Сюда меня пригласил председатель Калининской районной организации профсоюза Александр Афанасьев, организовавший по случаю 76‑й годовщины полного освобождения Ленинграда от блокады экскурсию для профактивистов своего района.
Перед входом в музей, расположенный в Калининском районе Санкт-Петербурга, на огороженной площадке под открытым небом - техника военных лет, в том числе легендарная «катюша». На полевой кухне можно угоститься чаем, который разливают волонтеры в военной форме времен Великой Отечественной.
Наконец, устремляемся в музей и вливаемся в бесконечный людской поток. Повсюду слышны песни военных лет, гул самолетов, голоса экскурсоводов. Вот и наш - плотный, подтянутый мужчина средних лет в солдатской форме и кирзовых сапогах. В «Ленрезерве» нет профессиональных экскурсоводов - есть волонтеры, те, кто проникся его идеей, кто «заболел» ею. Так же, как создатель музея Анатолий Бернштейн, как проводивший для нас экскурсию педагог дополнительного образования Сергей Барабанов и многие, многие другие.
Анатолий Бернштейн начал свою военную коллекцию с найденного в деревне автомобиля ГАЗ-67, который оказался на ходу. А теперь внутри обширных павильонов площадью в несколько гектаров разворачивается целая эпоха 40‑х. Вот военная и гражданская техника: машины, пулеметы, даже дирижабли; советское, американское, итальянское, немецкое оружие.
Особая гордость «Ленрезерва» - боевые знамена, многие из них считались «пропавшими без вести» после распада Советского Союза, но были найдены и выкуплены коллекционером-альтруистом. Некоторые экспонаты, например раритетные автомобили и оружие, сравнимы по цене со стоимостью квартиры в центре Петербурга или Парижа.
Отдельная экспозиция посвящена Дороге жизни, единственной транспортной магистрали, которая в течение полутора лет связывала осажденный Ленинград со страной. Посетители музея могут наглядно представить дорогу по Ладожскому озеру, обстреливаемую штурмовиками и зенитчиками. Машины везли в город продукты и медикаменты, а вывозили людей. В тяжелейших условиях на Ладоге работали водолазы, среди которых было много женщин. Им приходилось часами находиться в воде, многократно спускаясь на дно озера, чтобы прокладывать многокилометровый электрокабель, получивший название «Кабель жизни». Многие из них умирали от воспаления легких, кессонной болезни, получали отморожение конечностей.
В «Ленрезерве» можно пройти по улицам блокадного Ленинграда и заглянуть в его квартиры. Вот прихожая коммуналки со шкафом и велосипедом, стопками книг, санками, обувью и большим сундуком. Из нашей экскурсионной группы кто-то произнес: «Мы жили в таких. Двадцать семей в одной коммуналке».
Вот и сама квартира с заклеенными крест-накрест окнами, абажуром над круглым столом, машинкой Зингер и граммофоном. В следующей комнате огромная пробоина в потолке и полу - это бомба попала в квартиру, но чудом не разорвалась. А рядом - кровать с кружевным покрывалом, платяной шкаф, открытый сундук с разнообразными жестяными коробочками и главным сокровищем - сахарной головой весом килограмма на два, которая во время голода могла спасти жизнь целой семье.
В следующем зале весы с порцией блокадного хлеба для служащих и детей - 125 грамм, испеченного из клея и опилок, практически без муки. А вот книги на злободневные темы: как сварить варенье из одуванчиков, суп из крапивы, как преодолеть водное препятствие, тушить зажигательные бомбы.
Мы прошли в бомбоубежище, где расставлены школьные парты. Как часто приходилось учителям прямо с уроков выводить в такие убежища учеников и продолжать здесь занятия или просто успокаивать перепуганных, голодных ребятишек!
Проходим дальше и оказываемся в театральной кассе той поры. Здесь афиши, программки, билеты, изысканные ридикюли, театральные бинокли.
Во время войны в Ленинграде постоянно работал только Театр музыкальной комедии. Спектакли продолжались иногда даже во время артобстрелов. Творчество воодушевляло людей, укрепляло их дух. 7 ноября 1942 года состоялась премьера знаменитой оперетты о защитниках города «Раскинулось море широко». Музыкантов отзывали даже с передовой, чтобы осуществить постановку. Аплодисменты на премьере были бурными, но негромкими, у людей не было сил. А когда зрители начали преподносить цветы, музыканты плакали. Потом нас ждал военно-полевой госпиталь, где пахнет фурацилином, пенициллином, перекисью водорода. Во время войны медикаментов и перевязочных средств не хватало, даже бинты стирали и использовали повторно, а на раны медики часто накладывали мох, подорожник и другие лекарственные травы, обладающие антисептическими и крове­останавливающими свойствами.
Людей исцеляли не только врачи и музыканты. В «Ленрезерве» есть отдельная экспозиция, посвященная духовенству. Она рассказывает о том, как служители разных религий и конфессий поддерживали людей, совершая изо дня в день свой мирный подвиг.

Экскурсовод в кирзовых сапогах
Увлечение «Ленрезервом» для певца, музыканта и педагога дополнительного образования школы №258 Санкт-Петербурга Сергея Барабанова началось неожиданно, когда он решил записать клип и исполнить песню композитора Михаила Лихачева на стихи Владислава Занадворова «На высоте Н». Владислав Занадворов был командиром пулеметного взвода и погиб под Сталинградом в 1942 году. А его стихи публиковались в литературных сборниках уже после войны.
Когда Сергей начал искать для будущего клипа атрибуты военных лет, школа направила педагога в «Ленрезерв»: там не хватало экскурсоводов. Опыта проведения экскурсий у него не было, но педагог стал усиленно готовиться. В результате Сергей Владимирович стал экскурсоводом «Ленрезерва», а снятый клип «На высоте Н» собрал ВКонтакте 60 тысяч просмотров.
Самые напряженные дни в «Ленрезерве» - 25-27 января и День Победы, когда посетители идут непрерывно. Иногда экскурсии проходят в будние дни. Особенно Сергей Владимирович любит проводить экскурсии для учеников своей школы, делиться с ребятами всем, что он знает о любимой выставке.
- Сложно физически выдержать целый день экскурсий - сапоги все-таки настоящие. Но эти кирзовые сапоги помогают погрузиться в военную эпоху. В какой-то момент я забываю об усталости и чувствую духовный подъем, когда вижу глаза детей, которые по-другому начинают все чувствовать, осмысливать, - делится Сергей Владимирович. - Здесь есть специальная песочница, где детям дают с автоматами поиграть, надеть каску. Один мальчик, направив автомат на учительницу, которая привела класс на экскурсию, крикнул: «Вера Ивановна! Та-та-та-та-та!». Я подхожу к нему и говорю: «Парень, ты настоящий фашист, расстрелял свою учительницу». Он изменился в лице, побледнел, понял, как это ужасно, даже в шутку.
Хочется передать детям свои знания, чтобы они не боялись самой войны, но боялись начинать войну и знали своих героев, помнили подвиги дедушек и прадедушек, не верили тому, что сейчас врут о войне, принижая достоинство наших граждан.
Брат моего деда Арсений Яковлевич Барабанов - генерал-лейтенант военно-медицинской службы. Мой дедушка был рядовым и вернулся с войны с одним указательным пальцем на правой руке, который был на спусковом курке, остальные оторвало снарядом. Наверное, моя генетическая память побуждает рассказывать о войне и нашей Победе.