Главная армия
В Жиздринском районе несколько братских могил, одна из них, закрепленная за школой, располагается неподалеку в лесу. Есть захоронение близ станции Судимир, еще два - в деревнях Младенск и в Белом Колодце. В школе в 1997 году создан музей. Его потребовала жизнь, а не мода. Жиздринский край - леса, партизанские места. Это сейчас вокруг Судимира тишина. А когда-то…
Когда-то отсюда уходили на фронт земляки нынешних мальчишек и девчонок, что учатся в школе с таким не совсем обычным сегодня названием. Вспоминаю, как завершается повесть замечательного курского писателя Евгения Носова «Усвятские шлемоносцы». Там односельчане, призванные на фронт, сетуют, что их мало. Один из них возражает: «Нас тут капля, да глянь туды, за речку, вишь, народишко идет? Вот и другая капля. Да эвон впереди, дивись-ка, мосток переходят - третья. Да уже никольские прошли, разметненские... А и по другим путям, которые нам с тобой не видны, поди, тоже идут, а? По всей матушке-земле нашей! Вот тебе и полая вода. Вот и главная армия!»
Судимирцы были такой же «каплей»…
В ноябре 1941 года в здешних лесах действовал диверсионный отряд Дмитрия Медведева. Это потом его перебросили отсюда под Ровно, на Украину. Он вырос от тридцати человек до нескольких сотен за счет присоединившихся красноармейцев, выходивших из окружения и бежавших из плена, и местных жителей. В ночь с 24 на 25 декабря на станции была проведена одна из операций - налет и подрыв железнодорожного полотна, ведущего из Брянска на Калугу и далее на Москву. Диверсий было несколько и в разных местах, но суть заключалась в том, чтобы провести их одновременно. Медведев дал кодовое название «Ночь перед Рождеством». Несколько лет назад здесь был установлен памятный знак. Читаю белые буквы на черном камне. Здесь перечислены фамилии командиров партизанских групп, коротко сказано об операции. В ходе налета было уничтожено около пятидесяти оккупантов. Внизу, у подножия, пятиконечная звезда с Вечным огнем в центре. Мы кладем сюда красные гвоздики и едем в школу.
Рядом с предметами сельского быта, старым утюжком и вышитыми полотенцами, нашли свое место в школьном музее «экспонаты войны» - две ржавые каски и мина, отрезок колючей проволоки, помятая фляжка, кружки. На них белые музейные бирочки. Я подхожу к стендам, где размещены фотографии, фотокопии документов. Это отдельная экспозиция, посвященная учителям-фронтовикам. Рассматриваю лица. Как много выпало этим людям, как непохожи их биографии на наши…
Иван Ермаков работал здесь учителем географии. После семилетки он окончил в 1939 году Жиздринское педагогическое училище, а потом... Ковель, Крым, Варшава, Франкфурт, Берлин, река Эльба, день Победы. Вот такой военный маршрут… Ему ли не преподавать географию! Иван Борисович уволился с воинской службы в звании полковника в 1958‑м и тогда же вернулся к педагогической работе. Был директором школы. На фотоснимке он в парадном кителе с орденами.
38 лет проработала в школе учительницей начальных классов Вера Мищенкова. На фронт она ушла после освобождения района, была медсестрой. Из Варшавы из-за ранения в ногу ее перевели в Рязань, в госпиталь. О победе она узнала уже там...
Иван Лысенко участвовал в штурме рейхсканцелярии. Он с товарищами ехал по Берлину в танке. В него угодил снаряд. Четверых его сослуживцев убило. Ивану Михайловичу попал в глаз небольшой осколок. Он прожил с ним до 2007 года, пока не сделали операцию по удалению. Уникальный в медицине случай.
Это только три человека, а сказать обо всех, увы, не хватит газетной страницы. О школе, о ее учителях, о здешних местах нужна книга. Надеюсь, когда-нибудь она будет написана.

И ушедшие учителя живы…
Экспонаты приносили и дарили сами жители. Вот и Виктор Егоренков из деревни Младенск, бывший малолетний узник, передал свои пейзажи, где изображены желтеющий лес, проселочная дорога, глухари, которые, словно влюбленные, смотрят друг на друга... Совершенно мирная жизнь.
Семья Егоренковых была многодетной - шестеро детей. В те довоенные годы, впрочем, этим трудно было кого-то удивить. Брат Никита в 1936 году поступил на курсы в железнодорожный транспортный техникум. Накануне войны его призвали в армию. Служить выпало на границе с Турцией. Когда началась война, Егоренкова направили в Горьковское военно-политическое училище. В 1943‑м он его окончил - и на фронт. Через Украину и Польшу дошел до Берлина, до Рейхстага.
- Воины передового батальона 1050‑го стрелкового полка 301‑й стрелковой дивизии во главе с офицерами Шаповаловым и Егоренковым, - рассказывает учительница Ольга Гришина, - огнем автоматов, гранатами, а то и прикладами отбивали у врага комнату за комнатой, этаж за этажом. В те дни о них писала армейская печать. Поместила рассказ на своих страницах и газета «Правда». Командир полка приказал убрать со стены орла со свастикой. Как к нему подступиться? Егоренков полез по обгорелым балкам, добрался, сбил этот герб. Комсорг батальона Алхимов крикнул, подбадривая его: «Шуруй, товарищ парторг, в историю попадешь». Вот так и попал наш земляк в одну из ее глав.
Никита Егоренков вернулся после войны на Родину, работал сначала на железной дороге, потом экономистом, председателем сельпо. Умер он в августе 1992 года и похоронен в родной деревне. На доме, где он жил, установлена памятная доска.
Школа сотрудничает с администрацией сельского поселения по вопросу розыска без вести пропавших бойцов. Ей помогает жиздринский историко-краеведческий музей. Другое направление работы - история деревень и сел, происхождение названий. Старшеклассники читают для школьников младших классов лекции, приуроченные к памятным датам. На школьном автобусе организуются экскурсии в Жиздру по памятным местам. В школе учится около 30 детей и подростков. На территории сельского поселения, куда входят станция и ряд других населенных пунктов, всего проживает около 600 человек, среди взрослых - 5 тружеников тыла, 7 малолетних узников. Для жителей школа традиционно готовит концерт.

​Виктор БОЧЕНКОВ, станция Судимир, Жиздринский район, Калужская область