Воздадим должное
Значительно меньше известны другие стороны деятельности выдающегося российского педагогического мыслителя и просветителя Владимира Федоровича Одоевского (1804‑1869), который был одним из властителей дум своего времени. Он обогатил и во многом предвосхитил развитие многих направлений культуры, прогностично обосновал перспективы российского образования.
Впечатляет широта его интересов и поприщ приложения таланта - государственный и общественный деятель, философ и футуролог, издатель и цензор, библиограф, писатель-сказочник, автор мистических повестей и рассказов, талантливый музыкант и музыкальный критик, химик и электротехник, транспортник и даже кулинар.
Все исследователи его наследия отмечали мощный экзистенциальный накал творчества Одоевского, «экзотически уникальный духовный мир». По выражению философа В.В.Зеньковского, «Одоевский не имел большой славы при жизни, еще меньше по смерти, но мы должны без колебаний отвести ему очень существенное место в развитии русской философии в первой половине ХIХ века». Добавим, и в истории отечественной педагогики и просвещения.
Давно назрела необходимость воздать по достоинству этому гениальному мыслителю - футурологу, прекрасному детскому писателю и замечательному общественному деятелю.

С веком наравне
Владимир Федорович Одоевский - последний потомок древнего княжеского рода Рюриковичей. Его отец Федор Сергеевич происходил по прямой линии от черниговского князя Михаила Всеволодовича. А вот мать Екатерина Алексеевна, урожденная Филиппова, женщина редкой красоты (за которую ее и взяли замуж), весьма живого и самобытного ума, была из незнатной и небогатой семьи. Ее отец имел личное дворянство и был отставным прапорщиком. В литературе даже широко распространено мнение, что она являлась крепостной.
В юные годы семья Одоевских балансировала на грани бедности (тяжело болевший отец умер, когда Володе было 4 года). Сам он позднее никогда не вспоминал о своем «социально ущемленном и полусиротском детстве», которое протекало среди малообразованной и малокультурной родни со стороны матери, грубого, алчного и невежественного отчима. Все это породило глубокую раздвоенность в сознании подростка и чувство отчужденности от родных, отравлявшее ему жизнь десятки лет.
С 1813 по 1822 год Владимир получал образование в Московском университетском благородном пансионе, где воспитывались многие будущие русские писатели и декабристы. Один из известных декабристов - Александр Иванович Одоевский - был двоюродным братом Владимира Федоровича и человеком, близким ему по убеждениям.
Это привилегированное учебное заведение, основанное поэтом М.М.Херасковым, являлось, в сущности, подготовительным факультетом старейшего университета России и отличалось многообразием изучаемых здесь наук и высоким уровнем преподавания. Лекции читались лучшими университетскими преподавателями.
Воспитанники имели право выбирать предметы, что и позволило Владимиру сосредоточить внимание на изящной словесности, русском языке и основных началах философии. В пансионе поощрялись занятия литературой, переводы, диспуты, воспитанники посещали проходившие в зале заседания Общества любителей российской словесности.
Безусловно, в период обучения у Одоевского сложился фундамент его мировоззрения, который оставался достаточно неизменным на протяжении его жизни. В его многогранной личности проявлялись как внешние пласты - государственная и придворная деятельность, связанная с аристократическим происхождением, бурная общественная и просветительская деятельность, так и внутренние ипостаси - напряженные занятия наукой и литературой в домашних условиях и еще более его потаенные размышления.
Уже в юные годы (в 1823 году) Владимир Одоевский организовал и возглавил Общество любомудрия (слово «любомудрие» - это дословный перевод понятия «философия»). Новое поколение было преисполнено больших надежд, считало, что будущее принадлежит им - «русским молодым людям, получившим европейскую образованность, опередившим свой народ и стоящим мыслями наравне с веком и просвещенным миром».
Затем, уже в Петербурге, куда Одоевский переехал на службу в 1826 году, в его литературно-музыкальной гостиной собирались лучшие писатели: Пушкин, Вяземский, Гоголь, Лермонтов...
Став в 1846 году заместителем директора Императорской публичной библиотеки и заведуя Румянцевским музеем, как государственный деятель Владимир Одоевский много сделал для расширения и улучшения работы этих крупнейших отечественных книгохранилищ. В это же время писатель сотрудничал с журналом «Отечественные записки».
