Испанец Дали всегда был популярен в нашей стране, с тех пор как в годы перестройки его творчество стало доступно жителям СССР, возможно, из-за имиджа бунтаря, разрывающего всяческие шаблоны и стирающего любые границы в искусстве. Правда, многие ли на самом деле понимали это творчество? Думаю, что и сейчас мало кто из неискушенной публики способен осознать смысл большинства творений художника без специальных пояснений. Ведь Сальвадор Дали не просто эпатировал своих зрителей - он жил будто в другом измерении, видел мир с иного ракурса… А все непонятное интригует и привлекает.
Организаторами проекта, подготовка к которому шла около двух лет, стали культурно-исторический фонд «Связь времен», Музей Фаберже в партнерстве с фондом «Гала - Сальвадор Дали» (Фигерас) и Национальным музеем «Центр искусств королевы Софии» (Мадрид). В экспозицию вошли 188 оригинальных произведений мастера, включая живопись и графику, в том числе и из частных европейских коллекций.
Прославленных работ Дали в Манеже не так уж и много. Но они есть. В их числе и такие знаменитые произведения, как «Чувство скорости» (1931), «Невидимый человек» (1932), «Архитектонический «Анжелюс» Милле» (1933), «Ураново-атомная меланхолическая идиллия» (1945). Вход на выставку стилизован под дом в Фигерасе, где расположен театр-музей Сальвадора Дали: красные стены, увенчанные яйцами, и голые манекены в проемах…
Основная часть экспозиции выстроена по хронологическому принципу: представленные работы позволяют проследить весь творческий путь художника - от ранних досюрреалистических опытов до поздних абстракций. Почти реалистично выглядят портреты отца Дали, его сестры Анны Марии и режиссера Луиса Бунюэля. А вот «Автопортрет с рафаэлевской шеей», который был написан художником в 1921 году, после смерти его матери, создан уже в импрессионистической манере. Есть здесь и «Кубистический автопортрет» (1923), распадающийся на отдельные трапециевидные сегменты.
В 1929 году Дали наконец обрел свой собственный стиль в искусстве - сюрреализм. Это позволило ему в полной мере реализовать колоссальный творческий потенциал. Увлечение фрейдизмом и теорией бессознательного, а также творениями Вермеера и других старых мастеров способствовало созданию полотен, населенных причудливыми образами и персонажами. Например, это «Пейзаж с загадочными элементами» (1934), «Фигура и драпировка на фоне пейзажа» (1935), «Обычный языческий пейзаж» (1937), в котором присутствует голова Зигмунда Фрейда.
Одной из центральных работ выставки является «Мягкий автопортрет с жареным беконом», написанный автором в 1941 году, когда война заставила его покинуть родную Испанию и переехать в США. Лицо и тело персонажа на портрете, кажется, лишены костей, пустую оболочку поддерживают костыли… Правда, узнать Дали можно по его «фирменным» закрученным вверх тонким усам. Картина отражает стремление художника «избавиться от своей старой кожи, кожи бесформенной и революционной жизни» и придать творчеству новый смысл, как он признается в своей автобиографии «Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим».
В 40-50‑х годах Дали обратился к так называемому ядерному мистицизму. Толчком к этому стали ядерные взрывы в Хиросиме и Нагасаки, которые настолько потрясли художника, что отныне целью его творчества стало постижение законов мироздания, в том числе скрытых сил, управляющих миром. Так, «Дематериализация под носом Нерона» (1947) - это художественное осмысление расщепления атома. На полотне «Максимальная скорость Мадонны Рафаэля» (1954) образ Девы Марии распадается на геометрические фрагменты по принципу золотого сечения…
Начиная с 1960‑х годов Дали, желая идти в ногу со временем, активно использует в своем творчестве оптические и голографические эффекты. В экспозиции представлен стереоскопический диптих «Дали со спины, пишущий Галу со спины, увековеченную шестью виртуальными роговицами, временно отраженными в шести настоящих зеркалах» (1973). Гала Дали, в девичестве Елена Дьяконова, русская по происхождению, стала для художника женой и музой, неиссякаемым источником вдохновения. Но ее образ - это и та связующая нить, которая соединяет творчество мастера с российской культурой. На выставке Гала повсюду - в портретах, картинах, фотографиях…
В книге «50 магических секретов мастерства» (1948) Дали назвал живопись «магическим искусством» или «магическим мастерством», которое направляют высшие силы и посредством которого мы способны проникать в иные миры. Именно эта цитата дала название выставке. Кстати, среди экспонатов присутствуют и серия гравюр, иллюстрирующих «Божественную комедию» Данте (1959-1963), и иллюстрации к тем же «50 магическим секретам мастерства» (1948). Под них отведен особый отсек.
Пройдя через анфиладу залов с картинами, вы оказываетесь в оформленной в бледно-желтых тонах лаундж-зоне, где можно отдохнуть на диванах в форме губ (в стиле музея Сальвадора Дали на парижском Монмартре), ознакомиться с биографией художника и полюбоваться на инсталляции неизвестных дизайнеров, стилизованные под далиевские идеи. Основная часть выставки погружена в полумрак, при этом сами работы ярко освещены, что, по мнению некоторых зрителей и критиков, нарушает восприятие экспозиции. Впрочем, понятно, что организаторы стремились создать вокруг работ Дали иррациональную атмосферу, которая несколько контрастирует с имперскими интерьерами Манежа.
Пожалуй, основной лейтмотив выставки, объясняющий колоссальную популярность творчества Дали во всем мире, прозвучал в словах председателя правления фонда «Связь времен», директора Музея Фаберже Владимира Воронченко: «Дали был человеком, безгранично влюбленным в искусство, в свою жену Галу и в самого себя и страстно желавшим бессмертия всему, что он любил. Эти поиски нашли свое отражение в живописи Дали, в равной степени обращенной в прошлое человеческой культуры и в ее будущее».