Но однажды я ослушалась его и пошла наперекор отцовскому мнению. И это был не юношеский максимализм, не желание доказать свою независимость. Это была мечта!
Я училась в 9‑м классе, когда от учебно-производственного комбината (УПК) была возможность попробовать свои силы в той или иной профессии. Папа мечтал, чтобы его дочь связала жизнь с технической специальностью. А я записалась в педагоги!
С раннего возраста я испытывала невероятное желание учить. Пока мои сверстницы наряжали своих кукол и играли в дочки-матери, я организовывала учебный процесс. Воображала себя учителем, а кукол учениками.
И вот в 9‑м классе у моей детской мечты появился шанс. Практику от УПК я проходила в детском саду, работала воспитателем. В тот момент я четко поняла для себя: учитель - это не просто мечта, это зов сердца, мое призвание. Поэтому в конце 10‑го класса для себя я не видела других вариантов, кроме как поступать в педагогический институт.
Но папа не одобрял мой выбор. Сопротивление было обосновано: его мама, моя бабушка, всю жизнь работала учителем начальных классов, и он прекрасно понимал, какой это ответственный, энергозатратный, требующий абсолютной концентрации и безусловной любви труд. Он не понаслышке знал, как учитель должен отдавать себя профессии.
Папа был против. И я ослушалась его второй раз…
Я стала студенткой педагогического института. После его окончания я устроилась работать в школу. Много лет трудилась учителем математики, работала заместителем директора по воспитательной работе. И каждый год папа вместе с мамой приходили на школьные праздники поддержать и порадоваться за меня. Уверена, в душе он был счастлив, что его дочь отстояла право на свою мечту и без оглядки следовала за ней.

P.S. В 2004 году папы не стало. А через год меня назначили директором московской школы.

Марина СУДНИЦЫНА, директор школы «Тропарево»