С 1862 года, в последние годы жизни, вновь проведенные в Москве, Владимир Федорович был сенатором, участвовал в создании Московской консерватории и Русского музыкального общества.

Литературная субкультура детства
В 1830‑е гг. Владимир Одоевский создает основной корпус своих романтических и мистических литературных произведений. По образному выражению его биографа В.И.Сахарова: «В портретной галерее деятелей пушкинской поры лицо Одоевского привлекает внимание спокойной энергией, ясным, твердым взглядом серо-голубых глаз, отразившейся в них напряженной работой глубокой самобытной мысли.
Это именно русский мыслитель, деятельный всеобъемлющий ум, упрямо стремящийся к воссоединению всех раздробленных частей знания. Таким пришел молодой Одоевский в отечественную литературу пушкинской поры, таким навсегда запечатлен он в ее истории».
Обращение Одоевского к детской литературе тесно связано с его склонностью к просветительству, но у него был и прирожденный талант писателя. Художественная манера его отмечена сложным взаимодействием отвлеченной философской мысли с глубоким проникновением в жизненные характеры и явления. Хорошо об этом написал еще «неистовый Виссарион» - В.Г.Белинский: «Что же касается до его лучших произведений, - они обнаруживают в нем не только писателя с большим талантом, но и человека с глубоким, страстным стремлением к истине, с горячим и задушевным убеждением, - человека, которого волнуют вопросы времени и  которого вся жизнь принадлежит мысли».
Писателю принадлежит приоритет создания нового жанра в детской литературе - научно-фантастической сказки с отчетливо выраженными жанровыми признаками. Причем автор переводил любое событие народной сказки из социального плана в чисто нравственный.
В первый период литературного творчества - в 1830‑е гг. - Владимир Одоевский создает «Детские книжки для воскресных дней» и «Пестрые сказки с красным словцом» (1833). В них рассказчик Ириней Модестович Гомозейка (таким псевдонимом автор подписал это свое произведение) преподносил читателям в аллегорической форме то или иное нравоучение.
В это же время создано его классическое произведение «Городок в табакерке» (1834) - энциклопедия для детей, первый совершенный образец художественно-познавательной сказки. В ней научный материал (по существу, обучение механике, оптике и другим наукам) был подан в столь занимательной и близкой к детской психологии форме, что это вызывало у детей восторженный отклик.
На втором этапе литературного творчества - в 1840‑е гг. - Владимир Федорович Одоевский создает произведения для чтения в детских приютах, составившие два сборника - «Детские сказки дедушки Иринея» (1840) и «Детские песни дедушки Иринея» (1847), а также сказку «Мороз Иванович» (1847), которые стали классикой отечественной детской литературы. Дедушка Ириней олицетворял собой образец наставника - строгого, но доброго и тонко понимающего ребенка.
Владимир Одоевский, безусловно, не трактовал ребенка как «недоделанного взрослого», а первым в отечественной педагогике выделял особую субкультуру детства. Первоначальный этап - до начала подросткового возраста - для мыслителя представлял особый мир, где детские фантастические представления и народные поверья содержат в себе особую поэтическую мудрость и подспудные знания, которыми юный человек еще не овладел сознательно. Поэтому воспитание и обучение должны происходить в занимательной и близкой к детской психологии форме. В этом посыле строилась созданная им методическая и учебная литература: «Азбука для употребления в детских приютах» (1839), «Наука до науки. Книжка дедушки Иринея» (1844).
Велик вклад Одоевского в новое тогда дело популяризации науки для народа. Его популяризаторские сочинения были совершенно небывалым для России делом. Четыре книги «Сельского чтения», впервые изданные им в 1843‑1848 гг. и содержавшие сведения из разных областей знаний, выдержали множество переизданий и прослужили вплоть до Октябрьской революции. Сборники произвели большое впечатление на В.Г.Белинского, который отмечал вслед за их выходом, что они «составят собою эпоху в истории начинающегося у нас образования низших классов». Эти сборники предвосхитили толстовские народные издания.
Большим просветительским потенциалом обладают литературоведческие и культурологические произведения Одоевского «Русские ночи», «Последний квартет Бетховена», «Себастиан Бах», «Импровизатор», «Елладий», «Княжна Зизи», «Княжна Мими».

