Сказка «Новое платье короля» до такой степени актуальна спустя почти два столетия, что оказаться в ней, мне кажется, боятся все современные короли. Андерсен так умел обыгрывать детали, одушевлять предметы и явления, что в вашем восприятии они навсегда сплавлялись с тем, о чем он рассказывал. Например, когда я вижу морскую пену, не могу не вспоминать о Русалочке, спички напоминают мне о замерзшей под Рождество бедной девочке, а форточка в кухонном окне еще из допластиковых времен ассоциируется со Снежной королевой, которая через нее унесла Кая…
«Гадкий утенок», написанный с оттенком горечи, напомнит вам о душевной маете подростка из датского городка Оденсе, в 14 лет отправившегося в Копенгаген, «чтобы стать знаменитым». Центром спектакля «Волшебный мир Андерсена» режиссер-дебютант Ася Князева делает сказку «Пастушка и трубочист», поставив на зеркале сцены столь достоверные фигурки Пастушки (Ксения Кубасова), Трубочиста (Евгений Пилюгин) и Китайского императора (Алексей Петров), превратившиеся из деревянных резных со старого шкафа в фарфоровые (художник Максим Обрезков), что аплодисменты зрителей обеспечены. Постепенно куклы оживают, и зрителям предоставляется возможность вместе с влюбленными пережить историю несостоявшегося побега в большой мир, подальше от генерала-сержанта-капитана Козлонога (Владимир Логвинов), вздумавшего свататься к прелестной Пастушке.
Как было бы все хорошо, но героиня испугалась неизведанности и предпочла вернуться на зеркальную крышку столика, где кроме дедушки-императора пару ожидал тот самый Козлоног - на копытах, с рожками под цилиндром и козлиной бородой. Какой же он был отвратительный!.. Это он с грохотом выпрыгивает из огромной шкатулки на сцене, давая понять, что пространство спектакля расширяется и вскоре зрителям предстоит увидеть еще и сказки о стойком оловянном солдатике, о директоре кукольного театра, а также ознакомиться с фрагментами автобиографической повести Андерсена «Сказка жизни». Становилось понятно, что за обликом Козлонога спряталось несколько персонажей - тот самый директор театра, у которого в шкатулке целый сонм марионеток, рассказчик, а то и сам сказочник, похожий на повелителя снов Оле Лукойе. Непрост, ох непрост Козлоног в спектакле…
Волшебная музыка Чайковского и Рахманинова помогает срастись в одно целое мизансценам, повествующим о жизни кукол в мире Андерсена, всем уже давно стало ясно, что они главные в этом спектакле. Куклы, похожие на людей. Пастушка и трубочист, на радость зрителям, спасены: Император, после того как его склеили после неудачного падения, не может кивать головой, а значит, Козлоногу не дождаться согласия на брак с Пастушкой. Именно Трубочист и Пастушка рассказывают зрителям, демонстрируя бумажные фигурки на фоне картонного замка, сказку о стойком оловянном солдатике, которая учит детей мужеству, стойкости, верности самому себе. По воле обстоятельств солдатик и балерина погибают в огне пламени, но оловянное сердце героя всегда будет напоминать нам о том, что без этих качеств порой жизнь не имеет смысла.
В канву спектакля, поставленного Асей Князевой (Ася Князева - выпускница продюсерского факультета ГИТИСа (2013 г.), режиссерского факультета Театрального института имени Щукина (2019 г.), училась в Академии Филодрамматичи в Милане; режиссер и автор инсценировки спектакля «Идеалисты и циники» по рассказам Чехова с выпускниками курса Владимира Поглазова в Щукинском институте; исполнительница роли Джульянеллы в спектакле Луки де Фоски «Суббота, воскресенье, понедельник» на основной вахтанговской сцене, дочь актера-вахтанговца Евгения Князева. - Прим. ред.), конечно, ложатся рассказы директора кукольного театра об его марионетках и монолог Козлонога, из которого узнаем кое-что о детстве самого Андерсена, которому отец оставил в наследство собственноручно сделанный кукольный театр. Ох прочна ниточка, протянувшаяся из домика бедного башмачника в Оденсе в вахтанговский спектакль, - весь мир здесь действительно кукольный театр. На небе зажигаются звезды, на улицах датского городка - фонари, а в остроконечных домах-силуэтах - теплый свет. От Козлонога узнаем о первом походе Ханса Кристиана в театр, поразивший ребенка количеством людей и исторгший из него совсем не романтичное восклицание: «Было бы у нас столько бочонков масла, сколько здесь людей, вот бы я наелся!» Неудивительно для мальчика, выросшего в бедности. Это потом, в Копенгагене, Андерсен чего только не предпримет, чтобы оказаться на сцене, которая манила его своим светом. И свет этот остался в его сказках, которые так волшебно ожили на Симоновской сцене. И ждут своих зрителей. Приходить лучше семьями, с детьми от шести лет.