чрезвычайная ситуация с пандемией высветила белые пятна на карте страны, куда еще не проник широкополосный Интернет с его образовательными возможностями, и сразу же стало ясно, что именно нужно сделать в первую очередь для реализации любых проектов в сфере образования.
Для предлагаемого центра «Земский учитель» это даст замечательное направление развития: использование простейшей технологии Zoom, которая стала за эти недели поистине народной, даст возможность уйти от дилеммы «центр или сеть» и объединить преимущества обоих вариантов развития сельских школ, находящихся в самых отдаленных и малонаселенных уголках страны. У нас есть позитивный опыт организации в регионах территориальных ресурсных центров (ТРЦ), которые органически прорастают из наиболее активных местных школ, способных организовать межшкольные сообщества на местах и транслировать ценный опыт и практики, оправдавшие себя в деле.
Главное, чтобы эта связь, этот поток идей и практик были направлены в обе стороны, потому что для сельского учителя важна возможность высказаться, привлечь внимание к своему творчеству, труду и достижениям, почувствовать свою принадлежность к чему-то большему, чем ты сам.

Екатерина ХОХЛОВА, директор Уваровщинской СОШ, Кирсановский район, Тамбовской области:
Не лучше ли вместо миллиона для «временщиков» финансировать создание мобильных учительских групп и обеспечивать их транспортом?


Замечательная статья. Действительно, без комплекса действий одним миллионом проблемы не решить. К сожалению, большинство участников этих проектов рассматривают себя в качестве «временщиков», их цель - получить миллион. В результате через 5 лет сельская школа снова без учителя. К тому же участники проектов, приезжая в одну школу, уезжают из другой сельской школы, открывая там вакансию, ранее закрытую. Этот факт переживаем сами. Два года назад приняли на работу гражданку Украины. Она получила российское гражданство, приняла участие в проекте «Земский учитель», переезжает на 5 лет в Рязанскую область. Причем нет цели там закрепиться.
Мы ждем в один из филиалов земского учителя. Приложим усилия, чтобы он там остался. Но если его решение связано только с целью получить миллион, то через пять лет вновь возникнет проблема. Может быть, лучше финансировать создание мобильных учительских групп, обеспечивать их транспортом? Это позволит, не меняя постоянного места жительства человека, закрывать вакансии и осуществлять качественное образование.

Ийисита САБУРАЛИЕВА, директор гимназии №8, с. Ножай-Юрт, Ножай-Юртовский муниципальный район, Чеченская Республика:
Если в масштабах страны не поднимется престиж учителя, перемен не будет


Прошли времена, когда сельские школы были укомплектованы приезжими педкадрами (тогда был в силе принцип так называемого обязательного распределения студентов педвузов страны). Сегодня это не действует. В рамках реализации инициативы «Наша новая школа» была объявлена грантовая поддержка успешных выпускников вузов, которые изъявили желание работать в отдаленных школах. У меня двое учителей получили по 500 тысяч. Едва проработав 2-3 года, они вышли замуж, а потом отпуска один за другим - и все. И даже миллион действительно не поможет.
Мы проводили целенаправленную работу с учениками и родителями по профориентации учащихся выпускных классов на педпрофессии. Выезжали в Грозный на дни открытых дверей, которые проводили педагогические вузы, приглашали преподавателей в школу для пропаганды. Что-то начало получаться, и в этом году трое выпускников школы, окончив педвузы, вернулись в родную школу, через 2 года должны вернуться еще трое. Из прошлогодних выпускников удалось «завербовать» еще двоих. Мы гарантируем им работу по окончании института, хотя договоры и не заключаем (они не обращаются с такой просьбой). Низкая зарплата, отсутствие бесплатного жилья с соответствующими удобствами, невозможность плодотворно работать из-за потока нужных и ненужных бумаг (как не вспомнить Акакия Акакиевича Башмачкина из гоголевской «Шинели»?) - вот факторы, мешающие детям выбрать педвузы, молодым специалистам - оставаться верными тому самому призванию без достойных условий, о котором так патетически было заявлено премьером в беседе с преподавателем дагестанского педвуза.
Что ни говори, педагога все-таки удерживает либо призвание без денег, либо ситуация, в которой оказался герой Достоевского Мармеладов, говоря: «Это страшное дело, когда некуда идти». Пока несколько спасают ситуацию приезжие учителя-казахи (4 человека, которым проблемно устраиваться на местах из-за возраста). Если в масштабах великой страны не будет решен вопрос престижа учительской профессии с установлением достойной зарплаты, а не в рамках МРОТ, особых перемен ждать, увы, не приходится.