Гениальные предвидения
Подчеркнем, что всех почитателей и исследователей литературного наследия Владимира Одоевского особо привлекал его мощный футурологический потенциал. Поражают своей прозорливостью его произведения, обобщенные уже в наше время в книге «Записки для моего праправнука». Он предвосхитил развитие многих направлений культуры, прогностично обосновал перспективы развития российского образования.
Значит ли это, что «несвоевременные», не воспринятые тогда обществом мысли Одоевского канули в бездонный колодец прошлого, стали историей? Сам писатель думал иначе: «Мысль, которую я посеял сегодня, взойдет завтра, через год, через тысячу лет».
В футурологическом творчестве Владимира Одоевского особенно пленяет его социальный оптимизм. В утопии «4338‑й год. Петербургские письма», написанной им в 1838 году, то есть за 2500 лет до описываемых событий, Россия предстает «центром русского полушария и всемирного просвещения», причем «просвещение в ней считается тысячелетиями» и уже распространилось «до низших ступеней».
По вдохновляющему прогнозу мыслителя, «все менее просвещенные и образованные государства к этому времени давно обанкротились и исчезли с мировой арены: о Германии вспоминают только в связи с Гете, англичане распродали свои острова и побираются по всему миру. Америка полностью разорилась и оставляет самое жалкое впечатление. Только две страны доминируют в мире - Россия и идущий в ее фарватере Китай». Характерно, что эти письма из будущего пишет китайский студент, находящийся в Санкт-Петербурге, своему другу в Китай.
В них Одоевский вдохновенно рисует будущее Российское государство, социальная иерархия в котором определяется степенью учености. Правит страной «первый поэт» - государь, глава Российской империи. В составе будущего Правительства России министр философии и министр изящ­ных искусств. А среди самых уважаемых в государстве людей поэты и философы, а также «историки первого и второго класса». Сословия определяются не социальным и имущественным статусом, а образованностью и сферой профессиональной деятельности. При этом, как пишет Одоевский, недавно «государь пришел к мысли соединить ученые сословия не одною ученою, но и гражданскою связью».

Просветительская деятельность князя-демократа
Среди многообразных сфер деятельности Владимира Одоевского особый интерес представляет его направленная на просвещение народа подвижническая практическая деятельность в области образования и просвещения, которая была столь плодотворной, что современники называли его князем-демократом.
По определению Евгении Львовны Рудницкой, «будучи человеком исключительно цельным, Одоевский не отделял своей собственной жизни от развиваемых им идей. Он один из первых русских интеллигентов, которые практически начали заниматься делом русского просвещения, целенаправленно отдавшись ему уже с 1830‑х гг.».
Князь был, безусловно, страстным патриотом, стремящимся органично соединить западные общечеловеческие достижения с архетипом русской цивилизации. Такая направленность определила стержневую для его творчества проблему народности, нерасторжимо слитую с идеологией просвещения.
Для Одоевского педагогическая деятельность - часть общей заботы о просвещении русского народа. Для него характерно стремление к всеобщему просвещению, важен демократический смысл его собственной просветительской деятельности.
В.Ф. Одоевский внес немалый вклад в развитие отечественной системы образования и как педагог-практик. Свои педагогические взгляды он применял как при воспитании многочисленных племянников и племянниц (своих детей у него не было), так и на широкой общественной арене, активно занимаясь открытием и реформированием школ и детских приютов по всей России.
Одоевский был одним из организаторов Общества посещения бедных, занимавшегося устройством детских приютов, школ и больниц. С работой общества связано было его увлечение педагогикой и детской литературой.
С 1838 по 1845 год Одоевский находился во главе Комитета главного попечительства для учреждения детских приютов, где поставил целью не просто дать кров беспризорным детям и детям из неблагополучных семей, но и способствовать всестороннему и гармоничному развитию их личности и в физической, и в умственной, и в нравственной, и в духовной областях. Знаменательно, что князь, несмотря на свое аристократическое происхождение, не делал различия в воспитании детей разных сословий.
Значительна деятельность Одоевского в 1840‑е гг. в качестве консультанта по педагогическим вопросам и члена ученого совета при Министерстве государственных имуществ. Этим передовым ведомством при деятельном участии Владимира Одоевского для детей государственных крестьян за пятнадцать лет было открыто более 2600 школ.
Однако вклад Владимира Федоровича в отечественное образование и просвещение намного значительнее и многограннее его непосредственной педагогической деятельности и, собственно, педагогических трудов.

Развитие нравственного инстинкта детской личности
Характерное для Владимира Одоевского стремление к целостности и всеобщему синтезу сказалось и на системе его педагогических воззрений в сфере воспитания, которое, безусловно, являлось для него основной категорией педагогики.
Цель воспитания мыслитель видел в формировании гармонично развитой личности, которая сумеет реализовать заложенные в ней таланты и сохранить свою индивидуальность, что обеспечит ее полноценное становление. Как подчеркивает психолог В.В.Большакова, «Одоевского волновала проблема бездуховности человека, жизнь предложила ему массу примеров того, как деградирует человек, увлекшийся лишь заботами о своем материальном благополучии и тем самым повергший в нищету свой внутренний мир. Он рассматривал личность в системе ее общественных отношений и никогда не противопоставлял ее обществу».
Впечатляющая картина антивоспитания и антиобучения дана писателем в повести «Бригадир»: «Отец меня кормит, поит, одевает, бранит, сечет и думает, что меня воспитывает. Матушка меня нежит, лелеет, лакомит потихоньку от отца; для приличия заставляет меня притворяться; для благопристойности говорить не то, что я думаю; быть почтительным к родне; выучивать наизусть слова, которых она не понимает, - и также думает, что она меня воспитывает.
Учитель, никогда не подумавши о том, что есть у понятий естественный ход, перескакивает от предмета к предмету, пропуская необходимые связи. Ничего не остается и не может остаться в голове моей. Когда я не понимаю его - он обвиняет меня в упрямстве; когда я спрашиваю о чем - он обвиняет меня в умничанье. Школа мне мука, а ученье не развертывает, а только убивает мои способности».
В данной связи центральная идея педагогической концепции В.Ф.Одоевского состояла в духовно-нравственном развитии детей в сочетании с воспитанием у них гражданственности, базирующейся на идеализме и романтизме. В основе нравственности заключена любовь к истине, добру, справедливости, что является важным проявлением духовности. Духовность является стержнем человека для усвоения личностью системы ценностей и ценностных ориентаций, эталонов, природы человеческих добродетелей, идеалов и норм, прежде всего христианской морали («первопричин мира»).
Базовыми ценностями такого воспитания выступали Бог, человек, культура, общество, семья, познание, труд. Мыслитель считал, что человек должен быть полезным в определенной последовательности, во-первых, человечеству, во-вторых, Родине, в-третьих, кругу друзей или семейству, и лишь в-четвертых самому себе.
В данном ракурсе он разработал новое понятие в воспитании: о взаимозависимости воспитания и развития. Оно сводилось к тому, что воспитание - это продуманное, проникнутое уважением к личности ребенка воздействие педагога, согласованное с процессом его естественного развития.
Совершенствование интеллектуального компонента мировоззрения предполагало постоянный и непрекращающийся труд души, осмысление мира и себя в этом мире, стремление к самосовершенствованию, преобразованию пространства собственного внутреннего мира, расширению своего сознания, углублению сущностной стороны формируемого понятия. По мнению Одоевского, это и есть процесс формирования духовно-нравственной ипостаси личности. В данной связи в воспитании по-новому должны быть расставлены приоритеты: «На первый план необходимо вывести не ценность знания, а ценность человека, для которого эти знания есть уникальная возможность собственного развития», т. е. школа для человека, а не человек для школы.
Целью воспитания является воспитание человека. Оно должно быть направлено на привитие детям гуманных альтруистических черт личности. В таком ключе мыслитель пропагандировал новое воспитание, направленное на самодеятельность, активность и понимание воспитанника.
Итак, главная задача нового воспитания - научить ребенка «быть человеком», сформировать его гражданином, развить душу и «привести к движению орудие его мышления».
В качестве приоритетов воспитательной деятельности Владимиром Одоевским выделялись следующие: гуманистическая и образовательно-просветительская направленность воспитательной деятельности - признание задачи воспитания человека высшим смыслом просветительской и педагогической деятельности; разностороннее развитие в формирующейся личности нравственных свойств, религиозных, умственных, эстетических и физических сил; осуществление воспитательного процесса, продуманного и согласованного с естественным развитием внутреннего духовного состояния ребенка; создание воспитательных условий для введения ребенка в культуру и практического воплощения воспитанником формирующихся духовно-нравственных ценностей.