Мария ВЫРДЫЛИНА, педагог детского сада «Мичил» с. Чурапча, Республика Саха (Якутия):
В связи с пандемией отношение горожан к жизни в сельской глубинке меняется. Близость к природе, размеренная и в то же время ручная подвижная работа оказались нужны всем. Но это и есть способ самостоятельного добывания знаний, которые будут необходимы в жизни


Хочу немного остановиться на программе «Земский учитель». Мне кажется, и правда, миллион не поможет. В эту программу в большинстве случаев идут люди старшего поколения (дети выросли, живут и работают самостоятельно; в скором времени светит пенсионный возраст; уже пенсионеры, у которых кредит). Молодежь на самом деле хочет уехать из села, так как нет сотовой связи или идет с перебоями, качество дорог плохое (особенно в межсезонье), расстояние между деревнями 200-400 км (особенно в северных районах), трудности адаптации (полярные ночи и полярные дни), малодоступность Интернета (ярко проявилась в период самоизоляции), скудное разнообразие продуктов питания и дороговизна, вопросы оказания свое­временной медицинской помощи (закрылись ФАПы), недостаточная зарплата (из-за малого количества учеников) и т. д. Такие жизненные обстоятельства оказывают негативное воздействие на психику человека.
Отсюда снижается работоспособность учителя, что в конечном счете отражается на качестве подготовки выпускника сельской ­школы.
С другой стороны, обучение и воспитание детей в селах идет в ногу с сельским бытом и укладом жизни. Много времени уделяется сельскохозяйственным работам, результат которых представляется по окончании сезона. Занятия наших предков - животноводство, коневодство, охота, рыболовство, кузнечное дело, шитье, сбор лекарственных трав и ягод и т. д. - в первую очередь оказывают влияние на здоровье человека, соответственно и на его настрой. В связи с пандемией отношение горожан к жизни в сельской глубинке меняется. Именно близость к природе, размеренная и в то же время ручная подвижная работа оказались нужна всем. Это и есть способ самостоятельного добывания знаний, которые будут необходимы в дальнейшей жизни, а не ОГЭ и ЕГЭ! Поэтому я хочу, чтобы наши выпускники возвращались в родное гнездо, осваивали земли и поля (как создавались шуваловские деревни), работали для улучшения качества жизни односельчан. Может быть, из этих сумбурных размышлений что-нибудь окажется полезным.

Светлана СОБЕННИКОВА, директор средней общеобразовательной школы №4  м. о. Барышский район Ульяновской области:
Надеемся, сеть для поддержки сельской школы будет создана


Инициатива поддержки учительства на селе, привлечения педагогов в сельские школы не может расцениваться иначе как положительно! Пополнение, обновление педагогических коллективов сельских школ - это вклад в качество образования, качество жизни, успешность села и государства!
Каждый учитель - это не только носитель и транслятор знаний, он обеспечивает отношение ребенка к преподаваемому предмету и окружающему миру, природе, своей малой родине и стране. Содействие учителю в этих вопросах всегда будет благотворным. Если программа «Земский учитель» способствует в первую очередь привлечению учителей в сельские школы, то их закреплению там поможет создание федерального образовательного центра или даже федеральной сети площадок «Земский учитель».
Подобный центр и сеть будут полезны для деятельности и развития сельской школы независимо от того, придет ли в нее педагог по программе «Земский учитель». Хотелось бы поддержать инициативу А.М.Цирульникова и выразить надежду, что сеть, объединяющая опыт и ресурсы системы образования для поддержки сельской школы, будет создана.

От редакции

Этими письмами мы не заканчиваем обсуждение всколыхнувшей образовательное общество проблемы. В одном из ближайших номеров мы продолжим начавшееся обсуждение, к которому могут присоединиться новые читатели, не только учителя. Полагаем, что это первый шаг вырастающей на наших глазах жизненно необходимой, и не только для сельского образования и села, стратегической программы.