Гуманизм рассматривался Одоевским через новое, позитивное отношение к жизни человека, ставшее мировоззренческой основой для создания им общей картины мира как единства человека, культуры, истории и практической реализации идей просвещения в различных сферах социальной (благотворительной) и педагогической (учебно-воспитательной, литературной и методической) деятельности.
Все это позволяет оценить Владимира Федоровича Одоевского как выдающегося педагога-гуманиста, одного из основателей гуманистического направления в отечественной педагогике. В нем синтезировались ведущие гуманистические идеи воспитания творческой личности, человека милосердного и гармонично развитого с учетом индивидуальных особенностей.

Аналитико-синтетическая педагогика
Формирование отечественной педагогики Владимир Федорович Одоевский правомерно относил к актуальнейшим и сложнейшим задачам современности. Раздвигая границы предмета педагогики, мыслитель справедливо считал, что «факты педагогические несравненно сложнее явлений чисто физических или химических». По его убеждению, «в вопросы педагогические входят все науки: и психология во всех ее видах и степенях; и история со всеми ее недоумениями; и физиология со всеми ее еще не разгаданными задачами, и теория общественного устройства со всеми ее недомолвками».
В «Психологических заметках» Владимир Одоевский обосновал свой «синтетико-аналитический» взгляд на теорию образования. Его внимание в человеке привлекала природа так называемого внутреннего чувства, когда «знания, проникнув в сферу чувств личности, становятся убеждениями, определяют готовность и решимость человека регулировать свое поведение, принимать обоснованные решения, подводят к определенной деятельности». Мыслитель называл это «нравственный инстинкт» и считал основанием всех знаний. Такое подсознательное чувство сопереживания, сочувствия, солидарности превращает человека из «воспринимателя» в «действователя», в активного субъекта. В данной связи обучение приобретает практико-ориентированный характер - то, чему детей обучают, должно основываться на их конкретном опыте, иметь связь с реальной жизнью.
Образовательная деятельность несет природосообразный характер: на первоначальном этапе педагог должен дать пищу детскому уму посредством организации активного взаимодействия ребенка с окружающей средой и вместе с тем постоянно иметь в виду фантастический характер мышления ребенка периода детства. Именно с этой целью Владимиром Одоевским целенаправленно осуществлялось создание специальной детской литературы для развития воображения.
Эти глубокие размышления перекликаются в трудах Владимира Одоевского с внимательным изучением жизни и анализом педагогического опыта, поэтому его педагогика носит синтетический характер. Как и многие передовые педагоги и методисты, Одоевский считал, что образование должно быть нацелено не только на теоретическое осмысление материала, но и на практическую деятельность, подчеркивал важность связи обучения с жизнью.
В целом педагогические и дидактические подходы к общему образованию, сформулированные В.Ф.Одоевским, во многом созвучны с современной проблематикой гуманизации образования, со взглядами российских ученых-педагогов XXI века, причем многие идеи этого глубокого и оригинального мыслителя только начинают разрабатываться современными специалистами. Тем значимее представить его прогностичный подход к осуществлению общего образования.

Перспективная модель общего образования
Владимир Одоевский был убежден, что воспитание человека осуществляется в процессе обучения, которое не может и не должно сводиться только к заучиванию и накоплению фактических знаний. В соответствии с этим подходом им была прогностично выдвинута и обоснована дидактическая и методическая основа перспективной модели построения образовательного процесса российской народной школы, которая включала в себя идеалы, ценности и главные принципы, по сути, воспроизводящие современную модель обучения.
По замыслу Владимира Одоевского, системе российского образования надлежит носить демократический характер. Начальная школа должна быть народной, она призвана базироваться на достижениях оригинальной русской педагогики, которой следует находиться на уровне мировой педагогической науки и соответствовать потребностям русской жизни («возникать из русского быта и начинаться с понятий, известных русским людям»).
Школа должна быть общеобразовательной, направленной на осуществление системного образования (учебные дисциплины должны быть взаимодополняемы); современной и научной (в содержании образования должны доминировать естественно-научные и технические знания). Познавательная деятельность учащихся носит обобщенный характер в результате осуществления межпредметных связей на основе интеграции дисциплин.
В.Ф.Одоевским особо подчеркивался развивающий характер обучения, направленный на стимулирование самостоятельно характера детского мышления, главной целью провозглашалось «усовершенствовать ум ребенка», создать человека, «умеющего учиться». Для этого предлагались развивающие беседы, или «сократовские разговоры», для которых им была разработана система вопросов («предварительных упражнений»).
Современно звучат и основные положения дидактики Одоевского: необходимость личностного, индивидуального подхода к ученикам; стимулирование познавательного интереса; деятельностный, поисково-исследовательский характер обучения; ориентация на развитие творческих способностей и воображения учащихся; стремление к созданию у них целостной картины мира путем интеграции наук; формирование у детей свободного мышления и осознанного мировоззрения.
Разрабатывая принципы сознательности, наглядности, последовательности, своевременности, научности и проблемности обучения, Одоевский внес немалый вклад в развитие методики преподавания на основе организации активной практической деятельности обучающего.

Учитель-исповедник
Перед наставником и учителем Одоевский ставил актуальную и сейчас цель - воспитание полноценной, гармоничной, нравственной, деятельной личности, способной реализовать заложенные в ней таланты.
В данной связи он сформулировал свои требования к личности учителя. Их основой выступали персональный подход педагога к каждому ребенку, бережное и внимательное отношение к нему, помощь в самоосмыслении и самовыражении.
Педагог должен был обладать такими качествами, как доброта и любовь к детям, искреннее и дружеское отношение к ним, терпение и понимание. Он призван стремиться не к навязыванию ученику определенных догм и правил, но к постепенному, органичному и естественному развитию нравственного инстинкта самого ребенка. Воспитание и образование, по мнению мыслителя, должны строиться на последовательном становлении способностей каждой маленькой личности, основываться на заинтересованности и свободной воле ребенка, а не на страхе наказания.
В.Ф.Одоевский считал важнейшей задачей учителя помочь формирующейся личности определиться в культуре, сопрячь то эмоционально-интеллектуальное поле напряжения, в котором происходят проживание и осознание воспитанниками сущности культуры, обретение духовно-нравственных смыслов и ценностей.
Только в живом общении педагога и воспитанника, где один перед другим раскрывает свои ценности - исповедуется, а тот отвечает своей исповедью, рождаются духовно-ценностное, мировоззренческое единство, общность веры, надежды и любви, жизненных установок и поведенческих устремлений, идеалов и неприятий. Это безусловное знание Одоевский связывал с особой способностью души - «инстинктуальной силой человека».

Матрица будущей российской педагогики
Итак, психологические, педагогические и дидактические подходы, сформулированные В.Ф.Одоевским, во многом созвучны с современной проблематикой гуманизации образования. Это в первую очередь его идеи о связи обучения с жизнью и применении этой теории в образовательной практике, об истинном образовании детей на основе прогрессивных научных знаний, о всестороннем и внимательном изучении психологии детей различного возраста, о развитии у ребенка внимания и наблюдательности.
В целом педагогическая концепция Одоевского являлась своего рода матрицей для будущего развития отечественного образования второй половины ХIХ - начала ХХI века. Из нее, как вся русская литература вышла из гоголевской «Шинели», отматрицировались все последующие направления российской педагогической мысли. В.Ф.Одоевский гениально предвосхитил идеи Н.И.Пирогова о воспитании «внутреннего человека», мысли К.Д.Ушинского о национальном характере русской школы и отечественной педагогики, о значении наглядности в обучении, идеи Л.Н.Толстого о нравственном воспитании.
В целом литературно-педагогическое наследие этого выдающегося гуманиста и просветителя определило ведущие направления становления и развития гуманистической педагогики в России в последующие эпохи. Оно представляет значительную ценность для соотнесения и возможной трансляции его подходов в искания, исследования и практику современных педагогов и психологов.
Уникальность личности В.Ф.Одоев­ского также стала основанием для утверждения образца энциклопедически образованного, нравственно развитого и социально активного человека, педагогическое сознание которого отражало своеобразие эпохи сороковых годов XIX века - времени становления основ отечественного образования и формирования русской классической педагогики.
В заключение приведем суждение В.И.Сахарова: «Собственная жизнь Одоевского как ученого и писателя - интереснейший пример вечного стремления самобытного ума к пределам человеческого знания. Многолетние труды не принесли ему богатства. Но он никогда не стремился к материальному благополучию. Зато богатство, бодрость и сила духа, ясность мысли были сохранены им до конца».

​Михаил БОГУСЛАВСКИЙ, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования